КУЛЬТУРА

Семейные склоки звёзд

В лихие времена (а последние десятилетия по-другому не назовешь) семейные ценности подвергаются жесточайшей проверке. Быстрее рвутся брачные узы, ярче полыхает конфликт отцов и детей, чаще брат идет на брата, а сестра на сестру. Сами виноваты - нефиг было разрушать социализм...
А у артистов - все как у людей. Такой же гемор, такие же семейные разборки там и сям. В 14-м году о многих из них мы, разумеется, писали. Вспомним самые интересные.

Лидия Федосеева-Шукшина, которая недавно стала прабабушкой, не первый год воюет с младшей дочкой Ольгой. И все из-за дорогой квартиры в Москве, которой ее покойный муж обзавелся в 1971-м. После смерти режиссера, актера и писателя жилплощадь была приватизирована Ольгой и ее матерью, а значит - обе имеют полное право там находиться.
- Но поскольку я живу в Шуе, где мама приобрела мне квартиру рядом с храмом, у меня на улице Бочкова и вещей-то нет, - заметила журналисту «Экспресс газеты» Наталие Мурге дочка Василия Макаровича. - Чуть больше года назад мой сын Вася гостил у бабушки. Лидии Николаевне не понравилось, что Василий приводил друзей. И она всячески пыталась избавиться от внука. У меня даже есть видео, где родственники угрожают моему сыну, что подбросят наркотики и милицию натравят, если он не уйдет из квартиры. Тогда Вася отправился в армию.

Бабушка гордилась Светой, но расстраивалась, что видятся они редко

Бабушка гордилась Светой, но расстраивалась, что видятся они редко

Минувшим летом в эту злополучную квартиру залезли грабители, и, как уверяют близкие Федосеевой-Шукшиной, актриса считает причастной к этому Ольгу. После инцидента мать и дочь совсем перестали общаться.
Конечно, неприятные разборки не могли не сказаться на здоровье 76-летней Лидии Николаевны. Она надолго оказалась на больничной койке. Ноги, сердце, давление - в общем, целый букет. Узнав, что маме совсем плохо, Ольга пошла на мировую. Прихватив с собой телевизионщиков, купила букетик и направилась в больницу. Но Шукшиной там не оказалось - выписалась. Ольга позвонила ей на мобильный, поинтересовалась здоровьем. Они встретились, поговорили по-человечески и вроде бы помирились.

Мама (справа) и тётя звезды теперь стали врагами

Мама (справа) и тётя звезды теперь стали врагами

В немного похожую ситуацию влипла в этом году и молодая суперзвезда современного российского кино Светлана Ходченкова. Всю нынешнюю осень весьма высокооплачиваемая актриса судится с родной теткой из-за наследства, которое оставила после смерти ее бабушка. Светлана уверена: пожилая женщина подписала дарственную на квартиру под воздействием препаратов, которыми ее обколола собственная дочь - Ирина Пустынникова, и, следовательно, не отдавала себе отчет в происходящем. Актриса уверена, что она вправе оспорить волю бабушки и завладеть хотя бы частью оставленного жилья. Ее же родная тетка считает, что это вопиющая наглость: ведь когда у бабули обнаружили рак и она слегла, ни Света, ни ее мать за пенсионеркой ухаживать не стали. Подруги Пустынниковой очень недовольны поведением Ходченковой и в один голос негодуют:
- Зачем ей эта простенькая «двушка»? Она такие каждый месяц со своей зарплаты покупать может! Лучше бы семейной жизнью своей занималась, детей рожала, а то все на съемках да по судам. А лет-то уже немало - 31!

Почему-то Александр думал, что общественность никогда не узнает, что у него был роман с медсестрой из Почепа - Татьяной МОЖИНОВОЙ (в круге)... Фото Милы СТРИЖ/«Комсомольская правда»

Почему-то Александр думал, что общественность никогда не узнает, что у него был роман с медсестрой из Почепа - Татьяной МОЖИНОВОЙ (в круге)... Фото Милы СТРИЖ/«Комсомольская правда»

Позор на всю страну

А у актера Александра Семчева не заладились отношения с сыном, который живет в небольшом городке Почеп, под Брянском. 23-летний Павел - плод страсти артиста и медсестры Татьяны Можиновой. О внебрачном сыне звезды рекламных роликов про пиво первой сообщила «Экспресс газета».



- Странно ведет себя Саша по отношению к сыну - не желает с ним ни видеться, ни по телефону общаться. А ведь когда я забеременела, он слезно уговаривал не делать аборт. Правда, потом вдруг передумал. Когда я была на пятом месяце, Семчев поздно вернулся с работы. Мрачный, нервный какой-то. «Одевайся, - говорит, - поедем ко мне!» Там в присутствии своей мамы объявил, что расстается со мной. Дескать, надоело играть роль мужа. Хотя законным супругом он так и не стал. На прощание велел стимулировать искусственные роды и таким образом избавиться от ребенка.

...которая родила от него сына Пашу

...которая родила от него сына Пашу

Но я за словом в карман не полезла: «Это ты себе стимулируй половой орган, чтобы детей больше не наделать!» Было до слез обидно: бывший любимый поступил, как в грубоватой поговорке, - всунул, вынул и ушел, - делилась наболевшим Можинова с читателями «Экспресс газеты» в апреле. - Сестра убедила меня, что с Семчева надо добиваться алиментов. Я подала иск. На процессе Саша не отрицал, что мой мальчик от него, и согласился выплачивать 25 процентов от своих заработков. Но никогда за все эти годы не проявлял внимания к Паше, не пытался с ним пообщаться, встретиться. Как будто чужой дядька ему.

Обеих дочек Лидия Николаевна любит, но со старшей - Машей - отношения более близкие, чем с Олей (в квадрате). Фото Евгении ГУСЕВОЙ/«Комсомольская правда»

Обеих дочек Лидия Николаевна любит, но со старшей - Машей - отношения более близкие, чем с Олей (в квадрате). Фото Евгении ГУСЕВОЙ/«Комсомольская правда»

После того как мы опубликовали крик души Татьяны Можиновой, ее стали рвать на части продюсеры телевизионных ток-шоу и журналисты из печатных СМИ. Она долго держала оборону, но потом согласилась выступить на одном из центральных каналов. На съемки пришел и Павел. Должна была произойти встреча отца с сыном. Но Семчев категорически отказался общаться с ребенком.
- Тем, что Саша встал и ушел из студии, он больше не нас унизил, а себя. Причем опозорился на всю страну! Но Бог ему судья... Мы сначала расстроились. Для Паши этот эпизод, конечно, стал ударом. Он даже заболел. Пашина девушка после той передачи тоже растерялась - она же и не догадывалась, чей он сын, - говорит сейчас Татьяна. - Теперь все в норму пришло. Паша понял и смирился, что отцу он не нужен. Живем с сыном вдвоем - ничего у нас не изменилось: денег больше не стало, свадьбы ни с кем не сыграли. Живы-здоровы - и слава богу!