КУЛЬТУРА

Аверин — о смерти Козакова: Уходит каста особенных актеров








Михаил КОЗАКОВ. Фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ

Михаил КОЗАКОВ. Фото Ларисы КУДРЯВЦЕВОЙ


Актер Максим АВЕРИН рассказал "Экспресс газете" о своих ярких встречах с Михаилом КОЗАКОВЫМ, скончавшимся после тяжелой болезни в Израиле. А экс-директор покойного Наталья ГУБСКАЯ поделилась, что предчувствовала смерть Михаила Михайловича.


- Несколько лет тому назад мне посчастливилось общаться с Михаилом Михайловичем, - тяжело вздохнув, поведал Аверин. -  Он собирался снимать фильм, были пробы. Потом мы обсуждали спектакль. У Козакова было много идей, но, к сожалению, не сложилось... За эти несколько встреч с ним я заметил, что он человек очень зажигательный, энергичный, светлый. Подобное свойсвенно тому поколению актеров, которые, увы, покидают нас. Сожалею, но их места так и остаются вакантными. Уходит каста особенных людей...
Экс-директор Козакова Наталья Губская уверена, что несмотря на то, что ее подопечный знал о своем страшном диагнозе - неоперабельном раке легких, он не собирался умирать и мужественно боролся со страшным недугом.
- Я не могу даже собраться с мыслями, настолько мне тяжело, - дрожащим голосом говорит она. -  Сегодня днем я чувствовала себя неважно, думала,  простуда. А, оказывается, это было предчувствие.






Максим АВЕРИН

Максим АВЕРИН

Мы планировали еще очень долго работать вместе, но потом Михаил Михайлович засобирался в Израиль. Точных сроков отъезда он мне не сказал. Правда, предупредил, что все намеченые концерты отработает и только потом уедет. Он был необычайно порядочным человеком. Перенес несколько сложных операций, клиническую смерть. И даже после нее в кратчайшие сроки вернулся к работе. Мы полетели на гастроли в Иркутск, после этого он тут же отправился в Америку. Думала, вернется, а он оттуда сразу улетел в Тель-Авив. Это было в конце апреля прошлого года. 
По словам Натальи, сейчас она созванивается с коллегами и близкими Козакова.
- Думаю, его сын Кирилл примет правильное решение и похоронит отца в России. Михаил Михайлович несколько раз говорил об этом, но умирать не собирался. Просто он хотел, чтобы окружающие не забыли, что он хочет покоиться с отцом на Введенском кладбище.