ЭКОНОМИКА

Как выросли налоги в 2017-м и почему вы этого не заметили

Фото Ивана МАКЕЕВА/«Комсомольская правда»
Глава ФНС Михаил Мишустин отчитался о результатах работы своего ведомства: в 2017-м налоговикам удалось собрать аж на треть больше денег, чем в 2016-м году. На фоне продолжающегося снижения уровня жизни населения и «нулевого роста» в промышленности эти известия вызывают смешанные чувства

Самая очевидная точка роста налоговых поступлений в бюджет — это изменения в законодательстве, повлекшие за собой увеличение фискальной нагрузки на население или бизнес. А таковых за минувшие два года в нашей стране произошло немало. Eg.ru решил припомнить, за что же мы стали больше платить в 2017-м году, и разобрался в хитростях налоговых нововведений.

Какие налоги выросли в 2017-м

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: формула расчета налога на недвижимость.
С этого года регионы один за другим начали переходить на новую формулу расчета налога на имущество  по кадастровой стоимости.
В ЧЕМ ПОДВОХ: В теории кадастровая стоимость объекта должна быть максимально приближена к рыночной — а значит напрямую зависит от множества индивидуальных особенностей конкретного объекта (будь то квартира, дом или земельный участок). Однако на практике оценка недвижимости по кадастру производилась в массовом порядке: чтобы не тратить время, эксперты определяли «среднюю температуру по больнице», и в результате кадастровая стоимость объектов нередко завышалась в разы. А порой и в сотни раз. Сейчас таких эксцессов меньше, но даже без них средняя сумма налога на недвижимое имущество заметно выросла после перехода на новую формулу.

Карикатура: Катерина МАРТИНОВИЧ

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: распределение налога на прибыль организаций.
В ЧЕМ ПОДВОХ: Хотя сам налог остался на прежнем уровне в 20%, в федеральный бюджет теперь идет не 10%, а 15% собранных средств.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: Ставка торгового сбора.
Этим налогом облагается имущество организаций и индивидуальных предпринимателей, занятых в торговле. По сравнению с прошлым годом его повысили на 7,2%, что почти вдвое больше официального уровня инфляции за этот же период.
В ЧЕМ ПОДВОХ: Хорошая новость: торговый сбор может быть установлен только на территории городов федерального значения, то есть в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе. Плохая: если за весь отчетный период (а это ровно один квартал) вам удалось продать хотя бы один карандаш, торговый сбор придётся всё равно оплачивать по-полной, а при нынешнем максимальном оэффициенте в 1,237, его ставка может доходить до 680,35 руб. за каждый квадратный метр используемой вами площади. Разумеется, увеличение расходов ритейлеров пропорционально отразилось и на простых потребителях.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ: Размер взносов для индивидуальных предпринимателей.
Теперь они рассчитываются исходя из минимального размера оплаты труда (МРОТ), который начали с большой помпой повышать до «прожиточного минимума». Теперь минимальный годовой взнос составляет 27 990 рублей.
В ЧЕМ ПОДВОХ: С 2019 года нельзя будет продавать даже укроп со своего огорода без оформления ИП; у законодателей осталось совсем немного времени, чтобы разрешить возникшую коллизию.


КСТАТИ: администрирование этих взносов передано налоговой службе — у Пенсионного фонда не хватало средств убеждения и возмездия.


Наконец, постоянно и очень сильно растут акцизы на бензин и дизельное топливо.

Помогло ли это бюджету

А теперь, самое интересное: на самом деле, всего перечисленного не хватает даже для 10%-ного роста налоговых поступлений в федеральный бюджет. Более того: если кто не знал,  у нас в стране вообще формально действует трехлетний мораторий на рост налогов!

Михаил МИШУСТИН. Фото Олега РУКАВИЦЫНА/«Комсомольская правда»

Тем не менее руководитель Федеральной налоговой службы (ФНС) Михаил Мишустин отчитывается о прибавке в сборах аж в 32%! За восемь месяцев налоговики собрали для страны ни много ни мало 5,8 триллионов рублей. Откуда такой фантастический результат?

Причины две. Первая — очевидно эффективная стратегия по взысканию задолженностей, принятая ФНС в 2016-м году и сильно напоминающая деятельность коллекторов. Вторая — некоторый рост цен на углеводороды, который ведет к повышению собираемости главного федерального налога России — на добычу полезных ископаемых. Государственные монополисты в этой сфере отчаянно сопротивляются полной выплате дивидендов и высоким ставкам НДПИ, но все-таки, скрепя сердце, платят.

Сухой остаток

Казалось бы, в стране произошло экономическое чудо: на фоне продолжающейся стагнации резко, много выше инфляции, вырастает собираемость налогов - причем как в региональные бюджеты, так и в федеральный. Но подвох в том, что деньги ведь не берутся из ниоткуда, и чем больше их собирает ФНС, тем меньше остается их у граждан и на предприятиях.

К г-ну Мишустину претензий нет: он просто хорошо  делает свою работу. Правительство тоже старается развить системы налоговых льгот, мораториев, рассрочек, экспериментирует с особыми экономическими зонами и территориями опережающего развития. Однако все это упирается в инертность на местах, в нежелание или неумение руководства большинства российских регионов стимулировать людей к активной хозяйственной деятельности.

В некотором смысле мы поставили телегу впереди лошади — пока налоговики наращивают эффективность своей работы, экономика всё ещё находится на дне. А это - пусть и  непреднамеренно - но всё же тормозит развитие страны.