ЭКОНОМИКА

Куда ушли налоги? И почему в бюджете по-прежнему не хватает денег на социалку

Федеральная налоговая служба России станет главным государственным работодателем в 2017-м году.

На фоне кризиса в сфере занятости Федеральная налоговая служба России намерена открыть ни много ни мало 11 850 новых вакансий (!) в наступившем году. Перед новыми сотрудниками будет поставлена закономерная задача: собрать как можно больше налогов и выявить как можно больше уклонистов. Все более отчетливо госслужба в ФНС приобретает привкус... коммерческой.

 

Система и ее болезни

Платить налоги надо. Это нормальная практика цивилизованного общества. Государство без налогов может существовать, но тогда платной для граждан будет абсолютно любая услуга, любая справка, любой вызов полиции, любое благоустройство двора, каждый урок в школе. Неимущие, слабые (а такие есть в любом обществе) будут умирать от голода, если к ним не придут благотворительные фонды. Наука будет частной, то есть, скорее всего, ее не будет вообще. Да и в этом странном обществе все равно придется отчислять что-то на содержание армии – по известной поговорке, если не своей, то чужой.

Однако налоговая система России, очень мягко говоря, несовершенна. При колоссальном разрыве в уровнях дохода у нас до сих пор действует плоская шкала налогообложения физических лиц – а это, на секундочку, основной доход российских регионов. Аргумент – при введении прогрессивной шкалы (чем больше получаешь, тем больший процент платишь) богатые люди станут скрывать свои доходы. Вопрос – а на что у нас тогда ФНС с ее 11 850 новых сотрудников? Спрятать миллиардную сделку куда сложнее, чем 600 рублей за замену масла в авто. А выявить ее очень просто – было бы желание.

Зато у нас действует неприличная система взносов в Пенсионный фонд («заморозка накоплений» – грабеж чистой воды), огромные деньги уходят на содержание системы фондов обязательного медицинского страхования – паразитарной прослойке между врачами и пациентами. Все это ложится тяжелым грузом на бизнес, вынуждая уводить зарплаты «в тень» – и трудно осуждать предпринимателей за это. Налоговики никогда не согласятся, но для страны лучше, когда платятся хоть самые «черные» зарплаты, чем когда предприятия вообще закрываются.

Фактический паралич государственного управления России, введенное в обычай казнокрадство, повсеместный непотизм (назначение на серьезные должности профессионально непригодных родственников «нужных людей») не могли не привести к образованию альтернативной экономики. Именно с ней в числе прочего будут бороться новые сотрудники ФНС – и весьма велика вероятность, что вместе с водой (налоговыми недоимками) выплеснут и ребенка (несчастный российский бизнес).

Налоги, взносы, сборы

Давайте разберемся, куда вообще уходят наши деньги.

Налоговые и неналоговые (в первую очередь таможенные) поступления составляют более 90% доходной части федерального бюджета России, остальное – безвозмездные поступления.

Основные доходы России – нефтегазовые: налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и таможенные пошлины в 2016 году должны были дать 6 трлн руб. из 13,7 трлн общих доходов бюджета. Вместе с налогом на добавленную стоимость (НДС, 4,4 трлн руб.), который в ближайшие годы, видимо, будет поднят, данные средства обеспечивают львиную долю федеральной части бюджета.

А вот региональные бюджеты формируются в первую очередь из разнообразных налогов с предприятий, дорожного налога, а также из любимого всеми НДФЛ (налог на доходы физических лиц); с 2016 года все более значительную роль начинает играть также налог на недвижимость (реформированный земельный налог). Посмотрим на примере слаборазвитой Тамбовской области за 2015 год – НДФЛ дал 45% поступлений в местный бюджет, налог на прибыль – 25,6%, налог на совокупный доход – 6,8%.

Учитывая слабую развитость бизнеса и абсолютную зависимость страны от нефтегазовых доходов, несложно понять, почему более 80% регионов получают из федерального бюджета больше, чем перечисляют туда. Скажем, из своих налогов и сборов та же Тамбовщина оставляет себе в 4 раза больше средств, чем перечисляет в федеральный бюджет, и ей все равно не хватает. Федеральная «дотация на выравнивание бюджетной обеспеченности» почти вдвое превышает тамбовские выплаты государству, но не хватает и этого: госдолг региона уже превышает половину его ежегодных сборов, при этом более 70% этого долга – коммерческая часть. Это, кстати, редкость: регионы чаще предпочитают занимать у госбюджета. Отдавать долги все сложнее: сейчас уже ясно, что фактически российские регионы – несостоятельные должники. При этом наше государство охотнее списывает долги Кубам и Анголам, чем Оренбургу и Кирову.

С доходами разобрались, а что же расходы? Они с каждым годом становятся все более засекреченными, в 2017 году это 24% трат государства, причем не только по статье «Национальная оборона», но и, например, по статье «Культура». В целом же на наши деньги действительно функционирует государство – содержит госаппарат (доля расходов на него также растет), армию, полицию, систему образования, отчасти медицину и многое, многое другое. Все благоустройство, которое все-таки имеет место быть в наших городах и селах, тоже оплачено через наши налоги.

Помимо налогов существуют еще и другие замечательные сущности – взносы со сборами. Скажем, когда правительство громогласно объявило о моратории на рост налогов, Москва тут же повысила торговый сбор – а что, это же не налог, а «местный платеж». Взносы с зарплат граждан идут в три фондовых системы – Пенсионные фонды (22% от зарплат), фонды ОМС (5,1%) и фонды соцстрахования (2,9%). С 2017 года администрирование этих скрытых налогов передается как раз в ФНС, и слово «взнос» окончательно теряет смысл. Забавно, что процент взносов в Пенсионный фонд уменьшается с ростом зарплаты – то есть глава ФНС Михаил Мишустин платит туда меньшую долю своих доходов, чем вы, уважаемый читатель из среднего или «полусреднего» класса.

Не пора ли посмеяться?

Все это неудивительно – когда законы принимают очень богатые люди, в стране почему-то становится все больше очень бедных людей. На эту тему существует замечательная китайская притча.

Некий император какой-то из древних династий сказал своим чиновникам:

– Мои подданные слишком хорошо живут! Они веселы и довольны, смеются и пляшут, значит у них много денег, а у меня в казне мало. Увеличьте налоги.

После увеличения налогов он отправил чиновников проверить обстановку на улицах.

– Что делают на улицах мои подданные? – спросил у министров император.

– Они сетуют и причитают, государь.

– Значит, у них еще много денег. Увеличьте налоги.

Налоги снова увеличились.

– Что теперь делают мои подданные? – спросил император.

– Они причитают, плачут горькими слезами и умоляют пощадить, государь.

– Значит у них еще есть деньги! Увеличьте налоги!

Увеличили.

– А что сейчас делают мои подданные? – спросил император.

– Они рыдают, клянут судьбу и рвут на себе волосы.

– Значит у них еще что-то осталось. Увеличьте налоги!

И снова чиновники вышли на улицы посмотреть.

– Ну а теперь, теперь что делают мои подданные?

– Ваши подданные почему-то смеются и пляшут, государь.

– Вот. – сказал император. – Вот теперь у них действительно ничего не осталось.

Как вы думаете, на какой мы сейчас стадии?