ЭКОНОМИКА

Послание президента: экономику оставили без жёсткой руки

1 декабря президент России Владимир Путин огласил свое очередное послание Федеральному собранию, первое в истории VII созыва Государственной думы. Экономическая часть этого документа, при всей ее информативности, напомнила бессмертную басню Крылова «Кот и Повар».

 

«Россия у нас одна»

В отличие от ярких, артистичных прямых линий, президентские послания Путина выглядят вполне рутинными речами руководителя страны (этим они отличаются от посланий Медведева, который отрывался в них по полной программе, обещая колонизацию Марса вместе с нанонизацией всей России).

На оглашении послания Федеральному собранию присутствовали далеко не только парламентарии – тут были и министры, и руководители Администрации президента, и главы госкорпораций, и другие специально приглашенные лица.

«Больше внимания на этот раз уделим экономике», пообещал в самом начале своей речи Владимир Путин. То же самое, кстати, он говорил и год назад. Однако разговор предсказуемо начался с итогов недавних парламентских выборов, после чего перешел к необходимости защиты традиционных ценностей и поддержанию единства среди граждан страны. Концовка этого раздела «Мы единый народ, мы один народ, и Россия у нас одна» вызвала первые, но далеко не последние аплодисменты в зале.

 

Хроники отрицательного роста

Время экономики наступило через полчаса после начала речи. К сожалению, от популярного ныне жонглирования термином «рост» президент не удержался, заявив, что в России наметился промышленный рост… в виде спада в 0,3%.

Перейдя к сельскому хозяйству, которое существенно повысило свои показатели благодаря эмбарго (то есть устранению ряда зарубежных конкурентов), президент упомянул, что в прошлом году экспорт вооружений дал 14,5 млрд долларов, а сельскохозяйственной продукции – 16,2 млрд.

Увы, если сопоставить это с цитатой из прошлогоднего послания: «В прошлом году российский экспорт сельхозпродукции составил почти 20 миллиардов долларов, на четверть больше, чем выручка от продажи вооружений», - можно говорить о существенной отрицательной динамике в этой сфере.  Официальная статистика также показывает спад: с 18,9 млрд в 2014 году до 16 млрд в 2015-м. При этом объемы-то продаж выросли (!). Но для завоевания новых рынков Россия применяла демпинговые методы, снижая цены на свою продукцию порой до предела возможностей.

Президент, кстати, напомнил, что эмбарго не будет продолжаться вечно и что нам нужно быть готовыми к усилению конкуренции на внутреннем рынке.

 

Давление на бизнес

Еще одно сравнение с прошлогодним посланием напрашивалось в антикоррупционной части текста. Год назад Владимир Путин говорил: «За 2014 год следственными органами возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 тысяч из 200 тысяч, еще 15 тысяч дел развалилось в суде. Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15 процентов дел».

Сегодня же президент, вспомнив эти цифры, поблагодарил Госдуму за то, что она «существенно усилила уголовную ответственность правоохранителей за фальсификацию дел». К сожалению, статистику привлечения силовиков к этой ответственности он не озвучил (а она, судя по всему, просто нулевая).

«Мы серьезно обновили правовую базу в сфере предпринимательства, но важно обеспечить правоприменение», – сказал президент и, обратившись к кому-то в зале, добавил, что «это не проходная тема». «Надо отменять инструкции, которые никак не влияют на качество продукции и услуг, но при этом по рукам и ногам связывают бизнес». Эти слова президента внимательно, с трепетным выражением на лицах, слушали несколько сотен долларовых мультимиллионеров, часть личных состояний которых было бы невозможно сколотить без административного давления на предпринимателей…

 

Налоги: мораторий и льготы

С некоторой гордостью президент напомнил о налоговом моратории, принятом в 2014 году, и готовящейся реформе («Чтобы с 1 января 2019 года зафиксировать новые стабильные правила на долгосрочный период»). К сожалению, в реальности мораторий на повышение налогов не действует: во-первых, на полную мощность выходит новый налог на недвижимость, а во-вторых, активно растут различные взносы и сборы, которые формально налогами не являются, но фактически ничем от них не отличаются. Хотя нельзя не согласиться, что нормальные долгосрочные правила России просто необходимы.

И как раз в связи с этим одним из самых ярких пассажей экономической части выступления (которая, к слову, продолжалась ровно полчаса, действительно став ядром послания) стал отчет по российским IT-технологиям. «Объем экспорта за пять лет вырос вдвое и составил 7 млрд долларов», заявил президент, после чего популярно объяснил, как были достигнуты такие успехи. Все дело в льготах по страховым взносам. «В начале действия льгот налоги с отрасли составляли 28 млрд руб., через два года – уже 54 млрд руб. При этом выпадающие доходы по взносам – лишь 16 млрд», – огласил президент нехитрую арифметику по увеличению налогооблагаемой базы и предложил продлить действие указанных льгот до 2023 года. Это замечательный, но, к сожалению, редкий случай понимания властями России того факта, что высокие налоги дают кратковременный положительный и отрицательный долгосрочный эффект, что прежде чем стричь шерсть, нужно дать ей подрасти.

Это относится и к проблеме самозанятых граждан, которых в стране не менее 20 миллионов человек: власти как раз сейчас ищут способ получать с них налоги и взносы. Президент подчеркнул, что «уже дал поручение не рассматривать самозанятых граждан как ведущих незаконную предпринимательскую деятельность, надо дать им нормально спокойно работать». В 2017 году должны быть приняты законы о самозанятости, сообщил Владимир Путин. Вообще, красной нитью всех его высказываний о бизнесе стала поддержка предпринимательских инициатив граждан: раньше это не звучало с такой отчетливостью. А значит, во власти сформировалось понимание того, что государственный сектор экономики не способен вытянуть страну из кризиса, скорее наоборот – и только частный, в первую очередь малый и средний бизнес, могут помочь в решении проблем бедности и безработицы. К сожалению, при этом не прозвучало ни слова о невероятной монополизации российской экономики.

 

Банкиры спят спокойно

Вообще, в послании президента было немало цифр, но одна из них больше, чем другие, требует комментария: «В прошлом году мы нарастили капитал банковской сферы на 827 млрд руб., но число кредитов при этом снизилось даже с учетом курсовой разницы».

Несколько раз упомянув дороговизну кредитов, президент, однако, смог удержаться от жестких выражений. Хотя сложившуюся ситуацию трудно назвать иначе как вредительством: потребляя огромное количество ресурсов и пользуясь льготами по целому ряду государственных программ, банки не желают кредитовать российских предпринимателей даже в условиях рекордно низкой инфляции. О каких-либо мерах по отношению к банковской системе при этом сказано не было.

* * *

В целом в экономической части послания президента очень не хватало  его фирменного сарказма. Путин был мягок и сдержан в формулировках, тогда как в нынешней экономической ситуации хотелось увидеть как раз жесткую руку: распоряжения вместо пожеланий и посадки вместо увещеваний. «Чтоб там речей не тратить по-пустому, Где нужно власть употребить», как писал в знаменитой басне Иван Андреевич Крылов. А пожелания президента пока что так и не доходят до реального исполнения, а злоупотребления на местах продолжаются в прежних объемах.

Говоря словами из той же басни: «А Васька слушает, да ест».