КУЛЬТУРА

Россию захлестнула пропаганда гомосексуализма





Телевидение и кинопрокат работают на растление


Россию захлестнул вал пропаганды гомосексуализма, а антидот вызывает рвоту.
За примерами далеко ходить не надо - взять, хотя бы, недавно прошедшую в прокате комедию «Бруно», разрекламированную как антипидорская картина. Зрители западают на умело смонтированные потешные рекламные ролики, но большинство из них выскакивает из зала со словами: «Эту похабень вообще смотреть невозможно!» Не потому ли творение Саши Барона КОЭНА так активно у нас рекламируют, что на его фоне фильмы об однополой любви кажутся менее безобидными для человеческой психики?
О пропагандистской атаке гомосексуалистов на мозги россиян размышляет писательница Елена ТОКАРЕВА, главный редактор информационного агентства «Стрингер».


Поклонникам кино посмотреть с удовольствием сегодня практически нечего. Ну, не ходить же в трезвом уме и здравой памяти на картину Гай Германики о наркоманках «Все умрут, а я останусь»? Российский кинопрокат предлагает мрачную маргинальную тематику, которая всем осточертела. Фэнтэзи. Или азиатчину, сюжет которой обычно известен заранее. Всех уже тошнит, а нам все пихают и пихают одно и то же.




В качестве бонуса якобы сонным и якобы дебильным русским зрителям подкидывают очередного «Гарри Поттера», теперь уже ищущего таинственного «принца-полукровку». По оценкам ценителей этого жанра киноискусства - «унылое кино ни о чем».
Остается лишь «Бруно» - жесткая антигеевская комедия, снятая хулиганом Сашей Бароном Коэном, автором, режиссером, продюсером и исполнителем главной роли в скандальном фильме «Борат». Напомню, «Борат» поразил зрителей неполиткорректным показом Казахстана и казахов в лице казахского же журналиста Бората. В «Бруно» Саша Коэн, экономный еврейский мальчик, демонстрирует свой член и в спокойном, и в возбужденном состоянии, поэтому фильм запрещен к показу детям до 18 лет. В плане сценаристики это набор отдельных цирковых номеров, обязательно с голой задницей. Крупным планом показывают задний проход, есть сцена, где милашке Бруно выщипывают в заднем проходе волосы, а самое популярное словосочетание в фильме «моя жопа». Секс, которым тележурналист Бруно занимается со своим мальчиком - это манипуляция сложными фалоимитаторами, соединенными с тренажерами проводами. Неоднократно любовники запутываются в них и вызывают полицию, чтобы их освобоодили. Но снято все это малосмешно. Самое уморительное в фильме - это наш перевод. Бруно говорит со смешным грассирующим акцентом, безграмотно, как эмигрант.
Почему же картина пущена широчайшим экраном, этого совершенно не заслуживая?






Контратака не удалась


Нашу страну, как и весь мир, захлестнул вал пропаганды гомосексуализма, а Саша Барон Коэн изображает гомосексуалистов как самых последних отморозков, которых нельзя считать за людей. Видимо, его картину решили показать в качестве контрпропаганды. Но беда в том, что экраны мира давно отданы на откуп трогательной однополой любви, о которой сняты вовсе не рвотные фильмы.
Традиционалисты-натуралы страдают от этого. Патрик Бьюкенен, два раза баллотировавшийся в президенты США, в своей книге «Смерть Запада» возмущается тем, что маргиналка Хилари Клинтон перестала принимать участие в религиозном шествии на день Св. Патрика, зато уже дважды заливаясь истерическим хохотом ходила на парад геев и дрыгалась вместе с ними в гомосексуальных конвульсиях. Решительно всех членов Демократической партии США Патрик Бьюкенен считает маргиналами, которые вбивают осиновый кол в традиционную мораль белого человека, создавшего США, технику, технологии, медицину и весь американский образ жизни, диктующий миру свои законы. «А две трети журналистов, от которых зависит, какие материалы ставить на полосы газет в США - это тоже гомосексуалисты», - пишет Патрик Бьюкенен. И предрекает смерть цивилизации белого Запада и России, которая, задрав штаны, бежит вослед самому худшему, что есть на земле.




И точно: Россию тоже захлестнул вал гомосексуальных картин. Только что широким экраном прошел фильм «Харви Милк» с Шоном Пэном о кровопролитной борьбе за власть сообщества геев в Сан-Франциско. Фильм номинирован на восемь «Оскаров»! Признан в США «лучшим фильмом года» и на $11 миллионов перекрыл расходы на свое создание (бюджет фильма был $20 млн.). Следом по российскому ТВ был показан фильм «Красота по-английски» - трогательная театральная драма из шекспировских времен, когда в театре все женские роли обязаны были строжайшим указом короля играть мужчины. Картина рассказывала о судьбе выдающегося актера - исполнителя роли Дездемоны - Неда Кинастона (Билли Крадап), красавца-гомосексуала, «примы» лондонской сцены. Дожив до зрелого возраста, он никогда не был близок с женщиной. Самоуверенная костюмерша Мария (Клер Дэйнс) воображает, что сможет сделать из Неда мужчину, открыв ему свои женские прелести. Мария ложится с ним в одну постель, но безуспешно. Сцены принужденного секса с женщиной вызывают острую жалость к талантливому актеру.
Сочувствие - мощнейшая сила, способная молниеносно изменить состояние ума и души, а они уже сами разрушат инстинкты. Поздно будет объяснять российской молодежи, что картина создана на волне интереса к анальному сексу, который-де  захлестнул Запад в угоду производителям вазелина.
Неудивительно, что в США жесткий гомофобский «Бруно» за неделю проката перекрыл весь доход от проката «Харви Милка».
Но это показатель не достоинств картины, а накала страстей вокруг «голубых» проблем в Америке. Пока в России так остро они не стоят - наши зрители на «Бруно» валом не валили. В России геев пока немного - меньше, чем в США, так что сборы за «Харви Милк» составили всего $332 тысяч. Но еще не вечер. Да и кто знает сколь долго продлиться это «пока», если телевидение и кинопрокат работают на растление?