КУЛЬТУРА

Народная принцесса

Диана Фрэнсис Спенсер, Королева людских, Народная принцесса. Леди Ди была далеко неидеальной женщиной, но оттого - и самая настоящая, и сказочно привлекательная. Об этом вспоминает в пятилетнюю годовщину гибели принцессы наш спецкор, которому Диана Спенсер подарила королевскую возможность быть единственным журналистом в России, кому посчастливилось общаться с живой легендой.

Белая роза - эмблема печали

КОРОЛЕВА ЛЮДСКИХ СЕРДЕЦ: разговор по душам (наш спецкор рядом с леди Ди в белом колпаке)

КОРОЛЕВА ЛЮДСКИХ СЕРДЕЦ: разговор по душам (наш спецкор рядом с леди Ди в белом колпаке)

Скупые на эмоции англичане обычно называют хорошеньких девушек именем Роза. Мне бывшая жена принца Уэльского всегда представлялась диковинным цветком, случайно распустившимся в закрытой оранжерее запущенного королевского сада. Достаточно взглянуть на монаршего сына Елизаветы II, еще лучше - хотя бы бегло ознакомиться с его альковыми подвигами, и станет понятно, насколько обманулась младшая дочь восьмого графа Спенсера, вознамерившаяся обрести в муже сказочного принца наяву…
И вот 15 июня 1995 года леди Диана, уже отказавшаяся от титула "Ее Высочество", впервые приезжает в Россию.
Наверное, не я один извел звонками отвечающих за визит представителей России и Англии. Все усилия и просьбы оказались напрасными, и мне пришлось на день сменить профессию.
Рано утром веду разведку в столичной Тушинской детской больнице № 7, где должна появиться Диана, патронесса клиники. На мне - белый халат, такая же шапочка, в нагрудном кармане - блокнот и ручка: доктор, в общем. Под халатом в левом кармане пиджака - диктофон, в правом - фотоаппарат. До приезда принцессы успел вжиться в роль, смешавшись с толпой медперсонала и студентов.
Она появилась в фойе внезапно, опередив замешкавшуюся свиту. Бросила извиняющийся взгляд слегка исподлобья: мол, простите за ажиотаж и доставленные хлопоты.
Высокая сутуловатая женщина, ничем не примечательная фигура, уж никак не топ-модель - факт. Большой размер ноги, крупные руки, длинный нос, нечетко очерченные губы, скромный бюст. Самыми запоминающимися в ней были густые волосы пепельного цвета и серо-голубые глаза - два чистых озера в тени ресниц.
Дождавшись, когда сопровождающий Диану пелетон окажется напротив, бочком втираюсь в него из первого ряда студентов. Пока официальные лица выстраиваются у двух микрофонов для приветственных речей, через арьергард британской свиты добираюсь до принцессы.
Стою прямо за ее спиной, мой диктофон на груди прижат взволнованной толпой к ее правой лопатке. В то время как негромкий голос Дианы льется в гулкую прохладу фойе, разглядываю английскую гостью: темное платье без ворота и рукавов, белая нитка крупного жемчуга на открытой шее, такие же клипсы, персиковый пушок на нежной коже. Замечаю вдруг, что все участники встречи, кроме меня, одеты в цивильную одежду - летние рубашки и костюмы. Однако обдумать план дальнейших действий не успеваю, потому что меня кто-то подталкивает вперед:
- Ну что же вы стоите?! Ведите показывайте.
То есть я принят за врача-экскурсовода. Мигом забываю про сомнения, иду рядом с возглавляющими процессию леди Дианой и хозяином заведения - сначала в его кабинет, а потом в отделение травматологии.

ЛЕДИ ДИАНА: рост и возраст сказке не помеха

ЛЕДИ ДИАНА: рост и возраст сказке не помеха

Палаты для детей маленькие, места нашей группе едва хватает, так что прочие визитеры, включая фоторепортеров и телеоператоров, наблюдают за происходящим через стеклянные стены боксов. Стараюсь без суеты изображать настоящего доктора, тем более что робеющие от обилия взрослых посетителей дети невольно ищут поддержку у человека в белом халате. Не упускаю возможности взглянуть принцессе в глаза, промолвить несколько фраз на корявом английском.
И тут на переходе из одной палаты в другую слышу, как пара британцев за моей спиной пытается выяснить друг у друга, что за "медицинское светило" дефилирует рядом с леди Дианой:
- Вроде какой-то профессор из этой клиники, но надо уточнить у секьюрити.
Между тем мы втроем - она, переводчица и "доктор" - уже в просторной игровой комнате, где на огромном паласе резвятся выздоравливающие дети. Принцесса присоединяется к малышам, опустившись на колени. Смотрю сзади на ее обтянутый платьем гитарный силуэт, покоящийся на задниках сдвинутых туфель. Уже не таясь, вынимаю "мыльницу" и торопливо фотографирую: понимаю, что другого случая может больше не представиться никогда в жизни…

Факел Дианы

А через два года, 31 августа 1997 года, принцесса погибла.
Похороны леди Ди совпали с празднованием 850-летия Москвы. Каюсь: я никак не воспринял столичные торжества - не получилось. Зато помню, как направленный для подготовки репортажа в одну из префектур я оказался в магазине электронной техники с намерением записать на видео прямую спутниковую телетрансляцию траурной церемонии из Лондона. Продавец удивился просьбе, но не отказал в любезности и включил аппаратуру. Магазин постепенно затих, народ по обе стороны прилавка прильнул к экранам, даже самые равнодушные перешли на шепот, собравшиеся в торговом зале не скрывали слез.
Поздней осенью того же года наконец удалось взять отпуск и поехать во Францию. Не однажды приходил к злосчастному тоннелю утром, днем, вечером, ночью - неиссякаем людской поток к "факелу Дианы", как назвали его парижане. Несколько метров мостовой поверх тоннеля у площади Альма, близ одноименной станции метро стали культовым местом. Горожане всерьез озаботились идеей придать вновь рожденному памятнику официальный статус - уж очень символичным является совпадение биографий принцессы и монумента.

МЕСТО ГИБЕЛИ: факел, как свеча на ветру

МЕСТО ГИБЕЛИ: факел, как свеча на ветру

Как известно, американская статуя Свободы родилась в Париже, оригинал творения известного скульптора Огюста Бартольди и сегодня стоит на Сене напротив Дома радио. Изваяние настолько понравилось нью-йоркцам, что они попросили французов сделать увеличенную в 10 раз копию статуи, после чего в 1888 году женщина с факелом отправилась в Новый Свет как символ свободы и демократии. Сто лет спустя благодарные янки подарили жителям столицы Франции копию своего факела в натуральную величину. Застывший огонь покрыли золотой краской, и он стал пламенеть на гребне означенного тоннеля, практически над тем самым местом, где в одну из колонн железобетонной пещеры на скорости врезался "мерседес-280" леди Дианы и ее спутника Доди аль Файеда.
Движение на авеню очень интенсивное, светофорного ограничения нет, а потому спуститься и помянуть принцессу непосредственно в тоннеле для многих представляется рискованным делом. В силу этих причин сердобольные французы, иностранные туристы, поклонники погибшей и просто неравнодушные к ней люди стали спонтанно складывать к подножию факела цветы, открытки, сувениры, визитки, записки и прочие символы памяти. Парапет тоннеля, сам памятник и каждый камень вокруг испещрены признаниями в любви к леди Диане на всех языках мира. Арабская вязь, китайские иероглифы, готический шрифт и наконец, славянская кириллица: "Диана! Мы тебя продолжаем любить…"

Сергей СНОПКОВ