КУЛЬТУРА

Врачу, поместившему в психушку вдову Юлиана Семёнова, грозит три года

Картины художника Петра Кончаловского нашлись в коллекции банкира Петра Авена и ушли за границу


В январе «Экспресс газета» опубликовала статью, в которой утверждалось, что дочь писателя Юлиана СЕМЕНОВА, Ольга, без имеющихся на то оснований вызвала психиатрическую бригаду для госпитализации матери - Екатерины СЕМЕНОВОЙ (подробности). Оскорбившись, Ольга Юлиановна написала гневное письмо в редакцию с требованием опровержения. Следом она подала в суд. Процесс Ольга проиграла - изложенные нами факты были правдой. А на днях дело в отношении врача-психиатра Александра КОЛОМИЙЦА, насильно госпитализировавшего вдову в психиатрический диспансер, передано в суд.


Уже несколько месяцев на страницах газет сводная сестра режиссера Никиты Михалкова - Екатерина Семенова ведет непримиримое сражение с дочерьми Ольгой и Дарьей. Они утверждали, что их мать попала в руки «непорядочного человека» - адвоката Дмитрия Опарина. Он якобы подталкивает мать продать долю в одной из квартир на улице Серафимовича. Дочки, решив, что у их матери проблемы с головой, в марте 2014 года вызвали платную психиатрическую бригаду. Хотя пожилая женщина категорически заявила врачу, что здорова, из подмосковного дома в Жуковке ее насильно увезли в психиатрический стационар. Основанием послужило письменное заявление дочерей, в котором утверждалось, мол, «мать хочет поджечь дом». С этого момента между матерью и дочерьми началась настоящая война.






Юлиан СЕМЁНОВ души не чаял в дочерях - Дарье (слева) и Ольге

Юлиан СЕМЁНОВ души не чаял в дочерях - Дарье (слева) и Ольге

Ольга Юлиановна отказывалась признавать, что мама психически здорова. Чтобы доказать свою правоту, Екатерина Сергеевна добровольно прошла экспертизу в Институте им. Сербского, а также написала заявление в полицию. И вот первая победа: на днях уголовное дело по ст. 128 ч. 1 УК РФ «Незаконная госпитализация лица в медицинскую организацию, оказывающую помощь в стационарных условиях» в отношении врача-психиатра Александра Коломийца передано в Троицкий суд. В случае установления вины доктора ему светит до трех лет лишения свободы.
- Чтобы дело отправить в суд, мы еще раз привлекли врачей из Института им. Сербского, - объяснил адвокат Дмитрий Опарин. - Мы поставили перед ними вопрос: имел ли право доктор только на основании заявления дочерей «о поджоге» госпитализировать Екатерину Семенову. Врачи сделали заключение: не имел. Тогда я, как представитель интересов потерпевшей, обратился с заявлением в полицию. Только подумайте о беззащитных старушках, которых в силу возраста и натянутых отношений с родными могут упечь в психушку такие врачи!
Всю вину за случившееся пока несет врач-психиатр Александр Коломиец. В своих показаниях он говорит, что именно «Ольга Юлиановна проявляла большую активность, просила помочь госпитализировать Екатерину Семенову».
- Врач забрал человека только на основании слов других людей, - возмущается Опарин. - В момент приезда бригады Екатерина Семенова ни о каком поджоге дома не говорила, вела себя адекватно. А то, что она не желает видеть дочерей, - дело семейное.






Из-за распрей с дочерьми Екатерина СЕМЁНОВА больше года жила в больнице города Троицка

Из-за распрей с дочерьми Екатерина СЕМЁНОВА больше года жила в больнице города Троицка





Золотые часы


Полностью признавший свою вину врач Коломиец после случившегося уволился с работы. В показаниях он просит Екатерину Сергеевну простить его за то, что «заблуждался в необходимости принудительной госпитализации в психиатрический стационар». Однако потерпевшая не собирается прощать обидчиков.
- Приехавший врач даже не смотрел на меня, - вспоминает Екатерина Семенова. - Моя адекватность его не интересовала. Он смотрел на золотые швейцарские часы, которые, наверное, подарила моя дочь - Ольга Юлиановна. - Коломиец зачем-то требовал, чтобы я развязала повязку на больной ноге. Но психиатр - не хирург, поэтому я отказалась. Вел он себя по-хамски.
- А вы сказали врачу, что не угрожали дочерям поджогом дома? Ведь именно на основании заявления об этом он решил вас насильно отправить в психиатрический стационар.
- Однажды по поводу очередных требований Ольги я привела поговорку: «Гори все синим пламенем! Отстаньте от меня!» Не поверю, что Оля поняла ее буквально. У меня другой крыши над головой, кроме этого дома в Жуковке, который я построила на свои деньги, на тот момент не было. Конечно, я твердила врачу, что не собираюсь поджигать дом. Говорила и врачу, и присутствовавшим при насильственной госпитализации дочерям, что они совершают беззаконие. Не будет им прощения.
- А роль другой дочери - Даши такая же негативная, как и Ольги?
- Даша - жертва. Она добрый человек. Но так случилось, что после смерти своего отца она запила. Оля ее подпаивала, и Даша в пьяном виде подписывала пасквили, которые младшая сочиняла. Когда меня забирали, она недоумевала: «Мама, почему ты не соглашаешься лечь в больницу?» Ольга виновата вдвойне: меня упекла в психиатрическую клинику и использовала сестру.






Екатерина Сергеевна обнаружила картину деда - художника Петра КОНЧАЛОВСКОГО - «Верстак» в коллекции банкира Петра АВЕНА

Екатерина Сергеевна обнаружила картину деда - художника Петра КОНЧАЛОВСКОГО - «Верстак» в коллекции банкира Петра АВЕНА

- Как вы думаете, не случилось ли вся эта история из-за картин вашего деда - знаменитого художника Петра Кончаловского?
- Даша отказалась от наследства, поэтому она - незаинтересованное лицо. Вина лежит на Ольге, которая действует по указке мужа - ливанца Брайди. Я ей отдала все картины на хранение - с условием, что они будут находиться либо в Третьяковской галерее, либо в квартире на улице Серафимовича. Ольга Юлиановна их продала, и многие работы оказались за границей. Ищем теперь по всему свету.
- В материалах уголовного дела сказано, что две картины - «Верстак» и «Абрамцево. Река Воря» - нашлись у страстного коллекционера русского авангарда, банкира Петра Авена.
- Когда я болела, доверила Ольге отвезти картины на выставку. Некоторые до выставки доехали, а обратно не вернулись: оказались в коллекции Петра Авена. Узнала я об этом от сотрудников Музея изобразительных искусств имени Пушкина, где картина «Верстак» выставлялась от его имени. Ольга за мизерную цену продала ему картину. Стоила работа три миллиона долларов, а она отдала, с ее слов, за 150 тысяч долларов. Кроме того, она украла письмо моей бабушки Ольги Суриковой. В нем есть указание: после смерти ее детей распоряжаться картинами должны Андрей Сергеевич (Андрон Кончаловский. - Н. М.) и я.
- Вы больше года жили в больнице города Троицка. При том, что имеете долю в квартире. Боялись дочери? Сейчас ситуация изменилась?
- Да. Никита Сергеевич Михалков помог. Из больницы я наконец-то переехала в новую квартиру, где больше не завишу от Ольги.