КУЛЬТУРА

Ярослав Иванов едва не погиб на сцене

ЯРИК: точная копия сериального героя

ЯРИК: точная копия сериального героя

Нечасто даже в кино встретишь героя, подобного Павлу Чернову из сериала «Черный ворон»: красивый, умный, порядочный, заботливый - прекрасный принц из волшебной сказки. Ничего удивительного, что исполнитель этой роли - питерский актер Ярослав ИВАНОВ моментально завоевал признание и обрел множество поклонниц.

Друзья и коллеги по съемкам ласково зовут Иванова Яриком. Одного взгляда на него достаточно, чтобы понять: Ярослав - копия своего сериального героя. Дружелюбный, открытый, с одной стороны, и сосредоточенный, вдумчивый, серьезный - с другой. На интервью согласился сразу, пригласил домой, несмотря на праздник - собственный день рождения. Встречает гостей еще у подъезда, ведет к себе: на входной двери в квартиру - портрет президента Путина, в просторной гостиной накрыт стол. Шикарный евроремонт, продуманный дизайн. Cиние стены контрастируют с огромными зеркалами до самого потолка.
- Ты извини, у меня в доме легкий беспорядок: ремонт никак не закончу. Все сам делаю, поэтому долго.
- Что, всю эту красоту ты создал сам?!
- Конечно, все, что ты видишь в доме, я сделал своими руками. Растения, зеркала, лампы, дизайн, ремонт - все мое. Даже отчасти мебель: например, тот столик с осенними листьями под стеклом - лично мое произведение.
- Ты, случаем, не профессиональный дизайнер?
- Вовсе нет. Я окончил мореходку, но в море не пошел, потому что был как раз конец 91-го года, Балтийское морское пароходство развалилось к чертовой матери, устроиться невозможно. Я работал разнорабочим, на стройках, потом попал в кафе барменом. В конце концов дослужился в ресторане до администратора.
- Как же ты стал актером?
- Решил получить высшее образование, а самым интересным мне казалось театральное: там изучают мировой театр, литературу, историю. Вот и пошел в театральный институт.
- Так взял и поступил с первого раза?
- Я не поступал вместе со всеми. Однажды мы организовывали банкет в ресторане, и я отвечал за съемки с приглашенными знаменитостями. Вдруг ко мне подошла Дина Морисовна Шварц и спросила, из какого я театра. Я ей говорю: «Я не артист», а она: «И не хотите? Андрей Юрьевич Толубеев сейчас набирает курс». Она нас свела, мне сказали: бери прозу, два стихотворения, две басни - через неделю посмотрим на тебя прямо на сцене. И приняли.
- И ты ушел из ресторана?
- Только когда начал играть в театре, в 1998 году. Мой дебют состоялся в Русской антрепризе им. Андрея Миронова, в спектакле «Портрет Дориана Грея». Я играл там главную роль где-то в течение года, это около 50 спектаклей. А потом ушел.

Мистика в Атлантике

- Денег мало платили?
- Мало - не то слово! Я жил в нищете - это после ресторанных-то доходов. Получал 88 рублей за спектакль (играя главную роль!) - в два раза меньше всех остальных участников - лишь потому, что они дипломированные актеры, а я всего лишь студент театрального института. Как мне говорили, «театр у нас не учебный, а нормальная коммерческая структура». Но я готов был смириться с этим, лишь бы работать.

ЭКРАННАЯ СЕМЬЯ ПАВЛА ЧЕРНОВА: дочка Нюта и жена Татьяна

ЭКРАННАЯ СЕМЬЯ ПАВЛА ЧЕРНОВА: дочка Нюта и жена Татьяна

- Почему же ушел?
- Дело в том, что за год я дважды заболел, очень сильно простыл. В первый раз попросил перенести спектакль, причем директор согласился, но попросил подъехать в театр днем, даже выслал за мной машину. Я приезжаю, а он меня тут же засунул под капельницу с глюкозой. Я отлично отыграл спектакль, будто и не болен вовсе, но затем мне стало так плохо, что я даже не мог перемещаться нормально в течение нескольких дней. Спустя где-то полгода я снова заболел, позвонил с утра с просьбой перенести спектакль. Мне было сказано, что это уже невозможно, такие вещи делаются заранее. Тогда я согласился прийти и отработать. Кончилось тем, что после спектакля я потерял сознание и даже не смог выйти на поклон. Когда очнулся, мне сообщили, что через два дня я снова играю Дориана Грея, а на завтра назначен незначительный спектакль, где я должен изображать Леонардо ДиКаприо со спасательным кругом «Титаника» и петь переделанную песню Андрея Миронова - абсолютный бред. Это было последней каплей, и я ушел.
- Куда?
- В никуда. Больше в театре не играл, за исключением различных антреприз. Снялся в фильме по рассказу Шукшина «Охота жить» и в сериале «Черный ворон».
- Кстати, а в сериал как попал?
- Меня нашли по питерской картотеке. Позвонили с «Ленфильма»: «Не хотите ли поучаствовать в сериале? Приходите на пробы!» Дали текст от лица персонажа Никиты. Но когда я пришел на студию и меня увидели продюсер Александр Капица, режиссер Игорь Москвитин и автор Дмитрий Вересов, они в один голос сказали: это Павел.
- Так похож?
- Думаю, у нас с ним одинаковые жизненные принципы. Глядя на Павла, становится ясно, что жизнь не настолько сложная штука, если ты честен и прост. Живи по совести, и это будет правильно.
- А в экспедициях, подобно Павлу, ты бывал?
- Конечно, в морских, когда учился. У меня ведь два диплома: один об образовании, второй называется рабочий диплом, и для него нужно было наплавать ценз в 14 месяцев как минимум. Я служил на «Мире», настоящем паруснике, матросом и помощником навигатора.
- В катастрофы, как Павел, не попадал?
- Однажды судно сломалось посреди Атлантического океана. Но это уже был не «Мир», а «Дмитрий Ульянов». Чинили три дня. Как раз тогда со мной произошла странная история. Я прихожу с так называемой собачьей смены - с 4 до 8 утра. Падаю лицом в подушку. Просыпаюсь и чувствую поток очень свежего воздуха из открытого иллюминатора. Дышать настолько хорошо, что я встаю, подхожу к окну и подставляю лицо лучам солнца. И думаю: сейчас пойду искупаюсь в бассейне. Поворачиваюсь и вижу, что я сплю на кровати. У меня шок! Я думаю: это раздвоение личности, надо срочно соединяться. Подхожу к себе, ложусь: четко ощущаю, что ложусь на чье-то тело. А просыпаюсь от ощущения, что на меня кто-то давит. Проснулся: солнечный день, из иллюминатора светит луч солнца - все, как во сне.
- В продолжении сериала собираешься сниматься?
- Не знаю. А будет продолжение? Ходят отдаленные слухи, но ничего конкретного я пока не слышал. Мне никто не звонил и не говорил быть готовым тогда-то.

Лампы из бамбука

- Где же ты сейчас работаешь?
- По-актерски озвучиваю мультфильмы на Первом канале: «Геркулес», «Утята», еще что-то. Езжу в антрепризы в Москву - чаще всего в спектакль «Скандал в шоу-бизнесе», иногда выдаются какие-то съемки. А так делаю лампы из бамбука и продаю в магазин на Невском проспекте.

ЖИЗНЬ: испытывала Ярослава не меньше, чем Павла

ЖИЗНЬ: испытывала Ярослава не меньше, чем Павла

- Это хобби такое?
- Это попытка выжить, заработать: заплатить за квартиру, купить еды. Ни озвучание, ни театр не дают таких денег. Я чувствую, что работать по специальности и хочется, и надо. Но у меня, в отличие от многих актеров, нет тыла, поддержки, чтобы не думать о бытовой составляющей.
- Тебе не приходило в голову заняться дизайном?
- Приходило. Но чтобы зарабатывать нормально, надо сначала вложить хорошие деньги: снять приличный офис, набрать штат, потратиться на рекламу. С нуля этого не сделать никак, а у меня нет ни родственников, ни знакомых, которые бы помогли на первых порах. Хорошо детям богатых родителей: те сами помогают им основать бизнес. Я же привез сюда из Сибири маму, несу перед ней обязательства. Я постоянно должен думать, сколько я ей дам денег в этом месяце, сколько мы заплатим за наши квартиры.
- То есть ты родился не здесь?
- Нет, я вырос в Новосибирске, но моя семья уже там не живет. Старшая сестра Лада уехала с мужем в Самару, младшая Диана - в Израиль. Отца я никогда не знал, а маму вот перевез сюда. Ее зовут Роза Константиновна, она по профессии врач-травматолог, но уже на пенсии. Я ей помогаю.
- Живешь не с мамой?
- С женой Натальей. Мы вместе уже два с половиной года. Познакомились, как сейчас помню, 26 апреля 2001 года. Я шел от зубного, страшно болела челюсть, я с трудом разговаривал. А она была вместе с сестрой Машей, они близняшки. И вот я вижу: идут две одинаковые девчонки, и такие красивые! В общем, я к ним подошел, познакомился, попросил телефон, а его у них не оказалось. Я расценил это как «отвали, приятель!». Но одна предложила записать мой телефон и вечером позвонила. Это была Наташа.
- Детей собираетесь заводить?
- Я не могу тут принимать решений. Наталья работает официанткой в ночном клубе и может себе очень многое позволить: дорогую косметику, вещи, какие-то примочки - я пока что не в состоянии ей этого обеспечить. А если она забеременеет, я не позволю ей продолжать так работать. Но, даже забыв об этих проблемах, я предпочитаю, чтобы все происходило само собой. Пусть все будет от Бога.