КУЛЬТУРА

Людмила Гурченко сама вышила себе платье для похорон

В роскошном наряде актриса собиралась блеснуть на концерте


Помощница по хозяйству Жанна, много лет работавшая у Людмилы ГУРЧЕНКО, рассказала, в каком наряде похоронят завтра великую актрису. Вечернее платье, в котором Людмила Марковна планировала выступить на одном из ближайших концертов, теперь станет погребальным. Наряд актриса вышила сама.


Несколько месяцев назад Людмиле Марковне в голову пришла идея выйти на сцену в роскошном белом платье, которое она сама украсила золотым бисером.
- Людмила Марковна делала вышивку, сама выбирала рисунок, который потом выложила бисером, Ведь она была талантливым человеком не только на сцене. Как жаль, что этот наряд стал ее последним творением, - цитируют Жанну Дни.ру. - Платье так и осталось висеть в шкафу. Его уже подготовили, чтобы отвезти в морг. Сергей Михайлович выбрал именно этот наряд, в нем Людмила Марковна отправится в последний путь.
Помощница артистки также рассказала, что после перелома Гурченко чувствовала себя отлично, и у нее было много планов.






Людмила ГУРЧЕНКО была любимой моделью Валентина ЮДАШКИНА (фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ)

Людмила ГУРЧЕНКО была любимой моделью Валентина ЮДАШКИНА (фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ)

- Я в понедельник с ней встречалась, и она сказала, что 1 апреля исполнится полтора месяца, как она поломала ногу. Чувствовала она себя прекрасно, несмотря на травму. Настроение было отличное. И зарядку делала, – поделилась она.
Чтобы быть в форме, актриса садилась за рояль и пела.
- Когда она поет, ее любимые собаки тоже подпевают, а теперь сидят под дверью и скулят, как дети, все чувствуют. Теперь в квартире какая-то пустота, – рассказала Жанна. - Она рассказывала мне о своих планах, говорила, что теперь, когда сломала ногу, очень тяжело в таком возрасте начинать все снова. У нее было столько планов: с Эльдаром Рязановым они наметили какой-то проект, который должен был начаться где-то в апреле.
Помощница актрисы рассказала, что актриса никогда не позволяла себе «расклеиться».
-  Я никогда не видела ее растрепанной или непричесанной. Если вдруг надо было куда-то ехать или встречаться с журналистами, она обязательно соглашалась, и не замечала ни усталости, ни головных болей, – рассказала Жанна.