КУЛЬТУРА

Дмитрий Назаров: Профессию мне предсказала акушерка

ДМИТРИЙ НАЗАРОВ И ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВА: сверкают молниями

ДМИТРИЙ НАЗАРОВ И ОЛЬГА ВАСИЛЬЕВА: сверкают молниями

- Говорят, "Закон" снимался очень долго. Были какие-то проблемы?
- Почему долго? Девять месяцев, как раз идеально, для того чтобы выносить здорового ребеночка. Группа была очень дружная. Единственное противостояние - это футбольный матч между русскими и белорусами. (Сериал снимался в Минске. - Л.А.). Мы выиграли со счетом 10:4. Наш Александр Велединский, режиссер, насмерть стоял на воротах, все коленки в кровь исцарапал, но больше четырех голов не пропустил. Так что мы в гостях одержали победу.
- Как вы считаете, Скляр - герой положительный?
- Разумеется. Он разный. Идеальных людей вообще не бывает, как нет и абсолютных злодеев. У всех своя правда. И у каждого мщения - своя мотивация. Мой герой договорился с собой, что он чтит закон. И молится на него. В жизни так бывает: мы устанавливаем для себя какие-то принципы, и считаем, что они незыблемы. А жизнь заставляет пересматривать позиции.
Однажды нас пригласили принять участие в ток-шоу у министра культуры Михаила Швыдкого, тема которого была "В России по закону жить нельзя". На съемку я принес стопочку листов - на них были выписаны названия статей Уголовного кодекса. Стопочка оказалась увесистой. А в другой руке я держал один листок, на котором были написаны библейские заповеди. Если говорить образно, то мы сейчас мечемся между стопкой законов и листочком заповедей. Россия всегда была верующей страной, а потом ее из веры выключили. На целых 70 лет. И сейчас люди не то чтобы играют в религию - они в нее возвращаются.
- А вы в церковь часто ходите?
- Нет, не регулярно. Я же порождение той эпохи, в которой был социализм. И сейчас, как и многие, мучительно возвращаюсь в религию.
- На исповедь ходите?
- Не дозрел.
- Известно, что у церкви отрицательное отношение к актерству, к лицедейству...
- Мне это трудно понять: никакого греха я за актерами не вижу. Конечно, в современном искусстве встречаются какие-то кощунственные вещи, но они и в обычной жизни неприятны. Я не люблю мат в кадре и на сцене. И многие этого не любят. Все можно сыграть и без него. Иметь в подтексте, но слов похабных произносить не следует.
- В одной из серий Иван Скляр открывал бутылку пива ногтем. Это какой-то трюк?
- Никакой не трюк, я все время так и бутылки открываю, и даже майонезные банки.
- Еще вы очень профессионально "поправляли здоровье". Создалось впечатление, что вам это состояние и вправду хорошо знакомо.
- Это называется "упражнение на память физических действий". Соврет тот, кто скажет, что ни разу не испытывал похмелья. На самом деле, конечно, в кадре я пил не водку, а воду.

Лучшая женщина - собственная жена

- Интересно, какой вы в жизни?
- Разный. Немстительный. Вряд ли злой, хотя в каких-то вопросах очень принципиальный. Кто-то может сказать, что я необщительный. А кто-то наоборот: Назаров - душа компании. Человек даже сам себя познает всю жизнь. Я вот знаком с собой уже 45 лет. И могу сказать, что этот человек любит повеселиться. И знает, что в трагедии всегда надо искать комедию, и наоборот. Нельзя выходить на сцену в роли Дездемоны с настроением : "Я так грущу, потому что через три акта меня зарежут".
- Разве Дездемону не душат?
- У Шекспира Отелло начал ее душить, но недодушил. И со словами: "Я изувер, но все же милосерден, и долго мучиться тебе не дам" вонзил кинжал, но у него дрогнула рука, потому что он ее любил.

ЕГО ДОМ - ЕГО КРЕПОСТЬ: Дмитрий Назаров с сыном Арсением и дочкой Ариной

ЕГО ДОМ - ЕГО КРЕПОСТЬ: Дмитрий Назаров с сыном Арсением и дочкой Ариной

- Интересно, а какие женщины вам нравятся?
- Жена моя мне нравится. Она актриса, зовут ее Ольга Васильева, мы работаем в одном театре. Красивая, рыжеволосая, темпераментная, характерная. К сожалению, на сцене мы вместе не играем. И очень жаль, потому что мы соответствуем по мощи и темпераменту.
- Что такое любовь в вашем понимании?
- Слияние. Есть термин еще точнее, так нам объясняли в театральном: хочу касаться.
- С любовью все понятно. А как с крепостью?
- Трехкомнатная квартира, в которой живет моя семья: я, жена, сын и дочка.
- Значит, детей у вас двое. И сколько им лет?
- У меня еще есть дочка Нина от первого брака, более того, я уже дед. Моя внучка Маша младше второй дочки на один год. Арине - два года и десять месяцев. Она ходит в детский садик.
- Садик, конечно, навороченный?
- Обыкновенный - муниципальный. Там прекрасные директор и воспитатели. И самое главное - повар-мужчина. А это значит (смеется), что дети всегда будут сыты. Сыну Арсению - 12 лет, самостоятельный молодой человек, с первого класса один ходит в школу. Я к его рюкзаку прикоснуться боюсь - столько он весит. Сын изучает два языка - английский и французский. Меня в свое время заставили учить французский. И сегодня я об этом ничуть не жалею. Моя мама, Царствие ей небесное, очень любила французский, исполняла на нем много вокальных партий.
- Она была актрисой?
- Окончила Гнесинское училище, но всю жизнь проработала врачом-гинекологом. Пение стало ее хобби. Папа, который был инженером-энергетиком, тоже хорошо пел. Хотел, чтобы и я стал инженером, а я подался в театральный. И в этом меня мама очень поддержала. Вы знаете, когда я рождался, то очень орал. И пожилая акушерка, принимая у мамы роды, сказала: "О, артист лезет!"
- Наверное, вы были неспокойным ребенком?
- Неусидчивым. Самым ненавистным предметом в школе для меня было чистописание: перьевой ручкой нужно было аккуратно выводить буковки. Однажды я даже пером продырявил тетрадку. Я и сейчас вспыльчивый. Если уж ругаюсь - то ругаюсь.
- И в семье?
- Не то слово. У жены темперамент, у меня тоже. Так что сверкаем молниями.
- Сервизы-то часом не бьете?
- Нет, слава Богу, до этого дело не доходит. Бывает, стукну по столу, сломаю, потом починю. Жена не ломает.
- У ваших родителей было хобби - пение. А у вас?
- Стихи. Недавно появилось новое пристрастие. Я написал сценарий - сейчас он как раз находится на стадии рассмотрения. Люблю с компьютером повозиться. Очень его уважаю, как и тех людей, которые его изобрели. Единственное: не все поломки могу починить. И тогда звоню своему другу по фамилии Филин, зову на помощь его сына. В машине тоже могу устранить маленькую неполадку, но в основном вожу в автосервис. Каждый должен заниматься своим делом.
- По дому делаете что-нибудь?
- В доме я все могу делать, от папы научился. У меня замечательные дрель, отвертка. Мы с моим крестным обили лоджию: в основном он все делал, я ему помогал.
- В строительстве дачи принимали участие?
- У меня нет дачи. Пока финансовое положение не позволяет ее приобрести. Я хочу настоящий дом, а не скворечник типа бунгало.
- А где же дети летом отдыхают?
- Они много времени проводят в деревне под Чеховым у своих крестных. У них очень хороший дом, кирпичный, крепкий. Мы все - кумовья. И даже создали свою партию - кумпартия называется. Кума у нас генеральный секретарь.

На сцене Малого было тесновато

- Многие актеры мечтают попасть работать в Малый театр, а вы, наоборот, ушли из него. Почему?
- Ощущал себя невостребованным, хотя многие считали, что по меркам Малого я был занят нормально. И потом режиссер Борис Морозов уходил в Театр Российской армии и позвал меня за собой. Я ушел.
- Театр, в котором вы работаете, славится своей не просто большой, а огромной сценой.
- Однажды, а до этого я в Театре проработал год, мне позвонили из Малого и попросили на один день заменить заболевшего друга - актера Сашу Клюквина, который после моего ухода играл в спектакле "Горячий снег" мою роль. Я вышел на 120 сцену и понял, что мне на ней тесновато. Все играют плечом к плечу.
- Вероятно, после "Закона" на вас посыпались предложения новых ролей? В каких сериалах мы вас еще увидим?
- Сейчас снимаюсь в третьей части "Каменской" и в третьей части "Марша Турецкого". Мои новые герои - типы неприятные. Я их по-своему, конечно же, оправдываю. Играю их для того, чтобы не закостенеть и не остаться в памяти зрителей судьей Скляром.