КУЛЬТУРА

Андрей Соколов отпрыгался

Он входит в первую десятку самых востребованных российских звезд. Снимается в фильмах, сериалах (сейчас мы видим его в картине «Красная площадь»). А еще с недавнего времени он ведет телепрограмму «Только для мужчин» на канале ТВЦ. Несмотря на свою славу (к которой сам актер относится весьма иронично), звездной болезнью Андрей СОКОЛОВ не страдает. Он контактен и доброжелателен. Правда, в начале беседы предупредил, что на личные темы говорить не хочет: «Я просто не понимаю, почему всех журналистов в последнее время интересует одно и то же? Это какой-то ужас».

Александр СЛАВУЦКИЙ

- Андрей, один из первых ваших сериалов был «Зал ожидания». Вы всегда лояльно относились к «телеоперам»?
- Все зависит от режиссера. «Зал ожидания» был попыткой перебить ореол, который потянулся за мной после «Маленькой Веры». Потому что играть однотипные роли, а также отвечать на одни и те же вопросы журналистов было уже невозможно! К сожалению, от моей роли немного осталось, и желаемый результат - изменить общественное мнение о себе - оказался не достигнут. Но я все равно остался доволен. На том сериале денег никто не заработал, но это было в кайф! Я не знаю, кто еще так работает, как Астрахан, - это бешеная энергия!
- Сейчас вы снимаетесь в одном сериале за другим. Вы удовлетворены тем, как используются ваши возможности в кино?
- Слово «используют» в данном случае звучит не совсем корректно. Хотя актерская профессия по своей сути продажная. Объект нашей торговли - собственное тело и психофизика. Я стараюсь не сниматься где попало - только когда самому интересен материал.
- Не устаете от «мыльной» каторги?
- Раньше мне практически не приходилось работать так плотно и так долго. Но для перехода на такой ритм были свои причины. Как-то несколько лет назад мою машину остановил сотрудник ГИБДД и спросил, кем я работаю. Я понял, что это - «первый звоночек», и отреагировал так: за полтора года снялся в четырех разных многосерийных проектах. Это «Линия защиты», «Золотая пуля», «Смотрящий вниз», «Время любить».
- Не так давно по НТВ был показан сериал «Адвокат-2», в котором вы - режиссер и исполнитель главной роли. С чьей помощью вы находили образ законника?
- У меня наладились очень серьезные отношения с адвокатом Алексеем Доронкиным, курировавшим фильм. Кроме того, я уже несколько лет связан с правовым центром «Линия защиты», который сотрудничает со многими высококлассными специалистами. Проконсультироваться по любому связанному как с бытом, так и творчеством вопросу у меня есть возможность всегда.
- Так вот каким образом во время съемок второй части «Адвоката» вам удалось выиграть реальный судебный процесс?
- Сейчас говорить об этом рано. Вынесено только предварительное решение суда, которое может быть пересмотрено или обжаловано. В двух словах, дело вот в чем. Некая продюсерская компания пригласила меня в спектакль «Мечты идиота». Я согласился, но покинул этот проект задолго до премьеры. Когда началась рекламная кампания, я по-прежнему фигурировал на афишах спектакля. Меня возмутило, что мошенники грели руки на моем имени и обманывали зрителей.

Только для мужчин

- Вы были одним из первых «секс-символов» СССР. Поклонницы, цветы, письма, слезы... Какие чувства вы испытывали?
- Не скажу, что это плохо. Внимание приятно, пока не мешает работе и жизни. К поклонникам я отношусь с пониманием, благодарностью. Слишком навязчивых пресекаю. И хотя мировоззрение с годами меняется, уважение к зрителю было, есть и будет.
- Вы испытали особую радость, проснувшись звездой после «Маленькой Веры»?
- Некогда было почивать на лаврах. Я учился в Щукинском театральном училище, подрабатывал - вел кружок и снимался в другом фильме. Сессии сдавал досрочно, окончил Щуку с красным дипломом. Мне больше удовольствия доставляет работа, а не «послеработный» отдых. И всегда, когда заканчивается очередной проект, есть странное ощущение, что это было в последний раз и будет ли - неизвестно.
- Почему вы согласились вести программу «Только для мужчин»?
- Давно хотелось попробовать что-то вроде этого. Предложения от каналов я получал неоднократно, но времени не было или идея не устраивала.
- Не думаете, что жанр ток-шоу приелся зрителю?
- На сегодняшний день наше шоу единственное, ориентированное на мужскую аудиторию. За круглым столом собираются интересные люди и под джазовое фортепиано, с рюмкой коньяка обсуждают волнующие вопросы. К тому же «Только для мужчин» снимается не по сценарию, а в режиме свободной беседы-импровизации.
- Легко для вас быть ведущим?
- Не всегда. Для меня это новое амплуа. На первой съемке многое было неожиданным, я волновался.
- Странно слышать это от вас: ваши экранные герои обычно так уверены в себе…
- Не путайте профессию и жизнь. К слову, есть такая фраза: «Театр строится на поверженном самолюбии». Это правда. Что касается героев… Я думаю, если у тебя в характере есть костяк, то это видно. Этого не спрячешь ни на сцене, ни на экране. Не надо забывать, что ты мужик.
- В фильме «Охота на сутенера» вы сами спускались по веревке с четвертого этажа. Зачем так рисковать?
- Перед началом съемок этого эпизода ко мне подошли каскадеры и сказали: «Понимаешь, у нас халтура подвернулась во Владивостоке. Американцы снимают картину и предлагают отличные деньги. Может, попробуешь сам спуститься по веревке?» Я просто их выручил.
- Опасно, учитывая, что на съемках вы постоянно попадаете в передряги. В сериале «Смотрящий вниз» вас вообще контузило...
- Да, жуткая была история. Меня должны были «ранить», и постановщик трюка для большего эффекта использовал в «посадке» двойной заряд. К тому же пришил мне ее не на плечо, а на ключицу, то есть прямо под ухо. Когда «посадка» шарахнула, моя барабанная перепонка, слава богу, не порвалась, но выгнулась в другую сторону. Вставляли ее в хирургическом отделении. Около двух лет я мучился с перепонкой, первые месяцы не мог летать на самолетах.

Спасла интуиция

- Насколько мне известно, у вас немыслимое количество увлечений.
- Мне все вокруг интересно. В детстве занимался во всевозможных спортивных секциях, ходил в музыкальную школу. С четвертого по восьмой класс занимался бальными танцами, был призером Москвы. Играл в хоккей в профессиональной команде «Крылья Советов», стал кандидатом в мастера спорта, плавал, стрелял, ездил на машинах. Одно время у меня было сумасшедшее увлечение - прыжки с парашютом, но сейчас уже отпрыгался. В фильме «Три мушкетера» «засветился» на лошади. Хотя раньше конным спортом не занимался, по указке режиссера сел верхом и поехал. Я очень люблю жизнь, а она быстро проходит. Вот и хочется узнать, попробовать как можно больше.

- А что значит отпрыгался?
- Несколько раз парашют не раскрывался. Ощущение при этом довольно странное: смотришь вниз и думаешь, зачем тебе это было надо? Жил бы себе… В первый раз - весной - стропы парашюта за зиму примерзли и не освобождались. Ко мне подлетел инструктор, порвал их и раскрыл запасной парашют. Второй раз у меня не раскрылся ни основной, ни запасной парашюты, спускался на инструкторе. А закончилась моя воздушная эпопея так: прыгал я с двумя приятелями. Первый ломает ногу, второй - тоже. Я, приземляясь, ломаю палец на руке. После этого мы призадумались и решили заняться более безопасным спортом - купили себе по мотоциклу.
- Говорят, экранные роли порой «преследуют» актеров в жизни. У вас что-нибудь подобное было?
- Несколько раз. Например, в фильме «Наш человек в Сан-Ремо» я играю «афганца», которому предстоит хирургическая операция. Через некоторое время я попал в больницу с такой же операцией. Большое впечатление произвели съемки в философской картине «Господь мой, не покинь странника». У всех членов съемочной группы происходили какие-то неприятности, а с некоторыми случались мистические вещи. Но более детально говорить об этом я не имею морального права.
- А с мистикой вне творчества вы когда-либо сталкивались?
- Был один эпизод. Мы должны были вместе с отцом лететь на самолете, но я сказал, что забыл закрыть дверь квартиры. Соврал, потому что интуиция подсказывала - не надо нам лететь. Вернулись. А самолет действительно потерпел аварию.