ЭКОНОМИКА

Не отдал кредит — в тюрьму? Банки начали сажать нерадивых заемщиков

Случай девятилетней давности может стать началом реальных «посадок» за неплатежи по кредитам.

В Мосгорсуд поступили документы на обжалование приговора по одному из многочисленных дел, связанных с невозвратом кредита. Возможно, итоговое судебное решение станет отправной точкой для воссоздания в России средневековых «долговых ям».

 

Бизнес на посадках

Все началось с того, что в 2007 году некий бизнесмен Михайлушкин взял кредит под залог оборудования, которое на самом деле ему не принадлежало (доказана подделка документов). Какое-то время он платил по счетам, но затем предпочел исчезнуть с горизонта.

В 2010 году было возбуждено дело о взыскании задолженности. Но у бизнесмена никаких активов не оказалось, а до принятия закона о банкротстве физических лиц оставалось еще пять долгих лет.

Жернова российского правосудия неторопливы. Лишь в августе 2016 года, после привлечения определенного административного ресурса, Михайлушкин стал обвиняемым. Немного поколебавшись, он согласился на полное признание вины в обмен на упрощенное рассмотрение дела. И получил три года условно. Чем сильно расстроил руководство банка, выдавшего ему тот самый злополучный кредит. Адвокат банка прямым текстом заявил: «Такие мягкие приговоры, можно сказать, побуждают желание у других совершить такие же действия».

И это отчасти справедливо. Действительно, согласно ст. 43 УК РФ, «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». Есть только пара вопросов: сколько человек готовы посадить банки и их адвокаты, чтобы обеспечить себе гарантированные сверхприбыли? И будут ли все посаженные так же очевидно виновны в мошенничестве, как Михайлушкин?

ДЛЯ СПРАВКИ: В подавляющем большинстве случаев кредитор не может доказать, что уже при заключении договора кредитования у заемщика был умысел невозврата кредита (это и есть состав преступления по статье УК 159 «Мошенничество»). Любой мало-мальски разумный мошенник постарается обставить ситуацию так, чтобы она выглядела простым банкротством, потерей источника дохода и т.д.

Самое интересное, что сложившаяся в России экономическая ситуация действительно способствует невозврату кредита по объективно возникшим причинам. Но  Эльвиру Набиуллину или Алексея Кудрина  соответчиками в суде точно не назначат, так что вся ответственность всегда целиком ложится на заемщика. И банку выгодно, чтобы действия этого заемщика квалифицировались именно как мошенничество: здесь проще добиться компенсации ущерба, да и наказание построже (дабы другим неповадно было). Для Михайлушкина наказание в три года условно в пострадавшем банке посчитали «мягким и несоразмерным».

 

Вор должен сидеть?

Заслуживает ли Михайлушкин реального срока? Решать суду следующей инстанции, но по букве закона, по масштабу преступления – да. Судя по обвинительному заключению, перед нами типичный представитель «нового русского бизнеса», откровенный и наглый в своем стремлении урвать побольше за чужой счет. Другой вопрос, что даже такие не отягощенные совестью и интеллектом горе-бизнесмены – тоже люди.

Вряд ли этот 51-летний  джентльмен удачи представляет для общества реальную опасность. У него, как и у всех, есть дети, родители, болезни (все это отражено в решении суда). Кредит ему, понятно, и так никто не даст. Ну а других преступлений на человеке вроде бы не висит.

Какую пользу он принесет стране в заключении? Непонятно. А на воле может работать и понемногу гасить хотя бы часть своего долга. Да, банк оказался в минусе, но это нормальный риск кредитующей организации, и он уже заложен в огромные, неадекватные проценты по предлагаемым на рынке кредитам.

КСТАТИ: Далеко не факт, что подложный залог действительно был связан с заведомым намерением предпринимателя не платить по кредиту: возможно, он просто не видел иного способа получить необходимые деньги (про препоны в этой сфере знают все, кто хоть раз с ней сталкивался), а неплатежеспособным стал вследствие кризиса 2008 года. Если бы кредит был выплачен вовремя в полном размере, о "шутке" с залогом никто бы и не узнал.

Покрытое пылью дело Михайлушкина, с которого элементарно нечего взять, сработало в качестве меры для устрашения нынешних и будущих заемщиков. Это уже не юридическая (правосудие), а экономическая плоскость – минимизация рисков путем наглядной порки.

 

Лесоповал

Скорее всего, юристам банка удастся настоять на своем – для них это стало делом принципа, а может быть, и сохранения рабочего места. Михайлушкин будет сидеть не столько за свою несомненную вину, сколько во имя благополучия банковской системы. И прецедент реальной посадки за невыплату кредита может повлечь за собой далеко идущие последствия.

Трендом ближайших лет будут попытки доказать, что неплательщик по кредиту заранее планировал нанести ущерб банку.

Скажем, уборщица с зарплатой 17 тысяч брутто, которой идиот-оператор одобрил кредит на 70 тысяч, наверняка «заранее имела намерение не выплачивать кредит», а значит – должна сидеть, чтобы другим неповадно было.

Предприятие, взявшее кредит, а потом потерявшее свой счет в каком-нибудь закрывшемся по мановению ЦБ банке, наверняка заранее учитывало такую возможность, а значит, руководство должно сидеть (а работники идти по миру) – чтобы другим неповадно было.

Да и вообще любой человек, попавший в сложную жизненную ситуацию, должен сидеть, чтобы не мозолить глаза банкирам – ведь как клиент он уже никакого интереса не представляет.