КУЛЬТУРА

Юрий Степанов: Таксисты меня возят бесплатно!

Юрий СТЕПАНОВ в спектакле "Волки и овцы"

Юрий СТЕПАНОВ в спектакле "Волки и овцы"

- Юра, поразительная "нестандартность" Пафнутьева была заложено в сценарии или это целиком ваша актерская заслуга?
- Честно говоря, специально никто таких задач не ставил. Перед нами была цель - подробно перенести на экран историю, написанную Прониным. Сроки были очень сжатыми, но деньги мы отработали честно. Не важно, в котором часу приезжали в гостиницу со съемок, все равно собирались у Досталя и отрабатывали сценарий на завтра.
- Как складывались ваши отношения с Николаем Николаевичем? Вы его сразу устроили в образе Пафнутьева?
- Я и шел работать именно к этому режиссеру, снявшему "Облако - рай" - один из любимейших моих фильмов. Он посмотрел несколько моих спектаклей, пригласил к себе, мы поговорили, и он сказал: человека, которого тебе предстоит сыграть, уже пора заносить в Красную книгу. Но зритель должен поверить, что такой человек есть!
Мы начали работать, и уже через пару недель я понял, что эта история дает мне несоизмеримо больше, чем просто финансовую поддержку…
Я говорю не об актерской популярности. Известность, которую я приобрел после этого сериала, иногда уже просто забивает. И я все еще пытаюсь определиться, как на это реагировать. С одной стороны хочется закрыться, а с другой - ну чего закрываться? Ведь ты же снимался для народа. Кстати, меня теперь часто бесплатно возят на такси. Узнают, денег не берут, даже обижаются, когда предлагаю. Так и ездим.
Через пару недель съемок я понял, что еще и чему-то учусь. У нас были консультанты. И если я делал какую-то ошибку, мне говорили: стоп! Этого быть не может!
Остались, конечно, какие-то неточности, без этого не обходится ни одна работа: например, звучат автоматные очереди, а в дверцу машины попало всего две пули.
Тем не менее, "Гражданин начальник" - это та ситуация, которую людям необходимо увидеть. Чтобы во что-то поверить. Потому что в реальной жизни достаточно много страшного…

Друга подставили "граждане начальники"

- Например?
- Хорошо, расскажу. У меня есть друг. Сейчас его посадили на пять лет. Было несколько судебных заседаний, я присутствовал на одном из них. Это было что-то невообразимое! Я тогда подумал: "Если мне придется попасть в подобную ситуацию, никто ничем мне не поможет.
Денег у друга не было, ему дали двух каких-то адвокатов, которые просто смеялись в лицо и делили, кто из них сегодня будет читать дело. Перед ним сидела судья, про которую шел слух, что она всех просто убивает. А ситуация простая: четыре милиционера подбросили ему в карманы коробки с наркотой, избили его и свидетелей. Свидетели потом почему-то не приходят, суд проводят с многочисленными нарушениями. Факт один: он - сидит, ему дали пять лет. Я знаю, что он прав. Но если он будет прав - должны быть не правы милиционеры, кто же такое позволит?
Когда читаешь книги, уходишь в какую-то другую жизнь. Но стоит чуть приподнять глаза, начинаешь видеть, что все вокруг "не так"…

ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ: Юрий, Костя и Ирина Степановы

ДРУЖНАЯ СЕМЬЯ: Юрий, Костя и Ирина Степановы

- Должно быть, после таких случаев особенно трудно играть "справедливых" стражей закона?
- Конечно, это сильно бьет меня по рукам и в чем-то тормозит, хотя разговор о продолжении нашего сериала уже идет.
- Но бороться ведь как-то надо. Может, "Гражданин начальник" и есть ваш способ борьбы?
- Честно говоря, эту работу я хотел бы посвятить своему отцу, который был директором большого сибирского совхоза и тоже сражался за что-то, что считал для себя самым главным. Четыре года назад его просто застрелили на пороге собственного дома. Мне было 30 лет, а моему сыну Константину - 10 месяцев. Отец его так и не увидел…
Недавно я ездил туда. Чтобы еще раз посмотреть на то, за что отец боролся. И отчетливо понял, как быстро можно уничтожить создававшееся годами.
Мы жили в Сибири, в Тайтурке. Отец руководил там хозяйством. Люди стремились к нему на работу, ехали из других районов. На доходы начали строиться совхозные пасеки, рыбацкие дома. Люди ели свой мед, рыбу. Если, не дай Бог, у кого похороны - все шло за счет совхоза. А теперь вообще ничего нет, все распродано. И уже даже плакать не хотелось…
Я съездил к отцу на могилу. А вообще-то, чего об этом говорить?
Мне это больно не только потому, что речь идет об отце, пусть бы даже это был и посторонний человек. Вот смотрите: директор совхоза. Его убивают, просто физически устраняют. И мать убийцы через два месяца становится директором этого совхоза.
А знаете, какая история прокатилась там в суде? По ней получается, что отец сам застрелился, протер карабин водкой, пошел, поставил его домой, пришел назад и - умер. С простреленной печенью. О каком тут суде вообще можно говорить?
И пока усилиями - не буду говорить, какими - не привлекли нормального адвоката, который убийцу посадил, ей, новой хозяйке, хватило времени, чтобы распродать все, потому что им деньги на адвоката были нужны бешеные. Вот еще одна действительность, в которой мы живем.

Не может освоиться в столице

- Юра, ваше стремление стать актером - это мечта или случайность?
- Вы даже не представляете, какая случайность! Поймите: если бы в деревне был мастер спорта по стрельбе из лука - я стал бы лучником. Потому что там альтернативы нет.
А у нас был Анатолий Владимирович Абсондульев, мастер спорта по боксу. Он набрал команду из ребят, проводил пару занятий в неделю. А в основном учил нас рыбачить, охотиться. А его жена Людмила Николаевна была художественным руководителем Дома культуры. Ведь нам, боксерам, помимо скакалок, необходимы были танцы. И она занималась с нами хореографией.
Как-то я приехал в Иркутск к своему другу Жене Хайрулину. Идем по улице и видим табличку: "Театральное училище". Я говорю: "Пойду, поступлю". Вышел на сцену, чего-то прочитал, спел, станцевал. И поступил. У меня была мысль: проучусь, протусуюсь год - и уйду. Но после первого курса понял, что останусь. На 4-м курсе меня уже брали в кино - к Панфилову. Именно тогда, в 1986 году, я впервые приехал в Москву. Боже, что это для меня было! Честно говоря, я еще до сих пор не могу окончательно освоиться, хотя живу здесь уже 14 лет. Но тогда вопрос стоял жестко: или сниматься, пусть даже у Панфилова, или - учиться. Я жил в Иркутске и не мог вычеркнуть несколько месяцев из учебы. Вернулся, окончил училище и услышал о курсе Фоменко. О нем тогда и в столице мало кто знал, а уж у нас, в Сибири, - тем более. Приехал, прошел все туры и… в списке нашел свою фамилию.
- Как восприняли ваше поступление родители?
- Отец, когда узнал, что я буду учиться в Москве, просто ушел куда-то.
И только на третьем курсе он меня признал. Начал ездить в Иркутский драмтеатр, посещать спектакли. Потом у меня был один фильм, другой и - "Время танцора" Абдрашидова. Я сразу послал отцу кассету. Не знаю, насколько он проникся фильмом, но гордился, что у сына там одна из главных ролей. Через какое-то время его не стало, потом, почти сразу, не стало матери. Я почувствовал, словно все ступени отошли, и теперь только одна дорога - лететь вперед…

Счастливо женился из-за прописки

СТЕПАНОВ В РОЛИ ГОРБУНА: в спектакле "Приключение"

СТЕПАНОВ В РОЛИ ГОРБУНА: в спектакле "Приключение"

- Юра, вы женаты уже несколько лет, у вас есть сын, названный в честь деда. А где вы встретили свою "половину"?
- Гражданский брак у нас длится уже семь лет. А официально мы с Ириной поженились два года назад, 23 февраля. Я купил квартиру жене и сыну (до этого мне театр просто снимал жилье). А чтобы было основание самому туда прописаться, пошли - и поженились.
- Ирина тоже актриса?
- Она модельер-конструктор мужской и женской одежды (сейчас учится в академии), а еще - дизайнер детских комнат. Потом собирается где-то еще учиться. Познакомились мы очень просто. Нам шила костюмы для студенческого спектакля группа девчонок из Волгодонска, среди них была и Ира. Сначала это было на уровне флирта. Второй раз встретились совершенно случайно - и началось!
Уже в других компаниях мне говорили: Степанов, что с тобой? Смотри, какие красавицы! А я уже понял, что влюбился. В какой-то момент я сказал: оставайся у меня, давай поживем вместе, увидим... Ну, вот и увидели - сыну 4 года…
- Как Ирина воспринимает вашу популярность?
- Когда она посмотрела сериал, сказала: "Ну, Степанов, я по-новой в тебя влюбилась!"
Когда мы с ней были на премьере "Время танцора" и на экране показывали ряд характерных сцен, все друзья, кто был вместе с нами, почему-то смотрели на Иру. Как она будет воспринимать? Но она понимает, что это все - работа. Ира достаточно умна, чтобы не ревновать.
- Юра, ваша жена призналась, что, когда первый раз увидела вас, у нее дрогнуло сердце. Это дорогого стоит.
- Так я ее и ценю. Она так хорошо все дома делает, прекрасно готовит, и все прочее. И какая настойчивая! Всегда своего добьется!
- В какой стадии сейчас работа над продолжением "Гражданина начальника"? И хочется ли вам опять встретиться со своим героем?
- Честно говоря, если Николай Николаевич Досталь скажет: "Пойдем!", да я за харчи с ним пойду, без денег. Идея продолжения сейчас в разработке. И заниматься этим будет вся команда, в том числе и я. Одной из первых наметок почему-то стала идея, что Пафнутьева забирают в Москву. И вот лично для меня это уже не интересно. Значит, опять все лучшее засасывает мегаполис. Лучше, чтобы этого не произошло, и Пафнутьев остался в регионе.

Совершенно секретно

Наш разговор проходил на кухне в уютной квартире актера, в одной из высоток неподалеку от кольцевой дороги. Когда Юра ненадолго вышел, его жена Ирина по секрету рассказала мне одну забавную историю.
Когда Костя только родился, Юрий в белом халате с помощью знакомого врача, проник в роддом, где медсестра показала ему сына. После чего, спокойно развернув малыша, она собралась было его искупать. Но в этот момент будущий "гражданин начальник" буквально зарычал: "Положи ребенка на место и заверни, как было!"
Перепуганная медсестра позвала врача, и та, еле сдерживая смех, пыталась выяснить у Степанова, что с ним случилось, и почему он так напугал обслуживающий персонал.
На этот вопрос Юрий не может ответить себе до сих пор. Но факт остается фактом: у Ирины и Константина Степановых есть надежный защитник, которого лучше не сердить…

Наталья ШЕВЧЕНКО