КУЛЬТУРА

Татьяна Кузнецова: Я играла Караулова в юбке

АНДРЮША СОКОЛОВ И ТАНЯ: их персонажи Игорь и Даша редко попадали в один кадр

АНДРЮША СОКОЛОВ И ТАНЯ: их персонажи Игорь и Даша редко попадали в один кадр

- Не трудно было перестраиваться из "классической дамы" в современную въедливую тележурналистку?
- Конечно, пришлось потрудиться. Кстати, режиссер этого сериала Виктор Бутурлин сразу предупредил, что я должна играть "Андрея Караулова в юбке". Моя героиня ведь не развлекательное ток-шоу ведет, а поднимает общечеловеческие проблемы. По сюжету, ее личная жизнь рушится, и она целиком уходит в работу. В этом смысле все женщины похожи, и я не исключение.
- Как работалось с москвичами?
- Что касается Андрюш - Руденского и Соколова, они большие профессионалы. Мне у них учиться и учиться: и работать, и отдыхать, и собирать силы, оставаясь при этом открытым, терпеливым и не капризным.
- Не киношного романа с Соколовым не случилось?
- Мы редко попадали в кадр вместе, у нас ведь по сценарию телефонный роман. Но на мой день рождения он приехал из Москвы и привез в подарок свою книжку стихов.
- Партнера необходимо любить?
- Обязательно. Иначе ничего не получится.
- А если он не нравится?
- Знаете, есть такое упражнение. Двое сидят напротив друг друга. Один говорит: "Я такой плохой, такой ужасный, у меня вот это, вот это…" А другой смотрит ему в глаза и отвечает: "Ну какая разница, я все равно тебя люблю". Это и в жизни очень важно, а в театре или кино - просто необходимо.
- Любовь к Лыкову в "Изыди" играть было легко?
- Я не сразу его приняла. Понимала, что он хороший актер, но мне было с ним как-то неуютно. То есть я делала все возможное, но ему казалось, что мои экранные чувства не слишком пылкие. И тогда он на съемки вызвал свою жену, которая долгими вечерами мне рассказывала, какой у нее потрясающий муж и как он достоин любви. И я всерьез прониклась.

Вахтерши не пускают в театр

- Не сниматься много лет, наверное, обидно?
- Обида - рабское чувство. И потом, на что обижаться? Я за это время в театре отпахала столько… И в жизни у меня много интересного произошло. Наверное, так было предопределено. До питерского театрального института я поступала во ВГИК к Матвееву. Он тогда посмотрел и сказал: "Девочка, ты никогда не будешь сниматься в кино". К счастью, он оказался не прав.
- Вы учились на одном курсе с Никитой Михайловским, он к тому времени уже был весьма популярен…
- Да, после фильма "Вам и не снилось" ему приходили мешки писем. В него были влюблены абсолютно все. Но звездности и фанаберии в нем не было никогда.
Он умер в 27 лет. Много лет я была привязана к его смерти. Но потом обрезала этот шарик, поняла, что надо жить дальше. По сути, Михайловский стал для меня первым учителем.
- Кого еще вы можете так назвать?
- Естественно, актеров Театра имени Комиссаржевской, где я много лет работала. И еще была одна встреча, точнее, несколько репетиций с Богданом Ступкой. Он так много подарил мне чувства и внимания. К сожалению, тогда мне пришлось выбирать между съемками и рождением ребенка. Я выбрала дитё. Родила дочку и вернулась в театр.
- Как зовут дочку?
- Варя, ей сейчас 13 лет, мы с ней очень дружны. Некоторые считают, что даже слишком, мол, она все-таки ребенок, а я очень уж откровенно выкладываю ей свои проблемы. Но для меня важнее быть честной и перед собой, и перед ней. Она мой ангел, моя защита. Не будь ее, не было бы у меня такой земной опоры.
- Неужели в вашей жизни нет достойного мужчины?
- Все пройдено: измены, разводы, откровения… Я сама не знаю точно, чего хочу. Оттого, наверное, сейчас одна. Чтобы найти свою половинку, нужно обрести гармонию в себе. Но я молюсь, жду и дарю тепло тем, кто рядом, - дочери и маме. А что касается прошлого - все мои мужчины женаты, счастливы, и я за них рада.
- Варин папа, он кто?
- Московский режиссер Сергей Репецкий, который, кстати, тоже сейчас снимает сериалы. Когда я в шутку напрашиваюсь к нему хоть в маленький эпизод, он так же в шутку уверяет, что столичные продюсеры не хотят снимать периферийных актеров. У нас очень теплые отношения, особенно у них с Варей.
- Это просто какой-то парадокс: после ваших блистательных театральных ролей от поклонников не должно быть отбоя…
- Сценические образы - это одно, а жизнь - совершенно другое. Я когда в театр прихожу, меня почти никогда не узнают: "Вы, - спрашивают, - куда? Кто такая?" Сразу вспоминается Раневская, которая на подобный вопрос однажды ответила: "А я поссать к вам зашла". Меня однажды вахтерша не пускала, и пришлось долго объяснять ей, что в этом театре я работаю 15 лет. А еще как-то костюмерша меня шпыняла. А потом посмотрела спектакль, пришла и говорит: "Ну как же так? Ты на сцене такая красивая, а в жизни - белая моль?" Так что, если поклонники и есть, на улице они вряд ли меня узнают.
- Вас это огорчает?
- Как говорит одна моя героиня: "Я дико несчастна, когда, казалось бы, должна быть счастлива. И наоборот. Счастье не подвергается никаким правилам, тем более, у меня".
- Вы готовы к популярности, которая может на вас обрушиться после сериала "Время любить"?
- Пусть сначала обрушится, а там посмотрим…