КУЛЬТУРА

Екатерина Семенова: Меня считали недостаточно сексуальной

В ГОСТЯХ У ЗВЕЗДЫ: "Я контактный человек..."

В ГОСТЯХ У ЗВЕЗДЫ: "Я контактный человек..."

На телеканале НТВ начался показ многосерийного фильма «Граф Крестовский». Одну из ролей в нем сыграла Екатерина СЕМЕНОВА, ставшая популярной после сериала «Две судьбы». Сейчас актриса плотно занята на съемках продолжения российского телехита, много играет в театре. С большим трудом она все-таки выкроила время для нашей встречи.

Наталья ШЕВЧЕНКО

Наконец-то мы сидим в ее уютной кухне, пьем зеленый чай и разговариваем. Просторная квартира, стильный дизайн, много света, зеркала. На диване в обнимку с маленьким, но очень храбрым песиком Эндиком расположилась дочка - семилетняя Маша. Мультик про Арнольда ей гораздо интереснее нашей беседы. После нескольких телефонных звонков можно приступить к вопросам...
- Катя, как вы думаете, с какой работы вас начали узнавать зрители?
- С «Двух судеб». Для меня как для актрисы это была «судьбоносная» роль, потому что после нее у меня все пошло в работе. Но это было уже потом. А сначала были пробы, на которых меня не утверждали.
- Почему?
- Против были продюсеры и редакторы. Им казалось, что я недостаточно сексуальна. Аргумент был такой: эту женщину не могут любить. Мне даже делали отдельные пробы ног, рук и т. д. Я уже ни на что не надеялась, была выбрана другая актриса. Отстоял меня режиссер Усков. В связи с этим возник даже мини-скандал. Когда я выезжала на первую съемку, Валерий Иванович честно предупредил: «Это еще одна твоя проба. Если сейчас проиграем, мне придется делать замену». Но уже после третьего съемочного дня вопросов ни у кого не осталось. Огромное спасибо еще и автору «Двух судеб» Семену Малкову, который сказал: «Это - моя Вера, и другой не будет».

ИВАН И ВЕРА В "ДВУХ СУДЬБАХ": Александра Мохова, как и Семенову, утвердили не сразу

ИВАН И ВЕРА В "ДВУХ СУДЬБАХ": Александра Мохова, как и Семенову, утвердили не сразу

- Остальных актеров утвердили сразу?
- Такая же проблема была с Александром Моховым. Это потом уже все начали говорить, что Саша - точное попадание в роль Ивана.
- Съемки были сложными?
- Такая важная роль, естественно, далась мне болью. Но уже после первого прочтения сценария мы все знали, что из этой работы получится нечто серьезное. У нас был второй режиссер, который все время кричал: «Сейчас же соберитесь! Над вами будет рыдать миллион домохозяек!» За год съемок я настолько слилась с героиней, что уже говорила: «Как Вера я не могу так поступить». Мы останавливали работу, вызывали автора, переписывали отдельные куски. Какие-то сцены рождались из наших ночных посиделок. Конечно, такой длительный процесс невозможен без ошибок, накладок. А потом появляются люди, которые все эти помарки тщательно изучают и пишут письма: «У вас патефон не того года».
- Вам было жаль расставаться с вашей героиней?
- А я не рассталась. Сейчас мы снимаем продолжение - «Две судьбы-2». Съемки начались недавно, и по срокам это, видимо, продлится год. Кстати, Малков сейчас пишет, по-моему, уже «Две судьбы-28». То и дело звонит: «Катя, умерли все, но Вера Петровна до сих пор жива!» В продолжении на первый план выходят внуки героев, но остается линия Веры и Степана как единственных выживших «старых» персонажей.
- Интересно играть возрастную роль?
- Конечно! Знакомые мне говорят: «Как ты будешь играть старуху?» Нормально. К тому же для такого жанра, как сериал, необязательно делать тысячу морщин. В первой части мы это попробовали и отказались. Зрители и без сложного грима поверили в мой возраст. Знаете, после выхода картины я поехала на «Последнего героя-4». Так вот, в чате, где обсуждали это шоу, зрители писали обо мне: «Ну что вы хотите, ей же уже за 40». Сейчас, когда я стала блондинкой для съемок фильма на канале НТВ, люди удивляются при встрече: «Мы не думали, что вы такая молодая».

Это был шок!

КАТЯ И МАША БУТЫРСКАЯ В "ПОСЛЕДНЕМ ГЕРОЕ-4": на подвиги толкал дух азарта

КАТЯ И МАША БУТЫРСКАЯ В "ПОСЛЕДНЕМ ГЕРОЕ-4": на подвиги толкал дух азарта

- Расскажите о жизни на острове.
- Мы уехали 9 сентября, а на следующий день у мужа был день рождения, и он немного обиделся. Остров подарил мне друзей: Машу Бутырскую, Жанну Фриске. Он много дал в плане понимания человеческих отношений. Тяжело было возвращаться в привычный мир. С нами работали психологи, некоторые ребята заработали нервные срывы. Например, Жанне пришлось уехать из Москвы. Она гуляла по Европе, приводила себя в чувство, потому что не могла выйти на сцену - убегала и начинала плакать. Словами не объяснишь, почему так происходило. Это был шок! Сейчас уже я понимаю, что плохой опыт - тоже опыт: для меня нет ничего невозможного. Например, я не умею нырять. Но там ныряла как подорванная, спускалась под воду по какой-то веревке, потому что азарт захватывал полностью. Мы тогда не совсем понимали, куда едем и зачем. Это была не отвага, а, скорее, недопонимание. Были моменты, когда безумно хотелось все бросить. Сейчас я не могу объяснить, почему, так желая уехать, просидела там 36 дней. Я до сих пор слышу от своей семьи: «Вот, ты же могла бросить нас так надолго!» Хотя сын Никита уже спросил, почему я не поехала на «Последний герой-5». Ему хочется гордиться и рассказывать друзьям: «Это моя мама медленнее всех бежит и тяжелее всех скачет. Но зато она на острове».
- Каким был день возвращения?
- Мне здорово досталось от комаров, и, когда мы прилетели, Гена, мой гражданский муж, практически на руках вынес меня из самолета: сказался перепад давления, кожа начала сохнуть, гноиться, ходить было больно. В Лондоне, где мы пересаживались, я первым делом помчалась в магазин посмотреть чистые вещи - все наши шмотки сожгли на острове, их разъело. Я бросилась мерить какие-то сапоги, продавщица обрадовалась, потом медленно опустила глаза вниз на мои ноги: «Мадам, извините ради бога, но мы не можем вам это позволить». Я грустно пожаловалась потом Гене, он влетел в этот магазин и взял сапоги без примерки. А в самолете ко мне подошла какая-то женщина и с ужасом спросила: «Мисс, что с вами случилось?» Я объяснила, что была в Панаме на «Последнем герое», но она долго не успокаивалась.
- Некоторые из вашей команды снова поехали на остров. Почему вы к ним не присоединились?
- Проблемы были почти у всех «островитян» - Макса Покровского, Жанны Фриске, Юли Началовой. Но в конце августа они поехали на съемки «Последнего героя-5»! Опять! Когда я спросила Жанну: «Ты что, с ума сошла?» - она не смогла мне ответить, но улетела. То же было с Таней Догилевой: ей остров снился, и, твердя вместе со всеми: «Зачем я это делаю?» - она снова подписалась на проект. Что касается меня… Я ведь артистка репертуарного театра. И если в первом случае Олег Павлович Табаков пошел навстречу Первому каналу и отпустил меня на 36 дней по личной просьбе Константина Эрнста, то теперь это было бы гораздо сложнее. Ведь несколько спектаклей из-за моего отсутствия пришлось тогда отложить.

Кто же убийца?

- Судя по количеству телефонных звонков во время нашего разговора, у вас много друзей. Это не утомительно при вашей загрузке?
- Я контактный человек, это идет из семьи. У родителей всегда было много друзей. Моя мама - совершенно потрясающая, уникальная - режиссер-постановщик анимационного кино. Как художник она начинала с «Тайны третьей планеты» и героиню мультфильма Алису рисовала с меня. Отец - грузин, работает на Первом канале, он документалист. В свое время папа снимал сериал «Великая Отечественная». Помимо этого, у родителей своя студия, частный проект, где они делают мультипликационные и документальные фильмы. А сейчас отец еще ведет свой курс во ВГИКе. У них - ни секунды покоя. На каждом фильме мама говорит, что это ее последняя работа, а потом она станет образцовой бабушкой. Но новая работа ее захватывает, и опять: «..Ввот только досниму эту картину - я мечтала о ней всю жизнь». Родители научили меня работать и любить. Я всегда ими гордилась. И друзья у меня такие же - Алена Хмельницкая, Марина Могилевская, Маша Бутырская - состоявшиеся люди, которые хорошо знают, чего хотят в жизни.
- Вы как-то говорили, что ваша дочь, снявшись в «Двух судьбах», отказалась продолжать актерскую карьеру…
- Сейчас я снимаюсь на НТВ, а мою дочь играет восьмилетняя девочка. Вот кто действительно зарабатывает деньги и понимает, что это - профессия. Когда Машка пришла со мной на площадку, эта девочка ее спросила: «А ты почему не снимаешься?» Машка ответила: «Не хочу». Та была очень удивлена: «Но надо же деньги зарабатывать». Маша сказала, что она будет их зарабатывать по-другому.

ДОЧКА МАША: быть актрисой ей не понравилось

ДОЧКА МАША: быть актрисой ей не понравилось

- А о какой работе идет речь?
- Вадим Шмелев, бывший режиссер «Ундины», снимает детективную историю «Игра на выбывание». Я играю известную тележурналистку. Ее элитный дом вдруг становится ареной страшных событий. Некто шантажирует жильцов. История написана в лучших традициях Агаты Кристи, когда зритель до последней серии не догадывается, кто убийца. Мы сами этого не знаем. Фильм - восьмисерийный, а нам раздали сценарии семи серий. И убийцей может быть каждый из нас. На площадке мы смотрим друг на друга с легким подозрением - кто же «плохиш»? Все пытаются просчитать друг друга. Это вносит в работу определенный драйв.
- Катя, а как у вас с личной жизнью?
- Я уже какое-то время живу в гражданском браке. Мой муж Геннадий занимается инвестиционным бизнесом. У меня двое детей, сын Никита и дочь Маша, и хорошие отношения с их отцами.
- А где же он вас нашел?
- Это я его нашла... Конечно, мы оба по характеру - люди непростые. Бывает, сходимся, расходимся, но нам никогда не бывает скучно. Я раньше многого не понимала в человеческих отношениях, мне казалось, что я боюсь остаться одна. Отсюда были проблемы. Но если люди хотят, они все преодолеют. Нам хорошо вместе, и это сейчас самое главное.

Когда я уже собиралась уходить, к Кате заехала Маша Бутырская. У них были срочные дела - Маша ехала в детскую больницу, куда доставили раненых детей из Беслана, чтобы оказать финансовую помощь. Но при этом обе согласились уделить пару минут, чтобы сфотографироваться на Катиной кухне. Две подруги - актриса и фигуристка, которых познакомил и сдружил маленький остров в Карибском море...