ЭКОНОМИКА

Провокация девальвации: зачем правительство «сливает» укрепившийся рубль?

Кто-то влиятельный очень хочет, чтобы граждане России побежали скупать валюту.

Объявление о предстоящей девальвации, сделанное Минфином, – что-то новенькое в финансовой стратегии российского правительства. Обычно такие вещи делались внезапно, под покровом ночи, чтобы поставить электорат перед фактом. А тут нам словно говорят – бегите, милые, закупайте валюту. Для граждан, переживших за последние 30 лет добрый десяток финансовых потрясений, это крайне странный и тревожный сигнал.

 

Бюджетное правило

Справедливости ради скажем, что «слив» информации был осуществлен не прямо, а через агентство Reuters, которое, однако, использовало в своем анализе официальные расчеты Минфина.

Вкратце, расчеты таковы. Временное «жесткое бюджетное правило» предполагает, что при цене нефти свыше $40 за баррель и пропорциональной стоимости газа все нефтегазовые доходы бюджета должны храниться на валютных счетах Банка России. При этом указанные доходы государство получает в рублях - либо от формально частных, либо от государственных, но почему-то независимых от государства экспортеров.

Иными словами собственной валюте Минфин не доверяет и предпочитает ей иностранную. Но эту иностранную валюту надо покупать, причем при нынешней обстановке – в существенном объеме, до 150 млн долларов в день.

А крупные закупки валюты неизбежно приводят к спаду курса рубля. В нашем случае – примерно до 70 руб./долл. Столько и стоил рубль при нефти за $40.

 

Простые вопросы

Планы Минфина, который в прошлом году одержал историческую аппаратную победу над Минэкономразвития и посадил туда «своего» министра, выглядят здравыми. Бюджет уже сверстан, пусть и со значительным дефицитом, так что не надо тратить «лишние» деньги: пусть они составят еще одну кубышку – наряду с Фондом национального благосостояния, вместо умирающего Резервного фонда.

Однако есть два существенных «но». Два вопроса, на которые Минфин не дает внятного ответа.

Первое – зачем хранить деньги в иностранной валюте, если рубль за последнее время показывает значительно бóльшую доходность? Значит ли это, что правительство собирается принять меры, которые угрожают стабильности рубля, и заранее хеджирует риски? Почему мы не знаем об этих мерах?

Второе – почему правительство вместе с Центробанком так отчаянно боятся вливать деньги в российскую экономику и предпочитает хранить их в кубышках да залатывать социальные дыры? У нас есть продукты и услуги, есть потребность в них, но крайне не хватает обменного средства – тех самых рублей, которые продолжает выводить из экономики правительство. Жесткая монетарная политика сделала рубль дефицитом внутри страны – именно поэтому кредитные ставки вдвое превышают уровень инфляции. Предприятия закрываются из-за недостатка средств, несмотря даже на то, что их продукция пользуется спросом.

 

Голодная экономика

Сам по себе вброс информации о грядущем снижении стоимости национальной валюты уже снижает ее стоимость, потому что спрос на валюту иностранную в ближайшие дни неизбежно вырастет: граждане у нас пуганые. Хотя рубли, которые будут обменены на бумажки другого цвета, можно было использовать для подпитки экономики нищающей страны, для упрощения доступа предприятий к кредитам, а значит – сохранению и приумножению рабочих мест, производству продукции, выплате зарплат.

«Государство беспокоится, как бы вы тут лучше жить не стали», – иронизировал Жванецкий еще в глубокой советской древности.

Декорации изменились, суть осталась.