КУЛЬТУРА

Абдулову не дали сыграть д’Артаньяна


В этом году исполняется 30 лет, как на экраны вышел культовый фильм режиссера Георгия ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧА «Д’Артаньян и три мушкетера». Съемки картины проходили во Львове - в этом городе до сих пор вспоминают приезд киногруппы и рассказывают забавные истории, связанные с актерами. Именно за этими байками мы и отправились на Украину.


Мариана САИД ШАХ, фото Руслана Вороного


Еще не приступив к съемкам, режиссер Юнгвальд-Хилькевич столкнулся с проблемой: его «мушкетеры» и «гвардейцы кардинала» абсолютно не умели ездить верхом. А ведь герои романа Дюма практически не вылезали из седла! Обратившись в лучшую конноспортивную школу Львова, мэтр заполучил в качестве тренера для актеров 16-летнюю Ларису Ханько.


- Георгий Эмильевич, смотри, какая у девчонки фигура, осанка! - восхищенно присвистнул 29-летний Михаил Боярский, увидев юную наставницу.


Именно к ней - знаменитой украинской каскадерше Ларисе Джаркас (по мужу) мы и направились в первую очередь. Приготовив для московских гостей кофе по-восточному, наездница пустилась в воспоминания о событиях 30-летней давности, когда приезд киногруппы «мушкетеров» взбудоражил весь город.


В те годы молодая каскадерша на съемках зарабатывала хорошие деньги. За перегон лошадей ежедневно получала по пять рублей, за съемки в качестве дублерши платили 25, за озвучание и вовсе выдали полторы тысячи! Для сравнения: билет на самолет из Львова в Москву тогда стоил 19 рублей.


- Из всей киногруппы Миша Боярский поехал первым уже через неделю тренировок, - вспоминает Лариса. - Он очень темпераментный человек, кони таких чувствуют...


Лариса задумчиво затянулась кальяном и пояснила, что восточную игрушку привезла из Сирии и сама замужем за арабом.


- Мы скоро 25 лет вместе, но муж до сих пор меня к «мушкетерам» ревнует, - продолжает Джаркас. - Когда недавно Юнгвальд-Хилькевич снимал продолжение фильма - «Сокровища Мазарини», супруг не разрешал мне сниматься, но я не послушала. Знаете, во Львове до сих пор байки ходят, как в первый приезд киногруппы местные девушки с ума сходили по артистам, а те не отказывали им во внимании. Поклонницы с раннего утра стояли со спиртным и съестным около гостиницы. Боярскому даже козу подарили! Мы ее Дарьей Михайловной прозвали. Миша скотинку полюбил, решил домой в Ленинград забрать. А когда животное не хотели в самолет пускать, устроил в аэропорту скандал. Начал всех убеждать, что не коза это, а испанская дрессированная лань, которая принимает участие в съемках. Маму Боярского, замечательную тетю Катю, чуть удар не хватил, когда эта «лань» бодренько процокала по ее новому паркету. Однако козу не выгнала, ухаживала, а чтобы стук копыт ночами спать не мешал, связала ей тапки. Только когда Дарья Михайловна пристрастилась к жеванию штор, тетя Катя уговорила сына сдать козу в зоопарк.


Терехова скандалила


- Лариса, как у вас складывались отношения с актерами?


- По-разному. Миша меня слушался, понимая, что я лучше него в седле держалась. Алферову я почти не видела, у нее было мало съемочных дней. Ирина держалась тихоней. Не участвовала в сабантуях после работы: отыграет, джинсики натянет и - в гостиницу. Мужики с нее глаз не сводили, но у нее в разгаре был роман с Абдуловым, никто другой не интересовал. Кстати, именно Александр Гаврилович должен был играть д’Артаньяна, но Хилл (Юнгвальд-Хилькевич. - М.С.Ш.) увидел Боярского и отказал Абдулову. Констанцией выбрали Евгению Симонову, однако руководство Гостелерадио поставило режиссеру условие: либо снимается Алферова, либо Мишу на главную роль он не получит. Миледи должна была стать Елена Соловей, но почему-то взяли Маргариту Терехову. Хотя по роману шпионке кардинала всего 18 лет, а Тереховой в ту пору исполнилось 34. В одном из интервью Маргарита Борисовна поведала, что все съемки «Мушкетеров» провела в седле. Это не так - за нее скакала я. Верхом она снималась единственный раз на крупном плане в сцене осады Ла-Рошели. С Маргаритой Борисовной мы конфликтовали. Нам сшили один костюм на двоих, но я выше ее, крупнее, и в первом же дубле камзол треснул по швам. Да еще и весь пропитался конским запахом. Разгневанная Терехова заявила: «Я не надену ЭТО! Лошадью воняет, задохнуться можно!» Срочно сшили другой.


Сейчас вспоминаю те времена, и дрожь берет, что ничего достать было невозможно, поэтому и один костюмчик на двоих выдавали. Жили бедно, но счастливо. Украшения на мушкетерских одеждах были сделаны из фольги по пять копеек за метр. А знаменитые подвески королевы смастерил за ночь перед съемкой сам Хилл - из колечек, которые я купила в львовском галантерейном магазине по три рубля за штучку! Все эти годы «алмазный» раритет хранился на Одесской киностудии и пригодился на съемках «Сокровищ Мазарини». Кстати, с ролью Миледи у меня мистическая история произошла. После съемок я работала в цирке и однажды получила травму. Конь, который казался вполне мирным, вдруг схватил меня зубами за плечо и вырвал кусок мяса! На всю жизнь у меня остался шрам - на том же месте, где у Миледи была метка.


Ночь в парке


- В киногруппе намекали, что вас с Боярским связывали романтические отношения…


- Да бросьте! У него таких, как я, девочек были десятки. Мы трогательно дружили, хотя часто спорили: он любил меня подбивать на всякие авантюры. Однажды ночью вызвался помочь отвести лошадей на конюшню. Ехали через огромный львовский парк, начался ливень, и Миша вдруг предложил устроить скачки. Я и возразить не успела, он уже дал «по газам»! Через 500 метров Боярский вместе с лошадью лежали на земле. Конь ускакал, и всю ночь мы искали его по парку: меня посадить могли, скотинка-то стоила семь тысяч рублей. Хорошо, добрые люди лошадь поймали на другом конце города и привели на конюшню.


- Ваша дружба окончилась со съемками или вы еще пересекались?


- Спустя годы Миша приехал во Львов с концертами. Посреди выступления он  вызвал меня на сцену, представил как свою учительницу по верховой езде. На глазах всего зала встал на колено и вручил мне цветы, которые ему подарили поклонники. Вот такой он импульсивный человек. Рассказал мне о семье, детях, я ему представила своего сына Марселя, который снимался в «Сокровищах Мазарини». За 30 лет Михаил Сергеевич внешне сильно изменился, но в душе остался таким же задорным и жизнерадостным Мишкой, как в ту пору, когда мы искали лошадь в дождливом парке.


Нагиеву надоела долбежка в задницу


- В прошлом году киногруппа вернулась во Львов снимать продолжение картины. Вы снова дублировали актеров?


- Да. Юнгвальд-Хилькевич мне позвонил. Я выполняла трюки за Ирину Пегову, которая сыграла дочь Портоса, монашку Анжелику. Одалживала для съемок лошадей на ипподроме, в частных конюшнях. И даже нашла точную копию Хас-Хана - коня д’Артаньяна из первого фильма: рыжего с белой пролысиной.


- Как вам новые съемки? «Мушкетеры» не потеряли бойцовый задор?


- Пить однозначно стали меньше. Сегодня молодые актеры тоже ночами тусуются, но разве это сравнить с теми развеселыми компаниями, что были 30 лет назад?! Ребята тогда могли пить всю ночь, а днем шли на площадку и похмелялись реквизитом. В кувшинах на съемках был не сок, а вино. Как только здоровья хватало? Самым стойким был Миша, его никогда не развозило. Режиссер постоянно ругался со своими звездами из-за спиртного, был против пьянок категорически. Он и сейчас за каждого актера переживает. В большом коллективе всегда что-нибудь случается. То Лянку Грыу, которая играла дочь д’Артаньяна в «Сокровищах Мазарини», хватил солнечный удар, и она свалилась в обморок прямо с коня. То Антон Макарский - сын Арамиса - наехал на статистов-гвардейцев, обещая набить морду каждому, кто отпустит комплимент его жене Вике, которая иногда к нему приезжала. А Ира Пегова привезла на съемки годовалого малыша, потому что кормила его грудью. Дима Нагиев часто капризничал: веселый парень, обожающий рассказывать похабные анекдоты, он почему-то невзлюбил лошадей. Надоел, говорит, мне этот конь, не сяду больше на него. Почему он подпрыгивает и постоянно долбит меня в задницу?


Арамис - в завязке, Миледи - после аборта


Воспоминаниями о съемках 30-летней давности поделился городской старожил Владимир АРЖАНОВ, который готовил массовку и играл в картине эпизодические роли.


- Съемки «Трех мушкетеров» - одно из самых ярких событий в нашем городе. Спиртным  пропиталась вся знаменитая львовская брусчатка, - разоткровенничался Владимир. - В фильме участвовали актеры Львовского театра «Мимограф» (1-я серия, сцена выступления цирковых артистов с песней про Ришелье). Руководил театром мой друг Анатолий Гугнин. Мы с актерами проводили много времени в грим-вагене, пили водку. Борис Клюев, Валентин Смирнитский, периодически к нам присоединялись Маргарита Терехова, Олег Табаков. Веню Смехова вне площадки практически не видели, он постоянно ездил с одних съемок на другие. Игорь Старыгин находился в завязке. Так сформировалсь компашка по алкогольным интересам. Однажды после съемок водка закончилась, денег ни у кого не оказалось. Прямо на грим-вагене мы посреди ночи поехали домой к Гугнину и по мегафону потребовали у его жены Анастасии выдачи наличных. Потом на этом же автобусе помчались в ресторан. Ночных магазинов тогда не было.


Боярского больше интересовали женщины, чем спиртное, но порой он тоже срывался. К Мише даже мама приезжала, чтобы выводить сына из привычного для него тогда состояния. Бедный Хилл, сколько он вытерпел! Никогда не забуду, как Терехова орала на всю площадку: «Не буду садиться на этого коня, я только десять дней как после аборта»! Бывало режиссер оглянется вокруг, а снимать-то и некого - на площадке трезвый только он и оператор!