КУЛЬТУРА

Анастасия Мельникова: Замуж пока не собираюсь

"МЕНТЫ" ЕЩЕ ВМЕСТЕ: Соловец, Дукалис, Абдулова, Ларин, Волков

"МЕНТЫ" ЕЩЕ ВМЕСТЕ: Соловец, Дукалис, Абдулова, Ларин, Волков

До работы в сериалах Анастасия МЕЛЬНИКОВА была известна лишь петербургским театралам. Всенародную любовь актрисе принесла роль следователя Насти Абдуловой из «Улиц разбитых фонарей». Тем не менее, в ближайшее время Мельникова намерена покинуть этот популярный телепроект. Вместе с ней из сериала уходят Сергей СЕЛИН, Алексей НИЛОВ и Юрий КУЗНЕЦОВ.

- Настя, с чем связан ваш неожиданный уход из «Ментов»?
- Ситуация естественная и нормальная. 19 ноября заканчиваются наши контракты с «Новым русским сериалом», и шестерым ведущим актерам были предложены два варианта дальнейшего развития событий: подписать новый договор с «НРС» или перейти в другую продюсерскую компанию. Мы все стояли перед этим выбором, и каждый для себя его сделал. Кто-то руководствовался материальными причинами, кто-то творческими или житейскими. В результате, остаются Саша Половцев и Миша Трухин, а Юрий Кузнецов, Леша Нилов, Сережа Селин и я будем сниматься в "Феникс-фильме".
- Там больше предложили?
- Как раз в деньгах я резко потеряла! Для меня важнее оказались творческие перспективы. На прежнем месте мне бы еще три года пришлось быть исключительно следователем Абдуловой. А по контракту с «Феникс-фильмом» я смогу сниматься не только в продолжении «Ментов», но и в других проектах компании. Кроме того, теперь роль Насти Абдуловой будут прописывать специально, что весьма радует. Раньше этим никто не занимался, и характер моей героини приходилось придумывать, формировать прямо на съемочной площадке.
- Получается, теперь у нас будут две «Улицы разбитых фонарей»?
- До 19 ноября мы продолжаем работать все вместе - снимем еще четыре серии «Ментов» старым составом. После чего появятся два параллельных сериала. Наш проект называется «Менты. 5 лет спустя». Свое продолжение будет снимать и «Новый русский сериал», набрав в помощь Соловцу и Волкову новых героев. Думаю, сценаристы найдут объяснение нашему уходу из «Улиц разбитых фонарей». Скажем, переведут Мухомора, Дукалиса, Ларина и Абдулову на другую работу.

Отец не хотел пускать в актрисы

- Ваша Настя столь любима в народе, что многие юные барышни буквально не знают, куда пойти: в артистки или в следователи. А вы сами кем мечтали стать в детстве?
- Просто мамой. Всегда хотела растить и воспитывать детей. Семерых! Правда, недавно моя школьная подруга, которая очень давно живет в Москве, показала записочку. Судя по почерку, написана она мною еще в начальной школе. Текст такой: «19 сентября 1969 года родилась великая актриса - Анастасия Мельникова»! Теперь я в ужасе от своей детской нескромности. Совершенно не помню, чтобы я мечтала стать актрисой, но мысль такая, судя по всему, была. А в 16 лет я сообщила о своем желании стать актрисой родителям.
- И как они отнесли к вашему выбору?
- У нас в семье из поколения в поколение - одни врачи, и я тоже должна была стать доктором. Когда же выяснилось, что при виде крови я падаю в обморок, родители твердо решили определить меня на филфак. Оставалось только выбрать отделение. Но тут я заявила о намерении поступить в театральный. Папа был в шоке! В тот день я впервые узнала, что он, оказывается, умеет кричать! А еще о том, что актрисой я стану только через его труп.
- Чем же ему так не угодили артистки?
- Папа женился на маме довольно поздно, и никогда в жизни ей не изменял! Но вот до женитьбы… Сказать, что папулечка был донжуаном, значит, ничего не сказать. Романы были всегда, везде и со всеми. Среди его возлюбленных было много актрис. По этой причине он и боялся отпускать меня в театральный, так как прекрасно знал закулисную жизнь. Думаю, если бы не мама, вряд ли я стала артисткой. Она убедила папу, что в театральный меня, скорее всего, не примут. А если и возьмут, то больше семестра я там не проучусь. Словом, успокоила его, после чего позвонила другу нашей семьи Святославу Кузнецову, который в тот момент был деканом драмфака. Он обещал мне помочь. Правда, сказал: «Я гарантирую только поступление, дальше палец о палец не ударю. Сможет учиться - хорошо, нет - тянуть не буду, вылетит после первой же сессии!» А на учебу меня взял Владимир Яковлев. Спасибо этим людям. Если бы не любимая актерская профессия, я бы не могла быть счастливой.

10 килограммов счастья

- Вам приходилось делать выбор между семьей и любимой работой?
- Дважды я пыталась бросить работу, и оба раза из-за любви к мужчинам. Мужья ставили меня перед выбором: семья или профессия. Я решала в пользу семьи, но ничем хорошим это не заканчивалось. Единственный человек, ради которого я сегодня готова на любые жертвы, - это Машка! Не дочка, а 10 кило счастья. Ради нее, пожалуй, я могла бы все бросить, но в этом нет необходимости. Стараюсь проводить с Машкой как можно больше времени, даже на съемки стала ее брать. Теперь у меня в багажнике коляска, стульчики, бутылочки. Пока переставляют свет, я с Машкой вожусь. Мне так нравится ее переодевать, кормить. Любимая дочка, любимая работа, что еще нужно для счастья!

НАСТЯ С ДОЧУРКОЙ МАШЕЙ: ну и зачем нам мужики?

НАСТЯ С ДОЧУРКОЙ МАШЕЙ: ну и зачем нам мужики?

- А любимый мужчина?
- Я недавно поняла, почему в ближайшее время не соберусь замуж. Ехала на машине, проколола колесо, стала менять. Вся из себя такая - в светлых штанах, шифоновой блузке, вот с такими ногтями! Думаете, хоть одна сволочь остановилась помочь?! Ну и зачем, скажите, мне такие мужики нужны? Я и без них пока справляюсь. Машке недавно подарили вяз (она под его знаком родилась), так что дерево я уже посадила. Капремонт, который делаю в своей новой квартире, равносилен постройке дома. Осталось только сына родить!
- То есть Машей дело не ограничится?
- С детства хотела иметь много детей. Где-то лет в 14 я посвятила в свои планы маму. Она чуть в обморок не упала: «Котик, я тебя умоляю! Сначала окончи школу, диплом на стол, выйди замуж и рожай, сколько хочешь». Школу я окончила, получила диплом, дважды была замужем. Но так семейная жизнь сложилась, что детей у меня долгое время не было. Зато теперь, когда на свет появилась Маша, с удовольствием рожу еще двух-трех малышей. Мой брат уже заранее их жалеет. Повторяет все время: «Это такое несчастье родиться Настиным ребенком! Она же любого задушит своею любовью!»