ЭКОНОМИКА

Дорого и неэффективно. Аудиторы признали провал системы ОМС в России

Счетная палата России проверила систему обязательного медицинского страхования. Перевести выводы аудиторов на человеческий язык можно  просто:  система хреновая. Неэффективная, монополизированная, коррумпированная и очень дорого обходящаяся российскому здравоохранению.

Система ОМС изначально была задумана как средство минимизировать бюджетные расходы на здравоохранение без снижения при этом качества медицинских услуг. Средства, собранные с граждан в виде отчислений с зарплат, поступают в медицину напрямую, без бюджетного посредничества - отсюда и экономия. Правда, только для казны. Что касается участников этой самой системы, тут далеко не всем повезло одинаково.

Здравствуйте, я ваш страх!

Посредничество между пациентом и врачом, на самом деле, никуда не делось: просто теперь его осуществляют страховые компании, в котел которых стекаются все деньги, собранные по программе. Потом они выдают их поликлиникам и больницам - по факту лечения. Ну, или не выдают, если что-то в этом лечении не понравится… думаете, пациенту? Нет-нет, проверяющим.  По данным аудита, недовольные "больные" успели нажаловаться на врачей или медучреждения всего каких-то 20 тысяч раз. А страховщики за то же время зафиксировали 3 млн (!) нарушений.

На фоне этого бестолкового  инспекционного террора здравоохранение в России продолжает разваливаться. И во многом как раз потому, что врачи работают под постоянным давлением. Их штрафуют за плохой почерк, за орфографические ошибки, за мелкие помарки на бланках. Эти «страшные и трагические» ошибки обошлись клиникам в 30 млрд руб. за 2015 год, констатируют в Счетной палате.

КСТАТИ: Еще в начале сентября 2015 года министр здравоохранения Вероника Скворцова сообщила, что в системе ОМС с начала года найдено 1,5 млн злоупотреблений на общую сумму 60 млрд руб. Это 6147 злоупотреблений в день. Граждане контролеры работали не покладая рук. Если бы у нас с такой энергией наказывали не врачей, а чиновников, Россия была бы процветающей страной с нулевым казнокрадством и самыми эффективными в мире государственными органами.

Что же служит причиной подобного рвения тружеников медстраха? Деньги, большие деньги. Общий объем страховых премий в мире превышает 4,6 трлн долларов в год, это почти в десять раз больше оборота глобального рынка наркотиков и в два с половиной раза больше ВВП России.

 

Под крылом Центробанка

Плохой почерк медиков – это, конечно, головная боль для пациентов и провизоров, но в конце второго десятилетия XXI века писать все от руки, мягко говоря, странно. У России нет денег на техническое перевооружение медицины, состояние больниц – ужасное, зарплаты – копеечные. А ведь в системе Минздрава все еще не так уж и плохо: врачи, работающие по линии Минобразования (в интернатах, например), получают еще меньше, их положение иначе как нищенским не назвать.

Зато в страховых компаниях все хорошо.

Что надо сделать, чтоб было наоборот? В первую очередь – уничтожить обязательное страховое здравоохранение в его нынешней форме контроля частных лавочек над государственными больницами. ДМС – ради бога, сколько угодно, но ОМС должна быть ликвидирована. Когда из 56 компаний на рынке 37 не могут работать без внешних источников финансирования, а у 18 «наблюдаются признаки финансовой неустойчивости» – это даже не кризис, это то, о чем вы подумали.

Фактически страховые компании в сфере медицины стали насосами для прокачки денег из фондов в клиники и обратно – за долю в размере 15–25% от наложенных ими же штрафов, а также в размере минимум 2% от общего объема финансирования медицины в стране.

Причем контролирует эту систему Центробанк, который в своем современном виде к здоровью нации относится примерно так же, как паук к мухе.

 

Налоги решают всё

Система ОМС пополняется через выплаты предприятий и работающих на них граждан в территориальные фонды. Эти налоги, аккуратно именуемые взносами, в 2016 году составляют 5,1% со всех «белых» зарплат в России независимо от их размера. К сожалению, этих «белых» зарплат у нас – не более половины. А значит, и медицина могла бы финансироваться вдвое лучше. Для этого достаточно перенести бремя уплаты налогов и взносов с предприятий на самих граждан: ведь в этом случае бизнес потеряет всякий интерес к уводу зарплат в тень.

Против этой реформы выступают сами налоговики, которым не хочется возиться с сотней миллионов налогоплательщиков, гораздо проще кошмарить те предприятия, которые не смогли спрятаться.

Медицину в России губит как раз тот факт, что российская система налогов и взносов придумана ворами и для воров. Весь ее смысл – вывод средств из госбюджета в пользу «неустановленных лиц».

Почему в мире принято брать основные налоги с граждан, а не с предприятий? Да потому что физическое лицо – вот оно, никуда не денется, а если и денется, то обратно не вернется и сколько-нибудь значимое имущество с собой не захватит. А предприятие – вещь абстрактная, зачастую это просто пара листков бумаги с подписью чиновника с Каймановых островов. Нет, реальное производство, для которого требуются помещение, цеха, коммунальные услуги – оно в проигрыше, его обирают по полной программе. Зато шарашкины конторы всегда в шоколаде.

Соответственно, правильно отобранные граждане богатеют, выплачивая лишь смешной НДФЛ, а остальные вопросы переадресовывая на Каймановы острова или в иной удобный офшор. До фондов ОМС им дела нет; сами законодатели предпочитают лечиться не в России.

 

* * *

Резюмируем. Система ОМС, через которую сейчас финансируется «бесплатное» лечение, – паразит на теле здравоохранения. Но без денег российскую медицину не поднять. И деньги эти могут быть только налоговыми (слово «взнос» сути не меняет), через посредников не проходящими. Чтобы собирать налоги на медицину, мы должны вывести зарплаты из тени. Для этого – лишить смысла укрытие реального зарплатного фонда от государства. Для этого – перенести обязанность платить налоги и взносы с предприятий на граждан.

Кстати, самостоятельно перечисляя налоги государству, население будет куда активнее интересоваться дальнейшей судьбой своих денег. Именно этого, вероятно, и боятся.