КУЛЬТУРА

Татьяна Окуневская никогда не носила бюстгальтер

ТАТЬЯНА КИРИЛЛОВНА: с дочерью Ингой (справа)

ТАТЬЯНА КИРИЛЛОВНА: с дочерью Ингой (справа)

Актриса Татьяна ОКУНЕВСКАЯ была и остается легендой. Она шокировала современников вольностью и независимостью суждений. Отсидев в сталинских лагерях шесть лет, Татьяна Кирилловна не потеряла человеческий облик, как многие, и сохранила твердый характер. Иной раз с ней было непросто общаться даже самым близким людям. Откровенными воспоминаниями о своей матери с нашим корреспондентом поделилась дочь Окуневской - Инга СУХОДРЕВ.

- Бог дал ей красоту и талант, - начала наш разговор Инга Дмитриевна. - Она была сильным, очень интересным, но тяжелым человеком. Ум моей матери постоянно вступал в противоречие с ее непростым характером. Она могла понимать, что совершает какую-то очередную глупость, но тем не менее делала это. О чем потом не раз жалела.
Перед смертью, оставив все свои деньги на воспитание детей моему сыну Александру, не скрывая огорчения, она сказала: «Ох, зачем я так поступила? Он же коллекционер и потратит деньги на свои интересы».

Мужья - рогоносцы

- Незадолго до смерти ваша мама написала очень интересную автобиографическую книгу «Татьянин день», которой зачитывался весь бомонд. А лично вы как отнеслись к ее мемуарам?
- И книга написана замечательно. Но зачем нужно было обвинять во всех тяжких своего мужа Бориса Горбатова, любившего ее безумно? Ведь благодаря настойчивости этого человека я была спасена от тюрьмы и смогла поступить в институт. При этом он не был мне родным отцом.

ЗВЕЗДА 30-х ГОДОВ: с мужем Борисом Горбатовым

ЗВЕЗДА 30-х ГОДОВ: с мужем Борисом Горбатовым

Хотя в те времена детей политических осужденных к высшему образованию не допускали.
Да и что он мог сделать, когда у Калинина и Молотова жены тоже сидели? Пойти к Сталину на прием с письмом, которое Окуневская специально для этого прислала из зоны?
По возвращении из лагерей мама не смогла простить мужу женитьбы на другой. Хотя сама она, как жена, была далеко не идеалом. Совершенно не стесняясь, откровенно изменяла супругу. И он сам об этом прекрасно знал.
- С вашим отцом , режиссером Дмитрием Васильевичем Варламовым, она так же поступала?
- Когда родители разводились, мне было года четыре. Мама его очень любила. Но потом фактически изничтожила в своей книге. О мужском роде она всегда не очень лестно отзывалась. Мужчины под нее, что называется, ложились. Многие становились ее рабами. Как любая женщина, мама мечтала встретить сильного человека, чтобы смотреть на него снизу вверх. На самом деле такое в ее жизни не могло произойти никогда.

Мать- садистка

- Какой мамой была Татьяна Кирилловна?
- Моим воспитанием в детстве занималась бабушка. Хотя я маму безумно любила, из-за столкновения наших характеров порой такие искры высекались! Меня - 13-летнюю девочку - могли поставить в угол ванной комнаты до самого утра. Прощения просить я так и не научилась. За что не раз получала ремешком. Мама с гордостью пишет в книге, что ее тоже когда-то бил папа. Если бы Окуневскую не арестовали, она могла меня совсем сломить.
Когда мама заболела, я предложила взять человека, который стал бы за ней ухаживать. «Не могу в доме никого терпеть! Ты делаешь все назло мне!» - услышала ее категоричный ответ. «Не расстраивайся, - успокаивал меня сын, - бабушка нарочно тебя заводит». Я же плакала навзрыд. Позже выяснилось, ночью она вставала, шла по стеночке в туалет и падала, оставаясь на полу до утра. И все-таки мама вынуждена была смириться.
Когда она вернулась из заключения, у меня уже была собственная семья и двое детей. До конца жизни мама так и не смогла понять, что я выросла и вышла из-под ее влияния. А уж подавлять людей она умела.
Стоило преданному ей человеку в чем-то маме отказать, он тут же становился для нее предателем.
Или вот пример: у старушки, которая нас когда-то обслуживала, был сын. Он во время войны погиб. При переезде на новую квартиру, мама взяла и выбросила из чемодана все его письма. Для нее это считалось мусором… Умирая, мама говорила: «Господи, за что мне такие мучения?» -«Постарайся вспомнить всю свою жизнь», - откровенно отвечала я.

Дебют в к/ф "Пышка" (1934 г.)

Дебют в к/ф "Пышка" (1934 г.)

- Вы не боялись говорить матери нелицеприятные слова?
- Может, поэтому я и считалась у нее врагом номер один! Она говорила об этом всем. Но когда что-то случалось, в первую очередь звонила мне. А когда я хотела взять ее к нам в дом, чтобы обеспечить полноценный уход, неожиданно заявила, будто ее ненавидит мой муж. Который всегда имел с ней только теплые отношения. Вот мой первый супруг - Дмитрий Липницкий, когда мама вернулась из лагерей, действительно сказал : «Или я или она!» Думаю, мама ни с кем не смогла бы ужиться. У нее были какие-то мужчины, но на короткий срок - три, максимум четыре года. Мама была обсолютно самодостаточна. До сих пор для меня остается загадкой, читала ли она книги. В основном интересовалась чисто фактографическими вещами. В принципе маму можно в какой-то степени назвать легкомысленным человеком. Характер не давал ей возможности стать умной по-настоящему. Может, поэтому рядом крутились всякие подонки.

Гэбисты-фашисты

Сцена из к/ф "Горячие денечки" (1935 г.)

Сцена из к/ф "Горячие денечки" (1935 г.)

- За что все-таки посадили Окуневскую?
- А за что сидели Зоя Федорова и многие другие прекрасные женщины? За встречи с иностранцами прежде всего. Да еще за язычок. Подвыпившая Окуневская могла наговорить такого! Даже в адрес самого Сталина, открыто называя его «восточным деспотом».
Мама пишет про серьезные отношения с югославским послом Поповичем. Чуть позже случилась любовь с одним известным иностранным дипломатом, имя которого я и теперь назвать не могу. Года три назад он умер. За него маму и посадили. Окуневская сама прекрасно понимала, что ее арестуют. Знала, за ней установлена слежка. Но независимый характер не позволял маме относиться серьезно даже к таким неприятностям.

Спектакль "Сирано де Бержерак"

Спектакль "Сирано де Бержерак"

Мамин арест помню прекрасно. Стояла суровая зима, мама больная, вся в лихорадке, с температурой. Эти люди вошли сразу в спальню. «Отвернитесь!» - властным голосом сказала мама. Но гэбэшник в оконном отражении все-таки видел, как она одевается. Пришлось еще раз отвернуть его к стенке. Эти оболдуи мне сказали: «Соберите ей вещи». Тут я и выдала: «Вы хуже фашистов!»
- Говорили, что арест Окуневской как-то связан с Берией?
- Мне кажется, историю с изнасилованием в особняке Лаврентия Павловича, живописно преподнесенную читателю в книге, мама позаимствовала из моего рассказа. Я ей как-то обмолвилась о своей подружке, которую Саркисов, начальник охраны Лаврентия Павловича, привез к нему в дом, когда она еще училась в девятом классе. Тот же Саркисов, кстати, уверял, что в списке женщин, подвергшихся домогательствам его шефа, фамилии Окуневской не значилось.

Литвинова - шизофреничка

- Известно, что Окуневская была конфликтным человеком и по отношению к коллегам.
- Скорее, нетерпимым. Ссора с Львом Кулиджановым, бывшим одно время секретарем Союза кинематографистов, известна: приглашение актрисы на съемки фильма «Дом, в котором я живу» и разрыв отношений. Мама отказалась надеть тогда перед камерой бюстгальтер. Эту часть дамского туалета мама не любила никогда. И всю жизнь обходилась без него. Видимо, ей очень хотелось сыграть настоящую героиню и казаться при этом сексуальной. А Кулиджанов хотел от нее лиричности, мягкости.
- В последние годы Татьяна Кирилловна занималась йогой, обливалась ледяной водой, медитировала. О здоровье своем пеклась?
- Занятия медитацией давали внутреннее спокойствие, уверенность и некую отстраненность от внешнего мира. Но устав порой от ежедневного самоконтроля, мама позволяла себе и расслабиться: хорошо выпить, вкусно поесть. Иногда от обилия еды и пития ей даже нехорошо становилось. Пила она исключительно водку.
- С кем она дружила в последнее время?
- Среди ее друзей был очень симпатичный человек - Владимир Петрович. Он - настоящий рыцарь. Общение с ним скрасило последние годы ее жизни. Они чудно проводили время: варили раков, даже в Париж вместе ездили.
Мама не могла долго терпеть рядом с собой крупных личностей. Какое-то время дружила, к примеру, с Ладыниной. Они вместе выпивали, читали друг другу стихи. А потом вдруг резко разбежались. «Сумасшедшая, психопатка, старая маразматичка», - только и слышалось от мамы в ее адрес. То же самое произошло и в отношениях с Ренатой Литвиновой - человеком, несомненно, незаурядным и талантливым.

ВЕЛИКАЯ ОКУНЕВСКАЯ: на фоне изысканной Ренаты Литвиновой

ВЕЛИКАЯ ОКУНЕВСКАЯ: на фоне изысканной Ренаты Литвиновой

- Ой-ой, об этом, пожалуйста, поподробней!
- Литвинова и моя дорогая мамочка друг друга стоили. Правда, сексапильности Ренате явно не хватает, но ярко выраженный стиль присутствует во всем. Мама настоятельно советовала ей выйти замуж и родить ребенка - чтобы стать после этого более теплой и женственной. Так Рената, кстати, и поступила. Правда, вышла замуж не за героя-красавца, а за человека довольно посредственной внешности, но умного и богатого.
Так вот, Литвинова влюбилась в маму абсолютно. Видимо, встретила женщину, которой хотела поклоняться. Рената сделала с Татьяной Кирилловной интервью с фотографиями для одного глянцевого журнала. На одном из снимков два профиля - ее и мамин. Складывалось впечатление, что Литвинова рекламировала себя на фоне знаменитой стареющей актрисы. Затем ей захотелось сделать о маме фильм. Не предупредив, что там будут «выставлены» еще и Нонна Мордюкова, Татьяна Самойлова, Верочка Васильева, Литвинова принялась за работу. Показ по телевидению такого «кино» оказался для мамы полнейшей неожиданностью. Рената обрезала некоторые ее высказывания, при этом они получили совершенно другое звучание. Мама резко высказалась в адрес Литвиновой, назвав ее клинической шизофреничкой и заявив, что та абсолютно не владеет ни актерским, ни тем более режиссерским мастерством. Хотя талантливым сценаристом она ее все-таки признавала. Надо отдать должное Ренате: она повела себя более достойно, отвечая на эти выпады вполне корректно. Снова предательство? Нет, там была просто любовь!
- Сколько же у Окуневской было врагов?!
- Предостаточно! Для кого-то до сих пор Окуневская остается совершенно неудобоваримым человеком. Недавно, разбирая ее архив, обнаружила большую подборку публикаций о Константине Симонове. Вот этого человека мама по-настоящему ненавидела. Он же написал страшную поэму «Памяти друга», посвященную Борису Горбатову, в которой Окуневскую просто уничтожил. Она злопамятно отомстила ему в своей книге.
- О болезни вашей матери мало кто знал.
- Она усиленно скрывала от всех собственные недуги. Впервые тяжело заболела, когда ей уже исполнилось 85 лет. Перед этим решилась сделать подтяжку, вторую, кстати, в своей жизни. «Если не пойду на это, на экране больше не появлюсь», - заявила она. Я встала на дыбы: «Операцию делают под общим наркозом. Ты рискуешь!»
Как-то, позвонив в шесть часов утра, она бодренько прокричала в трубку: «Еду на операцию!» Из-за старых сосудов у нее потом открылось кровотечение. Операцию повторили. По всей вероятности, в организм занесли вирус гепатита С. А может, она раньше его подхватила… Мы устраивали ее в престижные клиники. Ничего не помогало - гепатит перешел в цирроз печени. Начал развиваться рак костей. «Оставьте меня в покое, я пришла сюда умирать», - выдала она однажды, попав в очередной раз в элитное лечебное заведение. И не подпустила к себе врачей.
…Проститься с ней я не успела. Минут пятнадцати не хватило. Мама принципиально не оставила никакого завещания, успев сообщить мне, как ее похоронить. Помню однажды, в порыве какого-то, понятного только ей чувства, она резко сбросила с руки бриллиантовое кольцо, сдавленно произнеся: «Видишь, как я похудела». Как бы говоря этим жестом, что оставляет мне на память эту вещь вынужденно. Тем не менее маме очень многое прощалось за ее необыкновенное обаяние и фантастическую жизнерадостность.