КУЛЬТУРА

Тайна Шолохова: кто на самом деле написал великий роман «Тихий Дон»?

Кадр из фильма «Тихий дон» Кадр из фильма «Тихий дон»

1 июня 1965 года Михаилу Шолохову присудили Нобелевскую премию. Между тем, уже в то время на родине писателя не прекращались споры – а был ли он на самом деле автором «Тихого Дона», романа, который критики называли «Войной и миром» XX века?

Рукопись, найденная в сумке

Сомнения, связанные с авторством «Тихого Дона», начались практически сразу же после написания первого тома, после первых журнальных публикаций. Писатели и критики были в недоумении – мог ли двадцатидвухлетний автор, причем не получивший приличного образования, что называется, от сохи, создать настолько полную, реалистичную, всеобъемлющую картину жизни донского казачества? Современником описываемых событий Шолохов объективно не являлся – в те времена он был еще маленьким ребенком; соответственно, чтобы написать роман, охватывающий пласты жизни разных слоев российского общества, ему бы пришлось, подобно Пушкину и Толстому, не покладая рук работать с историческими архивами; между тем, не было никаких свидетельств того, что Шолохов проводил долгие часы в библиотеках.

В 1928 году пошел слух о том, что рукопись романа была украдена из полевой сумки убитого белогвардейца Федора Крюкова. Поговаривали, что после публикации начала романа объявилась старенькая мама этого Крюкова с требованием издать книгу с именем подлинного автора на обложке.

Экспертное мнение

В 1929 году была организована комиссия литераторов, среди которых были Фадеев и Серафимович. Шолохова обязали представить в редакцию газеты «Правда» рукописи первых трех книг романа и примерный план четвертой. Эксперты провели расследование, сравнили стиль письма с «Донскими рассказами» Шолохова – и сделали вывод: их писал один человек, а именно – Михаил Шолохов.

Однако многие продолжали сомневаться в авторстве Шолохова. Роман в разное время приписывали самым разным людям – и самому Серафимовичу, входившему в состав комиссии по делу Шолохова, и даже… Николаю Гумилеву.

В 1999 году были заново обнаружены утерянные рукописи первых двух книг романа – тех самых, которые Шолохов предъявлял комиссии. Графологическая экспертиза показала: рукопись действительно написана рукой Шолохова.

Вот только – написана или переписана с оригинала?

Путаница с историческими фактами

Из текста романа мы узнаем, что Григорий Мелехов, как и другие казаки из его хутора, сражался во время Первой мировой в Галиции. Однако параллельно с галицийской линией в романе периодически возникает прусская – с недвусмысленными упоминаниями того, что Мелехов и там ухитрился повоевать. И это при том, что казачьи полки Верхнедонского округа, к которому принадлежит станица Вешенская, в Восточной Пруссии не воевали!

Откуда такая мешанина? Скорее всего – из механического соединения двух версий романа. В Пруссии, как известно, сражались казаки Усть-Медведицкого округа, откуда родом был Федор Крюков – тот самый казак-белогвардеец, из сумки которого возможно была вытащена рукопись. Если предположить, что Шолохов использовал рукопись Крюкова как основу для «Тихого Дона», то его можно считать соавтором Крюкова – но никак не единоличным автором романа.

Аргументы против

Израильский литературовед Зеев Бра-Селла утверждает, что не существует ни единого аргумента, подтверждающего, что Шолохов действительно является автором романа, за который ему дали Нобелевскую премию. Однако аргументов против он видит множество. Так, он утверждает, что рукопись романа – несомненная фальшивка, причем абсолютно ясно, для каких целей она была изготовлена. В рукописи отмечены экспертами места, свидетельствующие о том, что человек, переписывавший ее от руки (то есть сам Шолохов), иногда абсолютно не понимал написанного: вместо слова «эмоции» с рукописи – «эллюции», вместо «Назарет» – «лазарет». Бра-Селла также утверждает, что и «Донские рассказы» не были созданы Шолоховым – они разные по стилистическим признакам и явно принадлежат перу разных людей; да и по поводу авторства «Поднятой целины» есть серьезные сомнения – там есть целые куски текста, удивительно напоминающие прозу Андрея Платонова.

Кроме того, очевидно, что «Тихий Дон» написан человеком, получившим неплохое образование, – текст романа кишит аллюзиями на Пушкина, Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Бунина, Блока, Мережковского и даже Эдгара По. Трудно предположить, что самородок из казаков имел в юношестве доступ к подобной литературе.

Так что современные литературоведы до сих пор ломают голову, кто же причастен к появлению на свет великого романа.