КУЛЬТУРА

О женитьбе сына мать Богатырева узнала на его похоронах

В издательстве "Центрполиграф" вышла книга журналистки Натальи БОБРОВОЙ "Юрий Богатырев: не такой, как все". Друзья, возлюбленные, подруги, жена, мать и врачи артиста откровенно рассказывают о его жизни и смерти, проблемах со здоровьем, алкоголем, противоречивых отношениях с женщинами. О том, как машина МХАТа каждый вечер отвозила артиста на подмостки, а потом снова возвращала под надзор врачей. Близкие запомнили Юрия БОГАТЫРЕВА как щедрого и отзывчивого друга, "человека без кожи", талантливого актера и художника.
С любезного разрешения издательства мы публикуем сегодня отрывки из книги.


 


ЛЮБОВЬ И НЕНАВИСТЬ ВО МХАТе %фото.право%


Богатырева любили и ненавидели. Любили за щедрость, открытость, удачливость. И за них же ненавидели.


Вспоминает Наталья Варлей: "В Юру, по-моему, были влюблены все. А у него самого были исключительно платонические увлечения. Все знали, что он влюблен в Олю Яковлеву. Этакий "рыцарь под балконом". Он ходил на все ее спектакли - настолько был потрясен ее игрой. Это была не столько влюбленность мужчины в женщину - Яковлева была для него таким театральным божеством."


Вспоминает Нелли Игнатьева: "Грустно, но у него было достаточно завистников. Ему безумно завидовали менее успешные коллеги. Завидовали и тому, что у него столько ролей, и тому, что он был один из самых богатых актеров того времени, - ведь Юра много снимался и имел деньги, завидовали тому, что не могли отдать ему долги. Завидовали его внешне железному здоровью. Завидовали даже тому, что одинок, а они связаны женами и детьми, которые постоянно что-то требуют. А Юра как бы никому ничего не должен. …От того, с чем Юра столкнулся во МХАТе, он первое время просто приходил в ужас. Он даже иногда рыдал: "Я не могу, я не вынесу!". Он не мог выносить алкоголь в таком количестве. Ведь среди мхатовцев, увы, пьянство доходило до того, что считалось, что не пить нельзя: "Кто не пьет - тот продаст". Напомню, что тогда водку ночью продавали по бешеным ценам. И вот эти спившиеся актеры, у которых не было денег (у Юры они были, ему особо не на что было тратить их - только, пожалуй, на такси и немного на одежду), ночами ловили таксистов с водкой, на этом же такси приезжали к Юре с бутылкой, и Юра шел расплачиваться и за такси, и за водку! И потом вместе с ним начинали пить… Он приходил ко мне и плакал, рассказывая это. Он робел сказать: "Нет! Не хочу!" %фото.лево%


ЧУЖИЕ НЕВЕСТЫ


Ему везло на партнерш - талантливых, стильных, умных, красивых. Он обожал Елену Соловей, Светлану Крючкову, Екатерину Райкину…. И завидовал "по-белому" тогдашнему супругу Анастасии Вертинской Никите Михалкову. К тому же, он очень любил их сына Степу. - Я мечтал бы иметь такого сына, - как-то признался матери. Однажды Михалков даже пошутил: - Юра, женись на моей Насте. Ты ведь так Степку любишь. Но у Богатырева уже прошел запал: предмет его обожания завязал роман с Олегом Ефремовым. И он ответил другу: - А ты сам почему больше не живешь с ней? Ну и мне не надо, я ее понял! …Отвергнутый артист все-таки переживал. Иногда в компании, выпивая, заводился: - Нет, все-таки она красивая баба. Вот в "Тартюфе" я с ней играю - хороша! И пытал очередного гостя: - Ты не женат? Хочешь я тебя на Вертинской женю? …А маме больше всех нравилась его однокурсница Наталья Гундарева. Она советовала: - Юра! Женись на Наташе! Мне так она нравится! А он всерьез отвечал: - Опоздал. Уже вышла замуж. А потом… Характер крутой: как что не по ней - так и вышибет из квартиры. %фото.право%


Еще в Щукинском училище Богатырев познакомился с Надей Целиковской - младшей сводной сестрой знаменитой актрисы, будущим искусствоведом. Они стали встречаться. Тогда он впервые всерьез задумался о возможной совместной жизни с женщиной. - Но Надя поставила Юре свои условия - бросить сниматься, - говорит Татьяна Васильевна Богатырева, мать артиста. Такой жесткий ультиматум ему не подошел. Но их отношения развивались несмотря ни на что. Надя стала писать о Богатыреве, изучать его творчество. Он же всегда говорил друзьям, что она его жена. Никто, правда, не видел штампа у него в паспорте.


ЗАКОННАЯ ЖЕНА


Штамп в паспорте у Богатырева все-таки появился: он вступил в брак с соседкой по общежитию "Современника" Надеждой Серой. Все эти годы законная жена Юрия Богатырева упорно молчала. Но, видимо, время пришло, и она рассказала о совместной жизни с артистом:


"Мы с Юрой жили через стенку. У него была огромная комната, метров двадцать пять, без балкона, с окнами во двор. А подружились мы с Юрой очень просто. Однажды то ли на Первое, то ли на Девятое мая все обитатели коммуналки, естественно, сидели по комнатам и отмечали праздник. Я же старалась никого не отягощать своим присутствием. Вари (дочери Надежды от первого брака. - Прим. ред.) там еще не было - она жила у моих родителей в Минеральных Водах. И вот я вышла в коридор по каким-то своим делам - сигаретку ли стрельнуть, к телефону ли. И вдруг смотрю - стоит Юра Богатырев и плачет. Уткнулся в стенку и плачет. Мне стало так страшно! У человека, должно быть, горе! Я решила - подойду и спрошу. Скажет: "Надя, не ваше дело", - я спокойно повернусь и уйду. А вдруг ему нужна помощь?


- Юра, ради бога, извините, - я ни разу к вам ни с чем не обращалась за эти несколько месяцев. Но сейчас увидела, что вы плачете. И я подумала: а вдруг вам нужна какая-то помощь? И вот выяснилось, что Юра плакал в коридоре, потому что он проводил племянника - закрыл за ним дверь и заплакал. Ему стало жалко мальчика, который учился на моряка, служил уже на Севере и ему было там тяжело. Потом, уже позже, я узнала, что действительно такая черта в характере у Юры была: когда он выпьет, на него нахлынут воспоминания... иногда это кончалось слезами. С этих пор мы как бы подружились. %фото.лево%


Мы провели с Юрой много дней и ночей за беседами-разговорами. Все эти ночные бдения, слезы, переживания - все это привело нас к близости. И в прямом, и в переносном смысле. Наши отношения зашли далеко и прямо в постель. Как у классика говорится: она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним. Вообще-то я на это не надеялась - никогда и речи не было, что у нас возможен роман. Хотя какие-то разговоры были - но, скорее, шутливые… Юра даже намекал: "Надо бы, чтоб ты мальчика родила…" Однажды ко мне приехала подруга Надя из Минеральных Вод, очень красивая женщина. Часов в десять вечера я зашла в ванную - мы уже собирались ложиться спать. А Юрина комната - рядом. Выхожу из ванной, а в это время мимо проходят Юра с Севой Шиловским и с Васей Росляковым. Василий схватил меня крепко под мышку и говорит: - Серая отрава, пошли пить водку! - Не могу - у меня подруга приехала. - Сейчас и подругу принесем. - Ну, давайте посидим, выпьем. Сидим, разговариваем, выпиваем. И вдруг за столом Юра говорит: - Надя! Я прошу тебя стать моей женой! Причем это прозвучало как-то не очень официально. Было, скорее, похоже на шутку. Я отвечаю: - Да? Ну ладно, я подумаю! На что Сева Шиловский сказал: - Это надо же! Посмотрите на нее! Тут толпы баб за Юрой бегают, которые мечтают замуж! Он ей делает предложение, а она, видите ли, еще и подумает! Я говорю: - Ну ладно, в таком случае я согласна.


* * *


Мы ничего не афишировали - даже нашу свадьбу. Расписывались в загсе на Плющихе - приехали туда на такси. Гуляли в общежитии. Сами готовили стол. Собралось человек восемь-десять. Мы никого не ставили в известность. Поэтому многие потом считали, что Юра не был женат. %фото.право%


Но на своих выступлениях Юра очень часто говорил, что он женат. Правда, не уточнял, что у него жена - актриса. Он называл меня то учительницей, то инженером, то еще как-то. Мои мама и папа, конечно, все знали. Но ни Татьяна Васильевна, ни Варя тогда не должны были знать. При живом папе я не могла объяснить девятилетней девочке, что у меня появился другой муж - она и так ужасно страдала при том, что Юра обожал Варю. Татьяна Васильевна тогда перенесла тяжелую операцию. И я подумала: нужна ли ей такая невестка - с ребенком на руках? Причем Юра хотел ей все открыть, но я настаивала на том, что не надо ничего афишировать. О нас знали лишь несколько человек. У нас с Юрой никогда не было общего хозяйства, у нас была такая дружба-любовь. Я понимаю: в том, что меня считали "фиктивной женой", во многом я сама виновата. После смерти Юры, на второй день, я приехала на улицу Гиляровского. И увидела его маму в обмороке - оказывается, у ее сына есть жена! Кто такая? Она ведь ничего не знала! Да мы с Юрой уже не жили - много лет прошло! Ну не сказал он ей об этом, пожалел - мама тогда была больна. Так получилось. И когда Юру похоронили, все его друзья - и Вася Росляков, и Зина Попова - стали настаивать: надо открыть правду. А Татьяна Васильевна говорит: "Никакая ты не жена!" Я подтвердила: "Да, я "фиктивная жена!" Потому что ради Юры не хотела больную женщину еще больше расстраивать. Я поехала. Подписала все документы, отказалась от всех прав на имущество, квартиру. Попросила только на память недописанную Юрой картиночку астрологического Змея. И мне ее дали".


Ангел-хранитель


В конце 80-х годов Юрий Богатырев встретил журналистку и переводчицу Клариссу Столярову, своего ангела-хранителя.


"Некоторые пагубные наклонности Юры, которые иногда проявлялись публично, - вспоминает Кларисса, - привели к тому, что как-то он пришел на спектакль в очень плохом состоянии. И мне стоило большого труда привести его в форму - помогли компрессы, душ… И он вышел играть. Первый раз нам удалось привести его в чувство. Но в следующий раз мы уже не сумели ничего исправить. Он просто не мог выйти на сцену. У нас за кулисами началась паника. Артисты стали в замешательстве предлагать разные варианты. Даже ко мне обратились. Спектакль пришлось отменить. Скандал был серьезный - зрители очень возмущались по поводу отмены. У Богатырева могли быть крупные неприятности. Я поняла, что это дело надо срочно замять. На следующий день я уложила его в больницу. А когда в МХАТе появились журналисты и пристали к директору-распорядителю Леониду Иосифовичу Эрману с вопросом, что происходит в главном театре страны, тот отослал их всех ко мне: "Вы там сами разбирайтесь со своим Богатыревым". Я объяснила репортерам, что артист внезапно заболел. На Новый, 1989-й, год Юра выписался из больницы. И вот он спрашивает: - Ты где хочешь встречать Новый год - у меня или у тебя? - Юра, мне очень трудно куда-то ехать. Давай лучше у меня… … Этот Новый год стал рубежом в наших отношениях. Если раньше я могла сказать, что наши отношения чисто дружеские, ничего больше, то в эту ночь произошли серьезные изменения… Если раньше Юра мог меня поцеловать чисто дружески, то сейчас меня уже целовал не друг, а мужчина, который не только дружеские чувства ко мне питал. И Юра начал вести разговоры о том, что нам придумать, чтобы быть рядом. В январе 1989 года в Москве проходил фестиваль немецких театров. … Я была чрезвычайно занята, работала на нем и днем и вечером. И получилось так, что мы с Юрой почти не виделись. Он на это время остался один… И опять почувствовал себя очень одиноким. … Я переводила до поздней ночи, по четырнадцать - восемнадцать часов в сутки… И, конечно, мне было недосуг. Один раз он меня застал по телефону дома: - Как здоровье? - Ничего, спасибо… Фестиваль продолжался целый месяц. И вот наступил этот страшный день - 2 февраля. Мне позвонили ночью - я приехала на улицу Гиляровского, когда там еще были врачи "Скорой помощи"… Я была в шоке. Врачи были в смятении - ведь они ошиблись. Чем бы я могла помочь? Сейчас остается только предполагать. Я могла что-то посоветовать врачам - ведь, кроме меня, никто не знал, какие препараты Юра принимал. По жуткому стечению обстоятельств он пострадал по той самой схеме, с какой он лег в больницу: транквилизаторы (укол врачей) наложились на тонизирующие лекарства, которые он принимал вечером… Плюс, конечно, алкоголь."


БОЛЕЗНЕННАЯ НЕПОХОЖЕСТЬ


В самые тяжелые моменты жизни человека даже самые близкие люди зачастую не могут понять, что и почему с ним происходит, бессильны поддержать, помочь.


Александр Адабашьян:


- Говорить об этом трудно, это больное.
Это связано, скажем так, с его нетрадиционной ориентацией. Свою "непохожесть" Юра переживал очень болезненно, в отличие от нынешних звезд, которые этим даже бравируют. Сейчас ведь даже люди нормальной ориентации с удовольствием прикидываются гомосексуалами - это модно. Престижно, практично - они ведь дружны между собой…
А Юра это "открытие" в себе сделал очень поздно, врастал в это как-то очень болезненно… Он очень страдал по этому поводу, оттого что он не такой, как все… Пил, совершал в пьяном виде всякие глупости, от которых потом безумно страдал и которых стыдился… Это добавляло ему еще как бы дополнительный комплекс вины.
Но, думаю, дал бы Бог ему здоровья побольше - кончились бы и его вегетарианство надуманное, и пьянка… Если бы он сжился наконец со своей, скажем, "странностью"…
Но это было сильнее его. Это не было ни распущенностью, ни модой, ни чем-то еще, это было действительно отклонение, с которым он пытался бороться, победить которое никак ему не удавалось.
Как его уговаривала Наташа Гундарева: "Успокойся, да, ты не такой, как все, но это твоя индивидуальная особенность. Ты разве кому-то хуже делаешь? Ты кого-то заставляешь страдать? Кому это мешает? Это твое - и все".

Одно время у Богатырева жил администратор МХАТа Василий Росляков. По словам общих знакомых, их связывали действительно трогательные отношения. Василий был на два года моложе Богатырева, весьма образованный молодой человек с несколькими высшими образованиями. Он не надолго пережил Богатырева - несколько лет назад умер от СПИДа в одной из московских клиник.
Потом квартировал на улице Гиляровского и некий бармен Саша Ефимов. Как-то Татьяна Васильевна, мать артиста, позвонила из Ленинграда - он подошел к телефону. Она, удивившись его присутствию, спросила:
- А ты кто такой, Саша?
Тот невинно ответил:
- А Юра мне ключи оставил - он на гастролях.
Через год после смерти Богатырева он покончил жизнь самоубийством. Почему? Эту тайну он унес с собой.