ЭКОНОМИКА

Десять главных событий, повлиявших на экономику в 2016 году

На общем невеселом фоне экономической стагнации можно увидеть и признаки будущего роста.

Мы вспоминаем, какие события больше всего повлияли на российскую экономику в 2016-м году и во многом определили её судьбу в 2017-м.

 

10. Допинговый скандал в российском спорте

Безусловно, результат многолетней работы по сбору компромата против России. В существование окологосударственной допинговой программы в нашей стране можно верить или нет — в любом случае мы потерпели тяжелое репутационное поражение, и его последствия будут в том числе и экономическими. Мировая индустрия спорта — это огромные деньги, а нас собираются полностью от них отрезать.

 

9. Открытие Малого кольца железной дороги в Москве

Отличная работа столичных властей — создание современной, комфортной, радующей глаз инфраструктуры на месте полуразваленной трассы промышленного назначения.

Эта прекрасная дорога сделала Москву еще дальше от России, еще раз подчеркнула, что в стране есть только одно относительно комфортное место для жизни. Остальным предписано выживать.

 

8. Продолжение сирийской кампании

После провала в Пальмире конфликт в Сирии явно подтачивает ослабленную российскую экономику. И хотя продолжение этой войны едва ли посильно для нашего бюджета, заканчивать её мы не будем: гордость не позволит.

КСТАТИ: Как считает премьер-министр Дмитрий Медведев, одним из важнейших событий для Сирии в 2016-м году стал концерт оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, прошедший в Пальмире. Но, к сожалению, концерт дали только один. А во все остальные дни в некогда процветавшей Сирии играют отнюдь не на музыкальных инструментах. Причем, в первую очередь, на российские деньги.

 

7. Снижение ключевой ставки ЦБ

Игру ключевой ставкой можно было бы оставить без внимания, если бы она напрямую не влияла на рынок кредитования.

ДЛЯ СПРАВКИ: Ключевая ставка — процент, по которому тот или иной банк может на короткий срок перефинансироваться в Центробанке.

Предполагается, что ставка должна более или менее коррелировать с уровнем инфляции. Но только не в России. Сейчас ключевая ставка почти на 4 процентных пункта выше инфляции, что делает кредиты в стране крайне дорогими. А в сложившейся финансово-экономической системе без доступного кредита нет работающего бизнеса.

 

6. Визит Владимира Путина в Японию

Президент России уже проявлял гибкость в территориальных вопросах: кому-то доставались «от мертвого осла уши», а кому-то остров Тарабаров и обширные северо-западные акватории. Поэтому высока вероятность того, что в высоких кремлевских кабинетах уже принято решение, сохранив лицо, отказаться от двух курильских островов в обмен на резкое расширение японско-российского экономического сотрудничества.

КСТАТИ: Первым эту идею вслух предложил самый резкий критик нынешней власти Гарри Каспаров еще в 1990 году.

В сложившихся сейчас обстоятельствах любое сближение с Японией повлечет симметричное охлаждение отношений с ревниво следящим за ситуацией Китаем, так что никакого реального эффекта достичь не удастся. Поэтому подписание любых соглашений подобного рода станет ошибкой. Как минимум.

 

5. Соглашение об ограничении добычи нефти

После долгого торга, с оговорками и полумерами, неизбежное всё же свершилось: добыча нефти была ограничена. Результат — цена барреля начала расти, а с ней стал укрепляться и российский рубль.

Тем не менее, доходы нашего бюджета от экспорта углеводородов в обозримом будущем не будут повышаться. Как раз из-за ограничения добычи. Но лучше получать помалу — но долго, чем так же помалу, но всего несколько лет. Да и возвращение сверхдоходов вряд ли принесет России стратегическую пользу: если начнутся очередные «жирные годы», о структурных реформах экономики можно будет забыть.

КСТАТИ: Одновременно Россия пытается начать собственную торговлю нефтью Urals (или новой, более чистой смесью) на собственной площадке и за рубли. Посмотрим, хватит ли у российских чиновников смелости продавать собственную продукцию без заокеанских посредников.

 

4. Вторая российская приватизация

Ход и результаты данного мероприятия пока оценить сложно, несмотря на похвалы со стороны президента и премьер-министра. Россия купила свою «Башнефть» руками своей же «Роснефти», по дешевке слила инвесторам 10,9% алмазодобытчика «Алроса» и за приличные деньги продала дружественным фондам 19,5% самой «Роснефти». По дороге успел лишиться поста и свободы министр экономического развития Алексей Улюкаев. Отдельные обстоятельства указанных сделок, вероятно, еще будут крайне интересны прокуратуре. Но не в ближайшие годы.

 

3. Рекордные показатели экспорта сельхозпродукции

Судя по всему, по итогам 2016 года Россия поставит новый рекорд в этой сфере, закрепив свой статус зерновой сверхдержавы (в мясомолочной отрасли у нас, к сожалению, пока все печально).

Интересно, что при наращивании объема экспорта доходы страны от него снижаются: мировые цены невысоки, к тому же Россия ради завоевания новых рынков порой прибегает к откровенному демпингу. Тем не менее можно говорить о том, что помимо природных ископаемых, продукции химических производств и вооружения у нас появился новый старый бренд — пшеница.

 

2. Отмена индексации пенсий на уровень инфляции

Самое наглое и антинародное распоряжение правительства со времен либерализации цен в 1991 году. Официальная инфляция в 2015 году составила 12,91% (в продовольственном секторе — больше), и именно на эту величину следовало повысить пенсии по закону. Однако закон что дышло — пенсии подняли лишь на 4%, намереваясь компенсировать это некоей «тринадцатой пенсией» перед думскими выборами. А потом и эту идею зарубили, пообещав людям совсем уж оскорбительные пять тысяч рублей в начале 2017 года.

ДЛЯ СПРАВКИ: На сколько конкретно «обокрали» пенсионеров, можно подсчитать на примере старика с нищенской, но далеко не самой маленькой в стране, пенсией в 12 тыс. руб. С 1 февраля пенсия была повышена всего на 4% вместо положенных 13% (если округлить). Умножаем разницу в 9% на 11 месяцев и получаем, что с начала года наш старик недополучил 99% своей прежней пенсии, то есть те же 12 тысяч рублей. А причитается ему всего 5 тысяч, причем эти деньги уже будут хоть и немного, но «съедены» инфляцией.

Самое подлое в этой арифметике — то, что последующие пенсии будут повышаться в процентах от нынешнего недоиндексированного уровня (в нашем примере — с 12 тыс. + 4%, а не с 12 тыс. + 13%). То есть фактически деньги украдены у стариков не за один год, а на долгие годы вперед.

Но дело даже не в семи тысячах. Слава богу, у многих стариков есть дети, способные компенсировать им такую сумму. Дело в беспросветном цинизме власть имущих, которые открыто крадут у стариков и при этом бодро рассказывают о своей им помощи.

 

1. Смена парадигмы с процветания на выживание

2016 год не оставил сомнений в том, что Россия загнана в глубокую структурную яму. Люди осознали, что никакого скорого окончания кризиса не будет, что «отрицательный рост» — это падение, что государство отказалось от патерналистской модели и оставило гражданам лишь право выживать самостоятельно (не забывая платить за это регулярно растущие налоги и штрафы). Именно в этом видится главная движущая сила будущих событий. Ведь осознание проблемы — болезненный, но необходимый первый шаг к ее решению.