КУЛЬТУРА

Михаила Козакова разводит бывшая супруга






Михаил КОЗАКОВ и Надежда СЕДОВА ещё недавно...

Михаил КОЗАКОВ и Надежда СЕДОВА ещё недавно...


Анна Ямпольская вывезла актера в Израиль и заставила подать на развод с нынешней женой Надеждой Седовой


Бурные события развернулись в личной жизни 75-летнего Михаила КОЗАКОВА. Неожиданно для всех знаменитый актер вернулся в Израиль к бывшей жене - 51-летней Анне ЯМПОЛЬСКОЙ, с которой расстался в 2003 году. Нынешнюю супругу - 29-летнюю Надежду СЕДОВУ - он публично объявил аферисткой, которая якобы хочет загнать его в гроб и завладеть жилплощадью. Артист обратился в суд, чтобы с ней развестись.
Чем молодая жена Козакова так допекла мэтра, что тот радикально изменил свою жизнь, выяснил наш корреспондент.


-Проблемы в нашей семье начались неожиданно и очень по-глупому, - печально вздохнула Надежда Седова. - У Михаила Михайловича есть двое любимых детей от предпоследнего, четвертого по счету официального брака: 21-летний Миша и 15-летняя Зоя. Они живут в Израиле с мамой Анной Ямпольской. В декабре 2009 года Козаков съездил их навестить и, вернувшись, заявил: «Аня провела меня по врачам. Я абсолютный инвалид. Работать больше не могу. А детям нужны деньги на образование: Зое - по $25 тысяч в год за школу и Мише - по $40 тысяч в год за университет. Я должен продать квартиру, чтобы оплатить их обучение». С тех пор у него засела мысль поселиться в доме престарелых от Союза кинематографистов. Он рассчитал, что продаст квартиру максимум за $350 тысяч, отдаст детям 270 «штук», а оставшегося ему хватит еще лет на семь. Эти мысли ему внушила Ямпольская. Михаил Михайлович обожает их общих детей, а Зою просто боготворит. Он часто повторял, что, кроме нее, никогда никого не любил. Ямпольская пользовалась этим и шантажировала: не будешь давать деньги - детей не увидишь. Козаков боялся, что «бывшая» скажет обожаемой Зое: «Твой папа от тебя отказался. У него новая семья, а ты ему не нужна». Поэтому делал все, что ему говорила Аня.






...были счастливой парой

...были счастливой парой

При разводе с Ямпольской в 2005 году Михаил Михайлович отдал ей все: 3-комнатную и 1-комнатную квартиры на Большой Ордынке, офис в 400 кв. м на «Красных воротах», 3-комнатную квартиру в Красной Пахре, машину «нисcан» и все деньги, заработанные за 10 лет в антрепризе. Недвижимость Аня продала, хотя потом уверяла, будто офис у нее отобрали. Общие знакомые сказали, что и его она выгодно сбыла с рук. Самое интересное, что «трешку» на Ордынке Козаков купил в браке с третьей женой - Региной Соломоновной, и именно ей принадлежала большая доля. Женщина живет в Нью-Йорке. Узнав о продаже жилплощади, она попросила часть денег, но тщетно. «Я была единственной твоей женой, которая не только ничего не получила при разводе, но и у которой все отобрали, включая личные вещи, как будто бы я не осталась жить в Америке, а умерла, - писала Регина Козакову. - Анина предельная жадность и бесконечное вранье не позволяют ей быть по отношению ко мне справедливой».
С 2004 года Ямпольская обосновалась в Израиле. Купила квартиру в тель-авивском районе Яффо: по аналогии с Москвой, это район «с видом на Кремль». Периодами Аня устраивала Михаилу Михайловичу гастроли за границей - в обход продюсеров программ и спектаклей, с которыми он работал. Практически весь заработок Козакова она забирала на обучение детей. Это не мешало ей рассказывать всем, что от «бывшего» она не получает ни копейки.


Спорная квартира


- У Михаила Михайловича осталась 1-комнатная квартира на Самотеке, - продолжила рассказ Седова. - По требованию Ани он завещал ее Зое: Ямпольская боялась, что на жилплощадь будут претендовать его дети от предыдущих браков - Екатерина, Кирилл, Манана. Вскоре у Козакова появилась другая женщина - он даже чаю не способен налить самостоятельно. Его полностью обслуживали жены. Та же Регина Соломоновна ради этого бросила престижную работу в Управлении по обслуживанию дипломатического корпуса. В общем, он выбрал 37-летнюю гражданку Украины Викторию Колесникову. Как рассказывают друзья, она ему в рот смотрела и делала все, чтобы ему было хорошо. В ответ на заботу Михаил Михайлович переоформил на нее завещание на квартиру. Аня переполошилась: «Твоя Фрося хэкает», «Твоя Фрося тебя ограбит», - упрекала она экс-супруга. На Новый год он поехал в Израиль к детям. А вернувшись, обвинил Вику в краже - та уезжала домой на Украину и якобы прихватила четыре тысячи долларов. Думаю, она ничего не брала. Скорее, Аня что-то на нее наговорила. Плюс Ямпольская запугала Козакова, что Вика ради квартиры его убьет. Он снова переписал завещание на Зою, но все равно долго трясся, что Колесникова, имея на руках старую бумагу, его закажет.
Вскоре Михаил Михайлович в очередной раз возник у меня на горизонте и предложил стать его женой. Мы познакомилась в 2000 году, когда я училась на истфаке в университете в Нижнем Новгороде. Он неоднократно приезжал ко мне с заявлениями: «Люблю - не могу». Звонил, звал в гости. Не купиться было невозможно: у него невероятная мужская харизма. Но каждый раз все заканчивалось тем, что он, «полюбив» меня недели две, исчезал. Я допускаю, что в какой-то момент он был мной увлечен. А почему решил жениться - понятия не имею. В 2006 году мы официально вступили в брак. С тех пор я не работала и находилась при нем в качестве личного секретаря, домработницы, медсестры-сиделки и любовницы. В августе 2007 года Михаил Михайлович в очередной раз переоформил завещание на квартиру на меня. «Когда я помру, будешь богатой вдовой», - сказал он.






Самые любимые отпрыски актёра - от Анны ЯМПОЛЬСКОЙ: сын Миша и дочь Зоя

Самые любимые отпрыски актёра - от Анны ЯМПОЛЬСКОЙ: сын Миша и дочь Зоя


Клиническая смерть


- Съездив в Израиль в декабре 2009 года, Козаков решил квартиру продать. Чтобы я не обижалась, он дал мне 60 тысяч евро, но потребовал письменное обязательство развестись и выписаться с жилплощади. Я бумагу подписала и 30 декабря 2009 года подала в Мещанский загс заявление на развод. 2 февраля 2010 года должно было состояться заседание, но муж неожиданно передумал разводиться. Все это время я жила с ним в одной квартире. Поверьте, если бы ему было надо, он пинками погнал бы меня в загс. Но он рассудил так: «Зачем спешить? Может, квартира еще долго не продастся. А кто-то должен за мной ухаживать». И до мая 2010 года мы продолжали жить вместе. Я даже сопровождала его в гастрольных поездках: зимой - в Киев и Севастополь, а в марте - в Питер. В мае Козаков поехал на организованные Ямпольской гастроли в Америку. За две недели до этого он перенес клиническую смерть во время операции в Московском институте глазных болезней имени Гельмгольца. Врачи не разрешали ему ехать, я тоже отговаривала. Но Аня орала, что ей нужны деньги на детей и отменять гастроли нельзя. Как говорят участники спектаклей Козакова, за шесть выступлений он не получил ни копейки. Якобы Аня потратилась на организацию поездки и не отбила вложенные деньги. Хотя были аншлаги, и, по подсчетам американских антрепренеров, она получила порядка $300 тысяч. Из Америки Михаил Михайлович вместе с Ямпольской отправился в Израиль навестить детей и подлечиться. Оставаться там он не планировал. С собой взял одну спортивную сумку, даже его российский паспорт остался здесь. «Надя, если я - не дай Бог! - там помру, похорони меня рядом с папой на Введенском кладбище, - сказал он мне перед отъездом. - Где лежит свидетельство на могилу - ты знаешь». 
В Россию он не вернулся. Оказалось, что Аня вычеркнула его из израильской семейной медицинской страховки. Восстановить ее стоило $8 тысяч, которые Козаков занял у Ямпольской. Своих средств у него не было: перед отъездом в Америку он отдал все, что имел, на учебу Зои. Когда страховку оплатили, выяснилось, что Михаил Михайлович ее потеряет, если в течение года выедет из Израиля. Под этим предлогом Аня и уговорила его остаться. Но поселился он не у нее: она сняла ему отдельную квартиру, естественно, тоже в долг.






Михаил Михайлович теперь, похоже, надолго обосновался в Израиле, где живут Анна и их дети

Михаил Михайлович теперь, похоже, надолго обосновался в Израиле, где живут Анна и их дети


Козаков живет в долг


- Козаков позвонил мне из Израиля, поздоровался и сразу передал трубку Ане. Та начала прессовать, чтобы я срочно освободила квартиру. Позже с ее электронной почты пришло письмо от имени Михаила Михайловича с требованием в течение недели не только выписаться, но и оформить развод. Я уверена, что муж ничего не писал: он не умеет пользоваться электронной почтой. Скорее всего, за этим стоит Аня, которая даже не задалась вопросом: как я разведусь с человеком, находящимся в другой стране? Вскоре появились риэлторы с покупателями, стали торопить меня с выездом. Я начала собирать вещи, но быстро выписаться не могла - нужно же было куда-то прописаться! Моя мама и сестра живут в 2-комнатной квартире в «хрущевке». Но именно в тот период сестра вышла замуж, меняла документы, ходила по врачам из-за беременности. Процесс затянулся, а без ее участия прописать меня было невозможно.
10 сентября я получила повестку в суд и копию искового заявления о разводе, в котором Михаил Михайлович жаловался, какой плохой я была женой. Мне ставилось в вину, что в 2009 году он попал в больницу с нервным истощением, а я в это время забавлялась на курорте в Испании. На самом деле до больницы его довела Ямпольская, которая в мае 2009 года повезла 74-летнего актера с сольной программой по Америке и Канаде. За 23 дня он выступил в 18 городах. По возвращении у него сбился суточный ритм: он вообще не мог спать. За месяц дошел до состояния астении и был вынужден лечь в Клинику неврозов на Рублевке. А в Испанию мы планировали ехать вместе с мужем и его подругой Людмилой Хмельницкой. Даже купили билеты, не подлежащие возврату, заплатили за таймшер. Людмила Матвеевна одна не хотела ехать, и Михаил Михайлович попросил меня не отменять поездку, а составить ей компанию.
В суд я пришла без адвоката, с подругой. К моему удивлению, обнаружилось, что интересы Козакова представляет сам Генрих Павлович Падва. Он долго и упорно пытался донести до суда, что женам, которые ездят на курорт в Испанию, доверять нельзя. Привлек кучу свидетелей, всячески меня очерняющих. Например, хозяйка антрепризы «на голубом глазу» рассказывала, будто я не кормила Михаила Михайловича и на гастролях он сразу требовал еды.
Несмотря на все старания Падвы, суд поступил по закону и дал нам месяц на примирение. Мне бы сейчас поехать в Израиль, чтобы лично встретиться с мужем и попытаться объяснить нелепость сложившейся ситуации. Ведь за все это время он ни разу толком со мной не разговаривал. Откуда я знаю - его ли это воля? Сама позвонить ему не могу: у него нет мобильного телефона. А Ямпольская никому не дает с ним общаться. Правда, после суда Михаил Михайлович вдруг позвонил мне среди ночи. Чувствовалось, что он в панике. «Надя, мне нужны деньги, - сказал он. - Я живу в долг. Требуется оплачивать адвоката». Потом обвинил меня в том, что я не плачу за квартиру и за коммунальные услуги, а если плачу, то за счет его пенсии. Что я собираюсь воспользоваться сценарием Марка Розовского и Галины Полиди «Убийство Михоэлса», который он собирался снимать. «У меня нет доступа к твоей пенсии, - пыталась объяснить я. - И сценарием воспользоваться не могу, так как он куплен компанией «АМЕДИА». Но Козаков не слушал. Похоже, Аня основательно его накрутила. По-человечески мне очень его жаль. Думаю, ему надо бежать от Ямпольской, пока не поздно. Она его выжмет досуха и кинет. А квартиры у него уже не будет, и вернуться будет некуда.