КУЛЬТУРА

Татьяна Колганова не боится резких перемен

МНОГОГРАННАЯ ЗВЕЗДА: "Хочу у зеркала спросить..."

МНОГОГРАННАЯ ЗВЕЗДА: "Хочу у зеркала спросить..."

Всеобщее признание и народная любовь пришли к ней с яркой, многоплановой ролью Тани Захаржевской в 82-серийном телефильме «Черный ворон». Затем последовала одна из главных ролей в 24-серийных «Линиях судьбы». Сейчас Татьяна КОЛГАНОВА - одна из самых востребованных актрис, времени у нее всегда в обрез. И все же звезда любезно согласилась встретиться с нашим корреспондентом, примчавшимся для этого в Питер перед самыми новогодними праздниками.

- Татьяна, с каким настроением вы вступаете в 2004 год?
- Сейчас у меня перерыв в съемках. И это счастье - иначе я сошла бы с ума. В прошлом году в начале я параллельно снималась в «Вороне» и в «Линиях судьбы» и репетировала в театре. Выходные выдались только раз, когда я загремела на неделю в больницу. Летом участвовала в двух проектах: 12-серийном под рабочим названием «Мы сестры» (должен выйти на экраны в апреле) и в телефильме «Повторение пройденного», режиссер которого - Игорь Москвитин предложил мне сыграть маму 17-летнего сына! Я обалдела: это сколько же лет моей героине?! Потом прикинула, что ей вполне может быть 34 года, если родила она в 17. Это еще куда ни шло.
- Сейчас вы вообще нигде не играете?
- Репетирую спектакль «На дне» в Небольшом Драматическом театре.
- Говорят, у вас там мужская роль…
- Она у Горького мужская - Кривой Зоб. И сначала мы пытались найти мужчину во мне, но потом подумали, что гораздо интереснее сделать Кривого Зоба женщиной. Возможно, грубой, мужиковатой - ее образ я искала все два года репетиций.

В СЕРИАЛЕ "ЧЕРНЫЙ ВОРОН": героине Колгановой - Тане Захаржевской не раз приходилось перевоплощаться

В СЕРИАЛЕ "ЧЕРНЫЙ ВОРОН": героине Колгановой - Тане Захаржевской не раз приходилось перевоплощаться

- Что-то вас совсем не видно в телевизионных шоу-программах или популярных нынче мюзиклах. Не приглашают?
- К сожалению, так устроено, что на халтуре зарабатываешь больше, чем когда выкладываешься, тратишь душу, здоровье. Это не нормально! Я не занимаюсь такой ерундой. Хотя, помню, в театральном институте как-то раз вписалась в халтурку. Обещали заплатить аж по 100 рублей - а мы были студенты, голодные, бедные. Работа оказалась раздачей рекламных флаеров нового магазина - жуткое унижение! Я была несколько раз прямым текстом послана и с тех пор зареклась заниматься халтурой.
- Так что на жизнь зарабатываете…
- …исключительно в кино. В театре ничего не получаю: у нас не государственное учреждение, ставок нет, платят только за спектакли. Репетирую я бесплатно, мне это просто нравится.
- Когда вы не снимаетесь, семью содержит супруг?
- Муж зарабатывает, собственно, так же - съемками. Пока что он известен в основном в актерских кругах, но, думаю, его звездный час еще придет. Он очень талантлив.
- Известно, что его зовут Вадим Сквирский и он режиссер…
- Давайте не будем этих тем затрагивать вообще. Мне пришлось отказаться от ряда интервью лишь потому, что хотели говорить только о моей семье. Один раз меня все-таки уговорили на встречу и фотосессию у меня дома, материал получился хороший, но все равно меня от этого покорежило.
- Год назад вы говорили, что мечтаете купить квартиру в Питере. Сбылось?
-Да, купила. Теперь там затяжной ремонт, потому что серьезно этим заниматься некогда.

Прокусила стакан

- Смогли бы вы торговать на рынке, как ваша героиня Настя?
- Наверное, если бы жизнь заставила. Не уверена, что у меня получилось бы - в торговле нужен особый талант.
- Что вам памятно по сериалу «Линии судьбы» и партнерству с Константином Хабенским?
- Костя - замечательный артист, и ничего плохого про него не скажу. Помню один случай: в конце сериала у моей героини случился нервный срыв, я рыдаю, меня отпаивают валерьянкой… Сняли с одного дубля замечательно, и тут я понимаю, что во рту у меня - стекло! Я в истерике прокусила стакан!

С КОНСТАНТИНОМ ХАБЕНСКИМ: любовная пара в сериале "Линии судьбы"

С КОНСТАНТИНОМ ХАБЕНСКИМ: любовная пара в сериале "Линии судьбы"

- Вы как-то отмечали окончание сериала?
- И не только окончание! Продюсерами было наказано в обязательном порядке отмечать кадры. Есть такая замечательная традиция: сотый - считается режиссерским кадром, двухсотый - операторским, трехсотый - художников, а актерский - шестисотый. На «Вороне» снимали иначе, блоками по две серии. Поэтому отмечали окончания блоков.
- Кстати, о «Вороне». В романе Вересова судьба вашей героини отличается от сериальной. Какой сюжет вам больше по душе?
- Бог его знает. В книге Захаржевская ненавидит дочку, и мне бы не хотелось этого играть. Трагедия моей Татьяны в том, что она хочет быть нормальной женщиной, любит дочь, но они не могут быть вместе.
- В продолжении сериала вы будете играть?
- Официального разговора еще не происходило, но с режиссером Капицей на приятельском уровне мы это оговаривали. С удовольствием приму участие.

Диплом в обмен на учебник

- Вы из актерской семьи?
- Нет, мама всю жизнь работала в торговле - начальником организационного отдела. Отец - моряк. Родители познакомились в Одессе, но, когда папа окончил мореходку и ушел в дальнее плавание, мама была беременна моей старшей сестрой и осела в Молдавии, в Бельцах - там жила бабушка. Папой я очень гордилась: во всем городе было два моряка - отец и его друг. Помню, в первом классе дети мне не верили, и по возвращении папы из рейса я его чуть ли не насильно притащила за руку в школу. Это был мой звездный час.
- Ваша сестра живет с родными в Бельцах?
- Алену с семьей я вытащила в Санкт-Петербург. Она выпускница художественной школы, но всегда была домохозяйкой. Здесь окончила курсы маникюра и педикюра, ногти в ее исполнении - произведение искусства.
- Вы приехали в Питер поступать в институт. А почему не в Москву?
- Ленинград - это город мечты. В детстве у меня была игра, смысла ее не помню, но в ней находились карточки с питерскими достопримечательностями. Я буквально влезала в каждую картинку, ощущала ее. И вдруг мама предложила мне поехать в Питер, потому что там жила дочь ее подруги. Моя детская мечта исполнилась.
- Вы вроде не сразу поступили в театральный?
- Да, поначалу не взяли. Дочь маминой подруги посоветовала мне не уезжать, а поступать куда угодно, хоть в ПТУ. Это с моей-то серебряной медалью! Какое ПТУ?! Тут я узнала про Институт культуры им. Крупской - «Кулек Крупы» и поступила без проблем. Отучилась там до конца, правда, до сих пор не забрала диплом. Как оказалось, я задолжала им библиотечную книгу по гражданской обороне - зачем только ее брала?! Я хотела возместить стоимость или принести взамен другой учебник, но мне сказали «нет». С тех пор я никак туда не доеду.

С ВАДИМОМ ГУЩИНЫМ: в "Черном вороне" вместе выполняли задание КГБ

С ВАДИМОМ ГУЩИНЫМ: в "Черном вороне" вместе выполняли задание КГБ

- А еще вы какое-то время жили в Праге.
- Сначала уехали родители друзей - так моя подруга Юля устроилась диктором на радио «Свобода». На последнем курсе театрального я приехала к ним на новогодние каникулы. Подруга привела меня на работу и уговорила оставить свой голос на пленке. Я вернулась домой, стала работать в театре «Комедианты» - о пленке на радио и думать забыла. И вдруг звонок из Чехии: «У нас появилось вакантное место диктора, готовы ли вы срочно поменять свою жизнь?» Я была в шоке. А через месяц, доиграв спектакли, со слезами на глазах, но с интересом и любопытством я полетела в Прагу. О чем совершенно не жалею.
- А муж, поехав с вами, фактически стал безработным?
- Он поставил спектакль в Пражском театральном институте, а потом мы с нашим общим другом - выпускником Пражской киноакадемии сняли фильм, который завоевал там массу призов. После картины меня пригласили работать на телевидение - вести программу на чешском языке. Очень быстро я стала довольно известной личностью.
- Зачем же вы вернулись?
- Я об этом мечтала три года! Но вставал вопрос: что делать в Питере, где жить? Помню, сказала как-то: хорошо бы мне предложили главную роль в каком-нибудь долгоиграющем сериале!
Неожиданно раздается звонок из России. Мне описывают роль в «Вороне», обещают еще раз связаться и обсудить мой приезд на пробы. В то время я как раз носила длинные рыжие волосы - это очень попадало под образ. Я все ждала, прическу не меняла, но через два месяца решила, что нашли другую актрису. Только постриглась коротко-коротко, на следующий день звонок: вылетайте срочно. Опять резко менять налаженную жизнь! На студии я познакомилась с Димой Вересовым, который тут же заявил: «Это она! Я писал про нее». И уже без всяких проб я начала сниматься.

Сплетни
- В газете «Жизнь» написали однажды полную белиберду: якобы на съемках «Линий Судьбы» у меня не шла сцена, а Константину Хабенскому надо было срочно лететь в Москву на спектакль, и он очень переживал. Видимо, статью писала какая-то влюбленная в Костю журналистка. Дальше шел мой собственный комментарий, которого я не давала. Сначала была у меня мысль позвонить автору статьи, а потом я подумала: бог с ней.
Занятные сплетни появились, когда я в Прагу уехала: будто бы я вышла замуж за чеченца, поехала в Чехию, купила радио «Свобода» и теперь там всем заправляю.

Фанаты
- Помню мой первый выезд на машине - до ближайшего торгового центра за сигаретами. Все купила, уже выезжаю с парковки, пытаюсь сосредоточиться и тут вижу: какая-то женщина делает мне знаки руками. Думаю, хочет, чтобы я ее подвезла, а у меня мандраж. Все-таки впервые за рулем. Показываю ей: нет, извините! Она тогда подбегает к машине, открывает дверь, пролезает ко мне через пассажирское сиденье, хватает за руку и кричит: «Я с Украины! Я вас узнала! Ой!» - и больше ничего не могла выговорить…

Письма
- Девочка Ира из Минска пишет мне настолько искренне, а я все не найду времени ответить. Я обязательно напишу! У меня уже сформировалось чувство вины перед ней и еще перед одним человеком, имени которого я, к сожалению, не помню. Он писал мне на сайт Небольшого Драматического театра: у его матери очень интересная судьба, остались мемуары, способные стать основой для моноспектакля. Письмо интересное, я начала отвечать, но тут у меня выключился Интернет, а потом что-то случилось с компьютером, и все письма пропали. Если он прочтет это интервью, пусть откликнется, я отвечу.

Приметы
- Главная актерская примета - не дай бог упадет сценарий или пьеса! Надо сесть на него пятой точкой и подняться, придерживая текст. Всегда сажусь: иначе уже ничто не поможет. В институте перед выпускными спектаклями мы с Федей Лавровым придумали свою примету: перед выходом на сцену надо ущипнуть за задницу. Потом я принесла эту традицию в театры «Комедианты» и в Небольшой Драматический. И еще у нас в Небольшом есть такой ритуал. Перед спектаклем актеры вместе с режиссером собираются в круг, делают так: рука на руку, рука на руку, дальше резко поднимают руки вверх - с богом! Все, теперь можно играть.