КУЛЬТУРА

Валерий Баринов: Жить надо сегодняшним днём!

Замечательный актёр рад, что дочь не осталась во Франции


Валерий БАРИНОВ («Петербургские тайны», «Кадетство», «С чего начинается Родина») 27 ноября отмечает 70-летие. На самом деле он всегда празднует три дня рождения: фактический, 15 января - потому что так его записали в сельсовете - и 9 июня - когда сыграл дипломный спектакль в Щепке и понял, что обрел профессию. В кино Валерий Александрович пришел поздно. Но сейчас он один из самых востребованных актеров.


- Валерий Александрович, однажды вы сказали, что детство, какое бы оно ни было, - счастливая пора. Но разве это так? В детстве тебе ничего нельзя, а ты всем должен.
- Я иное имел в виду: 90 процентов знаний о жизни ребенок получает до 5 лет, а уж потом добирает образованием остальные 10. Все открытия происходят в детстве. Нас в семье четверо росло. Я - самый младший. Не могу сказать, что у меня было какое-то трудное детство, хотя родился я в последний год войны на Орловщине, пережившей фашистскую оккупацию. И как у всех детей, росших в деревне, во мне рано сформировалось чувство ответственности. Нужно было скотину пасти, помогать по хозяйству. Это воспитывает. Ребенок должен уметь не только потреблять. Мы так долго осуждали Павлика Морозова, а теперь разрешили, чтобы дети жаловались на родителей. Это неправильно. Меня, например, дед сек. Не так как у Горького, по субботам, но все-таки. И мне не было обидно, потому что я понимал, как тяжело давалось ему это наказание и что виноват в этом был я.






Со второй женой Еленой

Со второй женой Еленой

- У тех, кто родился и вырос в деревне, совсем другое восприятие жизни, вы согласны?
- Конечно. В деревне ты видишь, как из яйца появляется вдруг цыпленок. Это же чудо! Или у коровы рождается теленок. Или из зеленого листочка вырастает редиска. И все это на твоих глазах происходит. Ты не только наблюдаешь жизнь, ты в ней участвуешь.
- Как отнеслись родители к вашему решению стать актером?
- Конечно, мама и отец не сразу это поняли, потому что в деревне труд тяжелый, а я, значит, захотел искать себе легкий хлеб. Но я с шести лет участвовал в художественной самодеятельности, поэтому родители знали, что у меня склонность есть. Однажды я увидел объявление, что при Орловском драмтеатре организовывается полупрофессиональная актерская студия. Поступил туда, устроился в театр рабочим сцены и стал играть в массовке. Мне дурманил голову запах кулис и театрального реквизита, и я мечтал: «Вот окончу студию и останусь служить в театре».






Валерий БАРИНОВ

Валерий БАРИНОВ


Рекламный баннер 



Руководил театром удивительный человек, заслуженный деятель искусств Иванов Валентин Алексеевич. У него были как поклонники, так и противники, и против мастера интриговали, что стоило ему в конце концов здоровья и жизни. Мы были на гастролях в Херсоне, когда у него случился инсульт. Но Валентин Алексеевич успел мне сказать: «Ты должен ехать в Москву!» А ведь в театре никто не верил, что я поступлю. У меня в юности был высокий голос, я рос лопоухим. И вот когда я был в Херсоне, сестра Алла - она работала на телефонном узле - вдруг сообщает, что мне пришел вызов из Школы-студии МХАТ. А я и забыл совсем, что год назад к нам в театр приезжал ректор Радомысленский. Тогда я на спектакле был и прибежал, когда беседа уже началась. Он спросил: «Вы почему опоздали?» А у меня за поясом молоток и гвоздодер. Все это выпало и чуть ему не на ногу. Радомысленский почему-то поговорил со мной больше, чем с другими студийцами, и сказал, что мне могут сделать вызов на экзамены. И вот вызов пришел. И я поехал в Москву.
- До этого бывали в столице?
- Приезжал в детстве с тетей. Она огурцами торговала, а я - крыжовником. Все вырученные деньги я мог потратить на велосипед ЗиЛ. А велосипед в то время был почти что авто. Ну, конечно, не одному себе я его купил, всей семье. На нем и сено для коровы возили, и за хлебом в магазин ездили. Но мой вклад был основной.





Больной город


- Окончив Щепку, вы поехали по распределению в Ленинград. Чем вас встретил этот город?
- В Ленинграде я встретил Таню, будущую жену. Познакомившись с тещей, я понял, что жить у них не смогу, поэтому мы поселились в комнате, которую мне дали от театра. На Петроградской стороне. Комната эта была самая большая в коммуналке. Соседка - блокадница Александра Силантьевна - ютилась с семьей в двух крошечных. Когда я уезжал в Москву через несколько лет, Александре Силантьевне разрешили занять мою жилплощадь. И тогда она мне открыла страшную тайну: оказывается, комната, в которой я все это время обитал, в войну была мертвецкой, потому что не отапливалась и туда складывали трупы. А тела вывозили не сразу, и соседи могли какое-то время пользоваться хлебной карточкой умершего. Вот как люди выживали в блокаду... Вообще первые годы я Ленинград ненавидел. Больной город. Потом, много позже, полюбил его, как сам говорю, «простудился им».
- Когда вы перебрались в Москву, стали играть в Театре Советской Армии, где блистал Зельдин. Каким Владимир Михайлович тогда был?
- Таким же, как сейчас. Только чуть капризнее. Когда я пришел в театр, Владимиру Михайловичу было уже 60. Меня потрясла его игра в спектакле «Учитель танцев». Зельдин - фанат театра, наверное, поэтому и живет так долго. Он говорит: «Я живу две жизни!» Я шучу: «Зато у вас опять впереди единица». А он в ответ: «Но нуля-то два!»






Дочка Саша со своим «французом». Фото: Facebook.com

Дочка Саша со своим «французом». Фото: Facebook.com

- После расставания с Татьяной сын Егор остался с вами. Как же все успевали: и в театре играть, и парнем заниматься?
- По телефону его воспитывал. И в окно следил. Жили мы с Егором напротив театра. Квартиру, которую я получил к тому времени, оставил жене, а театр выделил мне маленькую «двушку». И вот периодически смотрел через окно, чем там сын занят. То и дело кричал ему: «Егор, гаси свет, пора спать, выключи телевизор!» - «О господи, - стонал мальчишка, - скорее бы лето!» Летом деревья распустятся, и окна не будет видно. У меня тогда был трудный период, я играл в пяти или шести театрах и снимался, но сложный подростковый возраст мы с Егором счастливо избежали. Я ему объяснял, что, когда настанет этот возраст, в нем проснется «дурная» кровь, и надо будет это пережить. Егор все ждал-ждал, когда «дурная» кровь проснется, но так и не дождался. Он видел, как мне непросто, поэтому входил в ситуацию. Я не столько его уроками был озабочен, сколько тем, чем кормят в школе, потому что у сына развился гастрит.






Сын Егор с женой Ксенией. Фото: Vk.com

Сын Егор с женой Ксенией. Фото: Vk.com


Рекламный баннер 



«Шайбу вижу, но не бегу»


- Со второй женой Еленой вы изумительная пара. И к Егору она сумела найти подход, ведь ему было 15, когда вы поженились. И дочку вам замечательную родила!
- Егор - моя боль и любовь особая, а дочь для меня стала моментом счастья. Саша окончила магистратуру в Сорбонне и вернулась домой. Я очень рад, что она вернулась. И такой патриоткой стала, пожив во Франции. Вокруг меня все ахали: «Как?! Она вернулась? Зачем? Да отсюда надо валить!» Саша работала в Париже на радио, вела театральную страничку, была востребована и могла бы остаться.
- И, наверное, молодой человек у нее там появился?
- Появился, но, к счастью, оказался кубанским казаком. А по-французски говорит в совершенстве!






На недавнем фестивале «Амурская осень» Валерий Александрович отжигал, как мальчишка

На недавнем фестивале «Амурская осень» Валерий Александрович отжигал, как мальчишка

- Вы планируете жизнь, заглядываете в будущее?
- Ну, есть же поговорка: «Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Когда дочка школу окончила, приехала ко мне в Тверь, где я снимался в сериале «Кадетство». Я подарил ей колечко с бриллиантиком, и у нас состоялась первая в жизни серьезная беседа о будущем. Саша рассказала мне о своих больших планах. Я ее выслушал и говорю: «Сейчас открою тебе истину. Может быть, что-то и сбудется, но никогда не будет так, как ты задумала». Она очень расстроилась. Я раньше тоже жил на перспективу, а потом обнаружил, что много хорошего пропустил в текущем моменте. И понял: жить надо сегодняшним днем. Сейчас я так живу: шайбу вижу, но не бегу.
- У вас были по жизни две страсти: карты и футбол. Футбол остался, а карты?
- Футбол - это сохраненное во мне детство. Ни с чем не сравнимо утро победы, когда твоя команда - я болею за «Локомотив» - выиграла. А карты... Раньше я посещал казино везде, где оно было. Но у меня железное правило: не выигрывать. Потому что на выигранные деньги никогда ничего нельзя было купить - они уходили в песок. И как только выиграешь, обязательно в чем-то другом, важном, проиграешь. А если проиграешь - приобретешь. Этот закон работает железно. Когда казино закрыли, я дом купил.