КУЛЬТУРА

Михалков: После просмотра многих фильмов хочется пустить пулю в лоб себе или соседу!

Президент ММКФ подвёл его итоги


На днях завершился 35-й Московский международный кинофестиваль.  По традиции, в день закрытия, президент ММКФ Никита МИХАЛКОВ устроил пресс-брифинг в кинотеатре «Октябрь». Режиссёр подвел итоги кинофорума, обозначил тенденции в современном кино и рассказал, когда же и где построят дворец для фестиваля.


- 72 000 зрителей посмотрело 364 картин из 48 стран, что больше на 8 000, чем в прошлом году. Количество сеансов 522, что на 111 больше, чем на 34-м ММКФ, - начал президент фестиваля со статистики. – Всего же на конкурс было представлено 1880 работ – почти в полтора раза больше, чем в 2012 году.
- Что вы ответите на критику в адрес фестиваля?
- Возьмите в свои руки, и сделайте лучше – вопросов нет. Ругать не трудно, а вот организовывать и поднимать из руин – совсем другое дело. Да, я признаю, что были проблемы технические вначале, когда несколько сеансов пришлось перенести, но их решили в течение двух дней. Такое всегда бывает: вон в Каннах просто отменили три показа, это не показатель. 






Никита МИХАЛКОВ

Никита МИХАЛКОВ

- Почему такая слабая конкурсная программа на ММКФ?
- Я не могу с этим согласиться! 1880  картин представлены к отбору, ну не могут все 1880 быть плохими! Уверен, что среди их авторов есть те, что еще получат свои пальмовые ветви. Я был на многих фестивалях членом жюри.  Я был на фестивале в Сан-Себастьяне, когда жюри покидало зал, что противоречит всяким правилам работы жюри. Думаете, на Каннском кинофестивале нет плохих картин?! Кризис везде! Мне не стыдно за Московский фестиваль, ведь даже его выбрали местом премьеры блокбастера Брэда Питта. Не Канны, а ММКФ! Уж американский кинобизнес достаточно трезво оценивает ситуацию.  Я даже услышал претензию вчера от одного из членов жюри: «Я хочу смотреть российское кино, а оно без субтитров». Вот это плохо! Все наше ощущение «Кому мы нужны? Мы же такое ничтожество! Кто нас будет смотреть?». Вот за это стыдно. На следующем кинофестивале, мы обяжем всех, кто показывает картины, делать субтитры.






Никита МИХАЛКОВ

Никита МИХАЛКОВ

- Картины на кинофестивале мрачные и пессимистичные, откладывающие негативный отпечаток. Это закономерность или случайность?
-  Кто верит в случайности – не верит в Бога. А у нас вообще кино жизнерадостное? Фильмы, которые получают призы на других кинофестивалях – они жизнеутверждающие? Не оставляют негативного осадка? После просмотра многих фильмов хочется пустить пулю в лоб себе или соседу оттого, что так живешь! Это общая мировая тенденция такая. 11 сентября я был в больнице, включил телевизор и увидел американский блокбастер, где самолет врезается в башню. А потом смотрю – а это новости! Я похолодел. Мы привыкли к тому, что постоянно находимся в состоянии нравственного кризиса, общего для всего человечества. Сейчас просто конфликта между двумя людьми, что было всегда в кино, недостаточно. Нам надо, чтобы нас через 3D пугали, чтобы убивали людей на экране. И в Каннах, и в Венеции – везде одно и то же. Человека уже перестала волновать гибель другого человека. На экране убивают огромное количество людей, никого это  не трогает в зале. Если только это не сделано настолько высокохудожественно, что ты действительно начинаешь за них переживать. Смотришь фильм, а там целуется женщина с каким-то мужиком, который только что убил 5 человек и их трупы лежат вокруг в гримерной крови, я сижу в зале и мне тоже совершенно наплевать, кто там вокруг лежит. Мы потеряли уважение и к жизни, и к смерти, и именно от этого и рождается кризис. Совершенно непонятным особняком для меня стоит успех фильма «Легенда №17» - я не могу понять его. Это очень хорошая советская картина, кино, на котором мы воспитывались. Люди по три раза ходят с детьми смотреть. Я бы пересчитал по пальцам одной руки, какое количество картин, выпущенных в прошлом году, человек может посмотреть с женой и ребенком. Наконец-то люди устали верить критикам, которые хвалят то, чего нельзя смотреть! Зритель почувствовал, что есть кино, в котором ты сопереживаешь. Это и есть задача кинематографа.






Никита МИХАЛКОВ

Никита МИХАЛКОВ

- В этом году принят закон о религии и традиционных семейных ценностях. Не боитесь, что фестиваль попадет под законодательное преследование?
- Если фестиваль попадет под законодательное преследование, то я немедленно его оставлю, и не буду принимать больше  в нем участие.
- Какие перспективы развития кинофестиваля?
- Этот вопрос уже набил оскомину, но я повторюсь: нам нужен фестивальный центр. Я бы очень хотел изменить место фестиваля, у него должен быть адрес. Дай Бог будет центр, тогда сразу много проблем отойдут: у людей будет место, где проводить время между сеансами, будет парк, сеть кафе. Сейчас же просто невозможно выйти на улицу, поставить машину негде, здание изношено. Я приложу все усилия, чтобы дворец кинофестиваля в районе Лужников был готов уже через три года, и тогда он развернется во всей красе. Уверен, если с помощью разрушительных сил фестиваль  не перестанет существовать, то мы дождемся этого радостного момента, и вы увидите, как изменится общая атмосфера. Вот тогда будут меньше критиковать фестиваль, а больше наслаждаться фильмами.
- Актуален ли вопрос о создании академии Михалкова?
- Актуален: сейчас открыт летний вариант киноакадемии, а к осени,  я надеюсь, мы перейдем к формированию стационарной годовой академии.


Главный приз 35-го Московского кинофестиваля — «Золотого Георгия» — получил фильм турецкого режиссера Эрдема Чепегеза «Частица», а исполнительница главной роли в нем, актриса Жале Арикан, получила награду  «за лучшую женскую  роль», Приз «за лучшую мужскую роль»  был вручен актеру Алексею Шевченкову, сыгравшего главного героя в фильме Андрея Богатырева «Иуда». «За лучшую режиссерскую работу» приза удостоился южнокорейский режиссер Чон Ёнхён за фильм «Ливанские эмоции», «лучшим документальным фильмом» признана картина Павла Лозиньского  «Отец и сын», а «лучшим короткометражным кино» признан «Замок Эльфов» Рустама Ильясова. Спецприз жюри заслужила «Долина прощаний» Иацуси Оомори, «за вклад в мировой кинематограф» наградили греческого режиссера Коста-Гавраса,  а специальный приз «за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы К.С. Станиславского» остался в России у Ксении Раппопорт.