КУЛЬТУРА

Святослав Бэлза: Я никогда не был обделён женской лаской!

Телеведущий ушел к дочке актера Петра Глебова, не разведясь с предыдущей женой Ниной


На минувшей неделе проводили в последний путь Святослава БЭЛЗУ, скончавшегося от онкологического заболевания на 73-м году. «Экспресс газета» дружила с этим известным телеведущим, музыковедом и литературоведом. Святослав Игоревич не раз давал нам интереснейшие интервью. В память о нем мы публикуем фрагменты из недавней беседы с мэтром.


О начале работы на ТВ


- В 1972 году Юрий Сенкевич пригласил меня в свою программу «Клуб путешественников». Поэтому считаю его крестным отцом в профессии. Я тогда был старшим научным сотрудником Института мировой литературы, членом Союза писателей и обозревателем «Литературной газеты» по зарубежной культуре. Часто колесил по миру по линии Академии наук и на тот момент только вернулся из Франции. В передаче Сенкевича я сделал очерки «Париж глазами Андре Моруа», «Замки Луары глазами экспрессионистов». А познакомились мы с Юрием за столиком в Доме журналиста. Его слава и известность были невероятны! Вот примечательный случай.






Во время траурной церемонии на большом экране показывали фотографии телеведущего

Во время траурной церемонии на большом экране показывали фотографии телеведущего

Одну передачу снимали у нас в квартире. Домашней электроэнергии, конечно, не хватило, пригнали дизель, который стоял в углу и коптил, а еще кабель шел через балкон на улицу. Соседей это сильно возмутило, и они вызвали милицию. Звонок в дверь. Открываю: два стража порядка с вызовом спрашивают: «Что здесь происходит?» Я зову Сенкевича, он выходит в коридор. Увидев Юрия, милиционеры изменились в лице, расплылись в улыбке и, как завороженные, извиняясь, выпалили: «Юрий Александрович, желаем успехов». А потом наорали на соседей: мол, люди занимаются государственным делом, а вы не можете потерпеть дизель.






Председатель ЦИК Владимир ЧУРОВ

Председатель ЦИК Владимир ЧУРОВ


О родителях


- Мой отец Игорь Бэлза - один из последних могикан культуры. Начинал как композитор, потом стал музыковедом, историком культуры. Его монография о Шопене трижды выпускалась в России, несколько раз издавалась в Польше. Но на долю папы выпало много испытаний. В недобром 1948 году, в период «ждановщины», травили людей за космополитизм, формализм. Папу выгнали из консерватории и из музыкального издательства. Он хоть и был беспартийным, в «Правде» появилась статья под названием «Адвокат музыкального уродства». «Уродство» - это Скрябин, Прокофьев, Рахманинов, Шостакович. Но люди и тогда не теряли чувства юмора и собственного достоинства. Композитор Николай Мясковский сказал тогда моему отцу: «Вы не огорчайтесь. Вы-то «адвокат», а «уродства» - это мы».






Проститься с покойным пришли вдова МАГОМАЕВА Тамара СИНЯВСКАЯ (слева) и юрист и меценат Михаил ЦИВИН

Проститься с покойным пришли вдова МАГОМАЕВА Тамара СИНЯВСКАЯ (слева) и юрист и меценат Михаил ЦИВИН

Мама была на 18 лет моложе папы, познакомились они в Киеве. Отец тогда был профессором консерватории, а мама студенткой мединститута. Большая разница в возрасте не помешала им отметить, а потом и перешагнуть золотую свадьбу. Мама растворилась в отце, жила только им, дотянула его до 90 лет! Помогала в работе, потом стала писать книги по музыке. Печаталась под девичьей фамилией - Зоя Гулинская. У нас на троих было четыре пишущих машинки: у каждого своя плюс с латинским шрифтом. Я их храню как реликвию.






Геннадий ХАЗАНОВ и Денис МАЦУЕВ потеряли друга

Геннадий ХАЗАНОВ и Денис МАЦУЕВ потеряли друга


О знаменитых друзьях


- Если бы стал писать мемуары, назвал бы их «С кем я выпивал». Я пил виски с Грэмом Грином, ламбруско - с Лучано Паваротти, горилку - с Иваном Козловским, чай - с Изабеллой Юрьевой и Ириной Архиповой, бордо - с Рудольфом Нуриевым, водку - с Вадимом Козиным. К последнему приезжал в Магадан (певец был осужден «за мужеложство и совращение малолетних» и отбывал наказание на Колыме, а потом остался жить в столице сурового края. - Я. Г.). Вначале Вадим Алексеевич жил в однокомнатной квартире, забитой книгами, рукописями, пластинками и... котами. Там имелась одна узкая тропа к его кровати. А потом, к юбилею, Козину выделили соседнюю квартиру, более просторную. Еще подарили рояль с табличкой - «салон Вадима Козина». С ним обитала помощница, на ней висело все хозяйство. Эта дама попросила меня сделать запись в почетной книге гостей. Когда я оказался у Вадима Алексеевича в следующий раз, увидел на обороте моей странички почерк Солженицына. Он навестил Козина, когда возвращался из Америки через Дальний Восток. Во время моего визита Вадим Алексеевич интересовался Изабеллой Юрьевой. Она, конечно, удивительная женщина. Любила говорить: «Я из тех старушек, которые, выходя на улицу, могут забыть валидол, но никогда не забудут губную помаду».






Мастер читал «Экспресс газету» начиная с 90-х годов

Мастер читал «Экспресс газету» начиная с 90-х годов

Общался я и с великой балериной Галиной Улановой. В последние годы жизни она стала великой молчальницей, но мне удалось взять у нее исповедальное интервью.
Я горд тем, что мне посчастливилось не раз общаться и с Рудольфом Нуриевым. Нуриев понимал, что умирает от СПИДа. Но очень мужественно боролся с болезнью. У него была огромная сила воли и любовь к жизни. Во время нашего интервью Рудольф буквально преобразился. Надел свое фирменное пончо, беретку. Он уже тогда знал, что такое пиар, реклама. Нуриев любил окружать себя роскошью, коллекционировал, но все это куда-то ушло после его кончины. Судьба наследия печальна: он хотел создать фонд помощи молодым талантам, но этого, к сожалению, не произошло - все деньги распылились.



Знаете, могу сказать, что я нормально отношусь к гомосексуалистам. Многие из них - настоящие гении. Например Ван Клиберн. И я не переживаю, что за эти слова и мои знакомства меня примут за представителя секс-меньшинств. У меня стопроцентное алиби. Я - кавалер ордена Казановы!






Даже во время пляжного отдыха, надев шорты, народный артист России не спешил расстаться с фирменными фраком и бабочкой

Даже во время пляжного отдыха, надев шорты, народный артист России не спешил расстаться с фирменными фраком и бабочкой



О женах и детях


- И первая, и вторая мои супруги были шатенками, педагогами по английскому языку. Причем я всегда увлекался блондинками, но для продолжения рода шатенки надежнее.
С первой женой Ниной мы познакомились в 1969 году. Она училась в Киевском университете, а я числился сотрудником Университета мировой литературы и возглавлял молодежную организацию в Польше, как носитель языка. А моя возлюбленная представляла украинский комсомол. Нина была моложе на пять лет, очень симпатичная и отменно плавала. Могла выиграть даже в мужских соревнованиях. Этим меня и покорила. До поры до времени все шло замечательно. Но однажды, когда я уже ушел от жены к родителям, но еще не развелся, в поезде встретил Ольгу, дочку известного артиста Петра Глебова. Когда нашему с Олей сыну было два года, я наконец оформил официальный развод с Ниной. Старшему моему наследнику, от первого брака, тогда уже 12 стукнуло. А с Ольгой отношения так и не зарегистрировали.
У меня замечательные отношения с обоими сыновьями, и самое главное - между собой они тоже дружат. Игорь окончил Институт радиоэлектроники и автоматики, а младший, Федор, - Московский университет управления. Дедушкой пока меня не сделали.






Знаменитый Пётр ГЛЕБОВ с дочерьми Еленой и Ольгой - второй женой БЭЛЗЫ

Знаменитый Пётр ГЛЕБОВ с дочерьми Еленой и Ольгой - второй женой БЭЛЗЫ


О романах


- Мне нравятся красивые женщины. Как говорил Чехов: «При виде холостого мужчины, женщина начинает палить по нему, как охотники по утке». В последнее время по мне уже не так палят, но, по счастью, я не обделен женским вниманием и лаской. Раньше я любил отдыхать в Доме творчества в Пицунде. Бывало, приеду с хорошей компанией: Андрей Битов, Марк Розовский, Жень Шень - моя подруга-манекенщица. Прозвище такое мы ей дали. Когда она шла по пляжу, все оборачивались, а мужики - члены Союза писателей - втягивали животы, чтобы казаться стройнее. Замечательный период! Проблемы только с проживанием возникали. В советское время в одном номере жить можно было только супругам. Как-то прихожу я к директору дома отдыха с паспортом своей подруги. Естественно, у нас все разное: и имя, и отчество, и фамилия. Говорю: «Вот сестра приехала двоюродная». Он долго всматривался в оба документа, а потом протянул: «А-а-а, коне-е-е-чно, ну я же вижу, что сестра!»
А вообще лучшее время - когда я жил с родителями. Мама - не жена, по пустякам не придирается, зато что касается приготовить, обласкать - тут ей нет равных!


УНИКАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК


Александр ОСТРОВСКИЙ, композитор:
- Однажды мы со Святославом чуть под поезд не попали. Это по окончании зимнего фестиваля в Вологде. Ночь, мы спешили на вокзал, чтобы поскорее сесть в поезд и вернуться в Москву. А перед этим накупили на базаре изделия местных народных промыслов - керамических чайников, кружек, чашек, которые изготавливали в местных монастырях. И вот цель близка - оставалось лишь перейти через скользкие рельсы. И вдруг на диком холоде у меня порвался пакет. Поклажа высыпалась прямо на пути. На нас уже светил прожектором проходящий состав. Но Бэлза мужественно принялся помогать собирать. Возможно, стоило все бросить, но сказалось, что после банкета мы были не очень трезвы. Едва мы все подобрали и соскочили с рельсов, через секунду товарняк с бешеной скоростью пронесся у нас за спинами. Оказалось, он был совсем рядом! К слову, ездить со Святославом в поездах - одно удовольствие: сидим в купе или вагоне-ресторане - и он рассказывает интереснейшие истории обо всем. Он был просто кладезь, ходячая энциклопедия! Для всех нас его уход - огромная потеря. Я его два месяца назад в последний раз видел. Тогда он вел концерт в Большом зале консерватории…
Стасик невероятно похудел. Я его спросил: «Что случилось?» - «Даже не знаю», - ответил он. Но я-то понимал, что такие разительные изменения ничего хорошего не предвещают. Оказалось, онкология, что-то с поджелудочной железой, он все запустил очень сильно, потому что болей не чувствовал.


Нина СВЕТЛАНОВА, вдова композитора Светланова:
- Наша дружба началась с его отца, который состоял в Союзе композиторов и был одним из лучших музыковедов в стране. Слава, как и его папа, тоже уникальный человек с колоссальным кругозором. Никогда во главе угла не ставил деньги: я в Доме музыки в течение многих лет веду абонемент, и он совершенно бесплатно вел эти мероприятия. Бэлза всегда собирал вокруг себя талантливых людей. В нашу компанию входили Вася Лановой, Ирочка Купченко, Шура Ширвиндт с женой, мы долгие годы вместе дружим. За несколько часов до смерти Славы в Мюнхене я с ним по мобильнику разговаривала. Он очень плохо себя чувствовал, сказал, что ослаб. Пожелала ему держаться.