КУЛЬТУРА

Не хамите Чулпан Хаматовой!

«Нобелевская премия» для благотворителей – лучшее вложение денег


Казалось бы, уже улегся скандал, вспыхнувший на вручении премии «Ника», когда Ксения СОБЧАК «просто спросила» Чулпан ХАМАТОВУ – поддержала ли бы она Владимира ПУТИНА, если б не занималась благотворительностью? После этого интернет-недоумки начали с восторгом обливать грязью артистку в Сети. А теперь вот появилась статья в московской газете, где молодая публицистка подвела под это виртуальное безобразие идеологическую базу.


«Чулпан Хаматова спасла детей!» — слышатся крики со всех сторон. Да, спасла. А те, кого не спасла? Кто умер без лекарств в стране с медициной уровня банановой республики? Они на чьей совести? Ее? Или на совести Владимира Путина, за которого она агитировала?»
Так пишет 28-летняя Елизавета Александрова-Зорина в статье «Цветы жизни на могиле страны» с язвительным подзаголовком «Нобелевскую премию за благотворительность? А может, лучше «Оскара»?»






Чулпан ХАМАТОВА

Чулпан ХАМАТОВА


Елизавета с негодованием вопрошает: «Почему благотворительность не может быть анонимной? Почему о ней нужно трубить? Разве можно представить, что прохожий, бросивший монету в протянутую ладонь, будет вопить об этом на всю улицу? А если «благое дело» — информповод и рекламная акция, тогда Закон «О рекламе» требует дополнений: публичную филантропию надо приравнять к выгодному спонсорству. Зачем лицемерить?». Впрочем, вспомнила Александрова-Зорина, Хаматова - то актриса. А для нее весь мир театр. Так что не удивительно…


«Беспринципная» монахиня


Автор, видимо, не в курсе, что Нобелевскую премию мира за помощь страждущим уже вручали. Это было в 1979 году, а отмечена ею была знаменитая мать Тереза из Албании. Ее авторша тоже походя лягнула – та, мол, лечилась в дорогой американской клинике, что не пристало монахине.
К счастью, матери Терезе всегда было глубоко плевать, что о ней думают. Она могла принять Медаль свободы из рук президента США Рональда Рейгана, а затем возложить венок на могилу врага Америки Энвера Ходжи. Очень грамотно «пиарила» деятельность своего ордена, занимаясь «публичной филантропией» - и миллионы долларов поступали со всего мира. Ей помогали премьер-министры, президенты, короли. И среди них - еще те типы! Крупнейшим спонсором был диктатор Гаити Жан-Клод Дювалье, казнокрад и убийца, который отправил на тот свет 60 тысяч соотечественников. Чарльз Китинг, британский Мавроди того времени, тоже давал ордену гигантские суммы. Когда прокурор потребовал их вернуть, монахиня отказала наотрез: «Эти деньги принадлежат не мне, а делу, которому я служу!». Судить грешников – дело Господа, считала она. А ее задача – строить приюты и больницы, утешать слабых и немощных.
Когда Терезе присудили Нобелевскую премию, многие представители западного истеблишмента возмутились: «А за что, собственно?! Что она сделала для дела мира?». Госпожа Александрова-Зорина, живи она в то время, наверняка написала бы так: «Мать Тереза спасает людей!» - слышим мы крики со всех сторон. Да, спасает. А те, кого не спасла?!».


Лечение на бандитские деньги


Елизавета критикует состояние медицины в стране и во многом справедливо. Но проблема в том, что ей, в силу возраста, просто не с чем сравнивать. В 93-м году (о Путине и не слыхивали!) для меня в московской поликлинике №96 не нашлось одноразового шприца, чтобы сделать срочную инъекцию. И это в столице! Именно в 90-е, когда медикам месяцами не платили зарплаты, сложилась порочная система вымогательства денег у пациентов. Разруха была такая, что доктора не брезговали финансовой помощью от братков, которых они через день латали после «стрелок» и «разборок». Я уж не говорю о национальных республиках: в дудаевской Чечне вооруженные отморозки не стеснялись обкладывать данью даже родильные дома! А это на чьей совести? Бороться за здоровье всех гораздо легче, чем вылечить конкретного человека. Еще легче приклеивать уничижительные ярлыки тем, кто этим занимается. Но, как говорила великая албанская монахиня: «Если вы проявляли доброту, а люди обвиняли вас в тайных личных
побуждениях, все равно проявляйте доброту!».
Нобелевскую премию мать Тереза потратила на строительство больницы. Но вряд ли это в состоянии оценить Александрова-Зорина. Ведь спасенных Хаматовой детей она пренебрежительно называет в статье «отдельно нуждающимися». Искренне желаю, чтобы в категорию «отдельных» не попали ни ее дети, ни она сама.