КУЛЬТУРА

Дочь Геннадия Шпаликова боится сгинуть в психинтернате

Дарью в любой момент могут отправить в стационар закрытого типа

Пять лет назад мы написали о трагической судьбе актрисы Дарьи ШПАЛИКОВОЙ - дочери некогда знаменитых Геннадия ШПАЛИКОВА и Инны ГУЛАЯ. Родители Даши в разное время покончили жизнь самоубийством. После этого несчастная женщина пережила страшные эмоциональные потрясения: оставила актерскую профессию, год прожила в монастыре, а потом оказалась в Московском научном центре психического здоровья РАМН. И вот в Интернете появились новые призывы о помощи Дарье: 54-летнюю женщину хотят перевести из солидного медцентра в убогий психдиспансер, где она может погибнуть.

Тревогу забила москвичка Надежда Петрова, одна из немногих навещающая Дарью Шпаликову в Центре психического здоровья.

- Мы с Дарьей познакомились пять лет назад, когда я тоже находилась в этой клинике из-за сильной депрессии, - рассказала Петрова. - Даша лежала в одноместной палате, а я в пятиместной. Ей было скучно, и она приходила к нам пообщаться. Много рассказывала о себе. Мне стало ее безумно жалко. Совершенно одна на белом свете: после смерти гениальных родителей и бабушки личная жизнь у нее не сложилась.

По словам Надежды, в свое время соседка Шпаликовой по имени Светлана Юшкевич, воспользовавшись душевным недугом наследницы знаменитой кинопары, уговорила Дарью переписать на себя две ее столичные квартиры.

- Но пять лет назад по этому поводу поднялся шум в газетах и на телевидении, - продолжает наша собеседница. - В результате одна из квартир, на Варшавском шоссе, Дарье вернулась. А квадратные метры на Шаболовке так и остались у Светланы, она ее сейчас сдает. Формально Светлана считается опекуном Дарьи, но ничего для нее не делает. Дочь Шпаликова и Гулая из-за своего недуга не способна находиться одна, вот и живет в центре на Каширке, откуда ее в любой момент могут попросить. Я обращалась во многие инстанции, просила найти для Даши человека, доброго и искреннего, который будет с ней жить и помогать. Но Светлана всегда оказывалась впереди и уверяла, что у них все нормально. Самое ужасное, что сама Дарья боится прервать отношения со Светой. Дескать, тогда ей никто и стакан воды не подаст или сигареты не принесет, без которых она не может. Вот такой парадокс.

Мы решили навестить Шпаликову, чтобы узнать о положении дел из первых уст. Петрова не только организовала нашу встречу в клинике на Каширке, но и согласилась сопровождать нас.

- Даша очень боится незнакомых людей, - предупредила она. - Пожалуйста, проявляйте максимальную тактичность и, умоляю, не снимайте ее скрытой камерой. Однажды телевизионщики ее так сняли и показали на всю страну. Даша после этого долго не могла оправиться.

С родителями (1964 г.)

С родителями (1964 г.)

 

Все идет по плану

И вот мы в комнате для свиданий. Входит грузная женщина с одутловатым непропорциональным лицом, у которой почти не осталось зубов. В последний раз мы видели Шпаликову в ноябре 2012-го на вечере памяти ее отца в Доме литераторов. Тогда она выглядела не так печально. С трудом преодолевая волнение, Дарья Геннадьевна принимает от Петровой передачу - варенье, сладости, сигареты.

- Спасибо. Вот возьми, - сует мятую пятисотрублевку Надежде.

Наша провожатая наотрез отказывается принять деньги и, пока Шпаликова шуршит в пакете с подарками, шепотом объясняет:

- У Даши вторая группа инвалидности, не предполагающая лишение дееспособности. Но, сами видите, она как ребенок. Вот недавно получила пенсию (это порядка 20 тысяч), вышла прогуляться и накупила у метро ненужной бижутерии, которую потом раздарила медсестрам. А ей ведь нужны деньги на лекарства и кварплату.

- Надя, меня скоро выпишут, и что я делать буду? - не замечая нас, говорит Шпаликова и, будто раненая птица, начинает кружить по небольшому помещению. - Пойду, отнесу гостинцы, - вдруг вскакивает и на несколько минут исчезает.

- Она настолько привыкла жить в этой клинике и так боится, что ее отправят домой или в настоящую психушку, что не находит себе места. Ведь там, как в тюрьме, да и препараты сильные колют, последствия которых трудно предсказать, - шепчет нам Надежда. - По закону тут можно находиться бесплатно месяц в году, а за остальное время нужно платить по 40 тысяч в месяц. Но где взять такие деньги? Вот я и хотела поднять проблему через вашу газету. Может, найдутся добрые люди и помогут.

- Вы уже к кому-то обращались?

- Конечно. Просила о помощи у бывшей актрисы Ольги Гобзевой, которая давно стала монахиней и помогает страждущим актерам, - объясняет Петрова. - Но она отрезала, что у Даши есть опекун Светлана Юшкевич и, мол, зачем ей еще кто-то? Шпаликова и сама звонила Гобзевой, плакала, но та очень строго с ней разговаривала и, отчитав, положила трубку. Одно время Шпаликовой помогала и актриса Екатерина Васильева, тоже воцерковленная женщина. Нужны не временные вливания, а постоянная поддержка. Может, Гильдия актеров подсобит? Хотя Дарья из нее и вышла, но хотя бы в память о ее родителях что-то можно сделать?

На вечере памяти отца (2012 г.)

На вечере памяти отца (2012 г.)

Шпалкикова снова тучкой возникает в дверном проеме. Сразу же замечаем, что настроение у нее кардинально изменилось.

- Пожалуйста, скорее уходите, - причитает она. - Мне ничего не нужно, у меня все хорошо. Уходите... Врач мне запретил с вами разговаривать.

Пытаемся ее успокоить, но она непреклонна.

- Даша боится, что после статьи в газете медики выпишут ее еще раньше, - предполагает Петрова. - Вот до чего жизнь довела! Конечно, характер у нее не сахар, она груба с окружающими, и те в ответ, понятно, не хотят ей помогать, не понимая, что ее жизнь в угол загнала.

Вернувшись в редакцию, звоню Екатерине Васильевой:

- С Дарьей все нормально, я сама ею занимаюсь, но рассказывать ничего не буду, - спешно сворачивает разговор народная артистка.

В Гильдии актеров кино тоже немногословны:

- Разве пожизненное пребывание в клинике не оплачивает фонд Никиты Михалкова? - удивляются там. - Мы ничего об этой ситуации не знаем. Обращайтесь к Михаилу Калинину, он всю ответственность за судьбу Дарьи взял на себя. А вообще разве нельзя, в обмен на пожизненное проживание в клинике, забрать квартиру Дарьи на Варшавке?

Ответственный секретарь Союза кинематографистов России и «правая рука» Никиты Михалкова Михаил Калинин явно не настроен на диалог:

-Что вы хотите от меня услышать?! - резко отвечает он. - Союз кинематографистов, в частности Никита Сергеевич Михалков, оказывает всяческую помощь Дарье на протяжении многих лет. Все идет по плану. Зачем паниковать? Мы на связи с Институтом психического здоровья на уровне руководства. Если потребуется дополнительное пребывание Дарьи в этом центре, мне должно позвонить начальство клиники, и мы все положительно решим. Если же встанет вопрос о ее переводе в интернат, тоже все решим. Что значит, она туда не хочет? Сегодня не хочет, а завтра захочет! Больше комментариев по этому поводу не даю. У нас есть план, и мы его воплощаем в жизнь.