КУЛЬТУРА

У Гундаревой не заладились отношения с Табаковым






ИГОРЬ КАШЕНЦЕВ: не любит юмористов из Аншлага

ИГОРЬ КАШЕНЦЕВ: не любит юмористов из Аншлага


- считает народный артист России Игорь Кашинцев


Включаю как-то телевизор и что ж вижу? Упитанный оголенный мужичок вяло сваливается с неменее обнаженной дамочки и быстренько ретируется. Оказалось, смотрю народную передачу «Аншлаг», а точнее фрагмент фильма, который Регина ДУБОВИЦКАЯ вставила в программу с участием известного артиста Игоря КАШИНЦЕВА. Этого самого мужика он так увлеченно и изображал на экране. Подивившись такому обстоятельству, набираю номер телефона Игоря Константиновича, и абсолютно не удивленный звонком, народный артист России приглашает меня к себе домой на чай.



Из депутатов выгнали за порнографию

- Игорь Константинович, как же вы дошли до жизни такой - снялись чуть ли не в порнухе?
- (Громко смеется.) Году в 91-м на всеобщей демократической волне я был избран депутатом районного Совета. И начались сплошная говорильня и чуть ли не суточное сидение за столами. Все это раздражало и надоедало безумно. А как уйдешь, ты ведь народный избранник?! Оказалось, даже рычаги такие не изобретены, с помощью которых можно убрать человека из депутатского корпуса. Мне говорили: "Вот если вы связаны с наркотиками или еще с чем-нибудь незаконным, тогда другое дело". И тут мой друг Михаил Козаков предлагает: "Давай смотаемся на недельку в Ялту, проветримся, а заодно в фильме сыграем у Фрунтова. Я там мафиози изображу, а ты моим дружбаном будешь". Прилетели. Пару дней прогуляли. Потом поснимали какое-то застолье. Режиссер стал увещевать: "Нужно еще сценку снять, разве Козаков не предупреждал?" - "Какую?" - спрашиваю, сам смотрю, Миша глаза прячет. "Ну типа вы голый лежите на девочке, тут прибегает главный герой со "стволом", вы с дамы от страха сваливаетесь, и вся сцена". Естественно, возмущаюсь: "Я совершенно к этому не готов, несерьезно как-то получается!" Фрунтов интригует: "Не согласны? А давайте спросим у актрисочек юных, как они?.." Короче говоря, лег я с девочкой. Но сняли все довольно элегантно, правда кое-какие кадры я сам потом попросил убрать.
Приезжаю после съемок в Москву, захожу в нашу депутатскую контору и строго говорю: "Ну все, мне надо уходить! Произошла крайне неприятная вещь, поддался на соблазн - снялся в порнографии! Вот выйдет картина, а там, представляете, - депутат без штанов!" И под это дело я ушел. А фильм, кстати, назывался "Дураки умирают по пятницам". Правда, появление того фрагмента в "Аншлаге" стало и для меня сюрпризом.
- Да, ведь зритель вас знает как серьезного актера и вроде бы даже поэта!..
- В кино у меня сыграно за сотню ролей. Всегда занимался всем, даже мелочевкой. Только с годами начал понимать, что погрязаю в суете. Но, с другой стороны, маленькие вещи делать сложнее... К стихам же серьезно никогда не относился, просто считал их мыслями вслух. Появились они в одночасье, как внутренний протест против строя, в котором жил. У меня генетика другая, предки из купцов и офицеров.
Однажды после какой-то премьеры, где-то в кулуарах МВД собрались на банкет. Присутствовал тогдашний министр Щелоков. В те времена у начальников было модно после кинопоказов пьянствовать с актерами. И вот во время шикарного застолья кто-то возьми да и скажи, что я стихи пишу. Выхода не было, объявляю стихотворение - "Черные "Чайки". Щелоков отреагировал моментально: "Чайки черными не бывают. Они белые". Но я читаю:

Черные "Чайки", как черные птицы,
Мчатся по улицам нашей столицы.
Свист милицейский, сирены ГАИ
Их провожают на дачи свои.

Там за заборами разного рода
В масле купаются "слуги народа".
Там коммунизм, там проблем никаких,
Лишь бы другие не сбросили их.

И так далее.
Кончаю читать. Наступает неловкая пауза. Вдруг рядом со мной оказывается офицер и говорит: "Игорь Константинович спешит домой. Его ждет машина". Конечно, никто с таких банкетов обычно никуда не торопится. Но меня на черной "Чайке" с шиком доставили до подъезда. Потом, правда, намекнули, чтоб стихами не баловался и не читал их больше прилюдно. А первый сборник вышел в 1996 году под названием "Желтый агат" - это мой камень.

Чаплин и Раневская - не гении

- Если бы вы писали себе характеристику, какие бы качества упомянули в первую очередь?
- Никогда не давал себе оценок. Созвездие, под которым родился, предполагает скромность в подобных вещах. Мой рок - не входить в тусовки и не саморекламироваться. Я - фаталист. Самое дорогое звание в жизни, которое утвердилось, годы работы на сцене, - мастер художественного слова. Впрочем, сегодня это становится никому не нужным. Представляете: Чехов, Зощенко, Аверченко, оказывается, могут быть неинтересны!.. Сейчас в моде байки и анекдоты. Мне 69 лет. В жизни всякого перевидал. Как-то прочитал у Ильфа фразу: "Напивался до такой степени, что мог творить уже разные мелкие чудеса". На грани подобных чудес приходилось в молодости не раз бывать самому...
Я своего рода мутант, белая бабочка среди черных или наоборот. Вот, к примеру, слышу: Чаплин - гений! Смотрю-всматриваюсь, а мне не нравится. Какая-то не сильно родная сердцу культура! Или Раневская? Ее сделали чуть ли не самой гениальной актрисой современности. А ведь были и другие, не менее талантливые актрисы. Сегодня Мекка переместилась в Одессу. Чуть ли не Россия и весь наш юмор произошли оттуда? Но, извините, косить под "базар", "Привоз" - это вовсе глупость и ерунда! Как писал Солженицын: словесный род из тех краев - обычный лагерный иврит. Жалко, конечно, что он заполняет все и вся! Плюс еще и в голубой цвет окрашивается.
Самый близкий мне по духу человек и автор - Чехов. Я был знаком с его женой Ольгой Леонардовной Книппер-Чеховой, которая в свое время благословила меня на актерский труд. Она даже подарила мне чеховский сборник, подчеркнув названия произведений, которые хотела бы услышать в моем исполнении.
Знавал я и Александра Николаевича Вертинского. Он приходил в нашу студию, читал стихи. Очень много о нем рассказывала Алла Ларионова, за которой Вертинский нежно ухаживал, пармские фиалки присылал из самого Парижа... А как он сыграл в фильме "Анна на шее"? Сегодня так уже никто не сможет. Вертинский - это порода, светский лев!
- Последние восемь лет вы проработали в Nеатре имени Маяковского. Говорят, главный режиссер Андрей Александрович Гончаров был чуть не диктатором? Будто и Наталья Гундарева из-за этого ушла из театра?
- Во-первых, Гундарева из театра никуда не уходила. Она просто параллельно работала во МХАТе. Но у нее там не заладились отношения с Табаковым. Наташа вынуждена была отказаться от работы в спектакле "Кабала святош" - роли, которую там сейчас играет эфросовская прима Ольга Яковлева... Да, в чем-то Андрей Александрович был порой нетерпим, но все делалось этим удивительным мастером только во имя театра.
- Вы упомянули фамилию Табакова. Не кажется вам, что Олег Павлович становится все дальше и дальше от народа?
- Очень многие тянутся сейчас к власти. Впрочем, так было всегда, похоже, театр и власть могут быть и вещами совместимыми. У того же Табакова может быть ущемлено самолюбие, если его вдруг не пригласят на какое-то празднество у мэра...

Золотухин не был другом Высоцкого

- Вы ведь оканчивали школу-студию МХАТ?
- Да в 1955 году вместе с Игорем Квашей, Галей Волчек, Толей Кузнецовым, Ириной Скобцевой, Броневым. В то время и Володя Высоцкий поступил на первый курс. Ходил, помню, все время с гитарой, частенько встречались в курилке. Позже мы работали с ним на фильме "Бегство мистера Мак-Кинли".
- Расскажите о Владимире Семеновиче.
- Для меня Высоцкий был и остается не только большим актером, но и необыкновенно социальным человеком и величайшим сатириком XX века. Но для общения Володя всегда казался мне человеком довольно закрытым. При наплыве чувств он мог нагрянуть куда попало и вылить душу кому угодно. Но самым близким его другом оставался Сева Абдулов. Что бы ни говорил Золотухин, он теперь стал просто бывшим коллегой великого человека. Высоцкий по жизни был очень резким мужиком и частенько посылал многих куда подальше.
На его похороны попасть не довелось. Мы в то время играли спектакли во Владивостоке. В тот день, 25 июня, сидели в ресторане. Вдруг на сцену поднимается человек, вынимает пачку денег, бросает ее на пол и говорит, обращаясь к оркестру: "Замолчите, ребята! Здесь тысяча рублей! Умер Владимир Высоцкий!" - и врубил транзистор с его песнями. И огромный портовый город буквально загудел. Казалось, неделю там никто не работал.
- Я обратил внимание, что вы довольно часто меняете театры...
- Работаю в восьмом по счету. Так сложилось. В свое время пришлось покинуть Театр на Малой Бронной. Мне говорили: "Уйти от самого Эфроса - это безумие!" А Эфрос при всей своей талантливости просто оказался не моим режиссером. Не было с ним внутреннего контакта. Тогда спектакли делались на так называемом эзоповом языке: исподтишка как бы бодали власть. Всех такой процесс очень увлекал. Но мало кто понимал, что вместе с таким отрицанием жизненного течения из купели выбрасывался и "ребенок", может быть, и истина. Когда Эфрос поставил "Трех сестер", тот спектакль, который на моих глазах закрыла Фурцева, он был по сути ерничеством над Чеховым.
Если актеру повезло в жизни, можно считать, что ему тогда посчастливилось найти своего режиссера и родной театр. У меня так никогда не случалось.
- Игорь Константинович, вам доводилось много общаться с Олегом Николаевичем Ефремовым. Что осталось в памяти от работы с Мастером?
- С Евремовым было сложно. "Современник" начинался как раз с нашего курса. Я Олегу благодарен по гроб жизни за то, что он явился крестным отцом двух моих спектаклей. Но удивительно другое - его творческая методология чудом сходилась и воплощалась в одном актере, но каком - Евстигнееве! То, что умел и делал этот мастер, не получалось ни у кого. Время показало, что гениальность Жени совершенно неоспорима.
- Вы много снимаетесь в кино, телевизионной рекламе. Сложнее стало с возрастом осиливать груз ролей?
- Как-то у Черчилля спросили: "Как вам удалось дожить до 95 лет?" На что тот не задумываясь ответил: "Я никогда не стоял, когда можно было сидеть, и никогда не сидел, когда можно было лежать". Лень, говорят в народе, может быть двигателем прогресса. По природе своей я не супермен. У меня образ мышления пешехода. А играю просто: стараюсь найти логику поведения человека, которого изображаю. Отсюда появляются и другая речь, иная походка, манеры.
- Легкая у вас жизнь?
- Жизнь - штука веселая! Но когда вижу на экране так называемых "аншлаговских" юмористов, начинает воротить. Большей пошлости в жизни не встречал. Эти "чтецы" прут с тупыми анекдотами и скабрезными байками, как сорная трава из-под асфальта. И все обязательно кого-то начинают копировать. На сцене проще нечего делать! Но посмотрите, это уже считается искусством! Иногда думаю: зачем трудно и долго работать над словом, если так легко можно срубать "бабки"? У меня, естественно, возникает вопрос: не является ли все происходящее сознательной политикой? Ведь порнографию и показ на ТВ фильмов ужасов до сих пор так и не отменили? Но это же звенья одной цепи - сначала уничтожается духовность, возрождается пошлость, людям прививаются садистские наклонности... Господи, побольше нам всем добра и неагрессивности.