ЭКОНОМИКА

Почему Россия ни в коем случае не должна продавать воду в Китай

Китайские ученые предложили способ справиться с одной из наиболее насущных проблем экономики страны – нехваткой пресной воды в активно развивающейся северной провинции Ганьсу. Для этого, оказывается, можно использовать ресурсы северного соседа – России.

Суть идеи: построить водопровод от российского озера Байкал до города Гуанчжоу. Это гигантское сооружение (1720 км) позволит и поддержать сельское хозяйство засушливых китайских районов, и просто вдоволь напоить население больших китайских городов.

ДЛЯ СПРАВКИ: Подобные планы давно вынашивались в китайских деловых и правительственных кругах и никогда, в целом, не скрывались. Так, корпорация LeEco уже договорилась с руководством Иркутской области рассмотреть возможность импорта байкальской воды. Правда, там речь шла о строительстве завода по бутилизации на берегу Байкала и дальнейшей железнодорожной переправке уже расфасованной воды в Китай.

Теперь же распространенное мнение о том, что ничего, кроме трубопроводов, русские строить не умеют, похоже, возобладало. Но суть вопроса от этого не изменилась. Да, воды у нас действительно много, но, как и любой другой, этот ресурс тоже постепенно сокращается. Нужно ли нам продавать его в Китай? У этой проблемы есть три ключевых аспекта; разберёмся с каждым по порядку.

 

Аспект первый: экологический

Прагматичная и вполне логичная позиция по этому вопросу выглядит так: "Вот она, вода. Она течет. И впадает в океан без всякой пользы. Да ещё и портится-солонеет по пути. Поэтому если мы продадим какую часть - из устья, - то у истоков ничего не изменится. Зато страна будет в плюсе".

А вот как выглядит правда. Если воду недополучит Северный Ледовитый океан (Байкал через Ангару обильно подпитывает Енисей), а тихоокеанские моря, напротив, пополнятся дополнительным сливом, это в любом случае повлияет на местный климат. Но вот беда: сколько-нибудь точных инструментов расчета этих влияний у современных ученых попросту нет. А последствия, меж тем, могут быть любыми – от возникновения очередного тайфуна где-нибудь в Восточно-Китайском море (это в лучшем случае) до, например, истощения тех самых подземных рек, которые питают сейчас Байкал. Природное равновесие – штука хрупкая, и пока баланс складывается в твою пользу, надо сохранять статус-кво всеми возможными силами.

А потребность населения Китая в воде более чем высока. На человека там приходится в три раза меньше пресной воды, чем в среднем по планете, при этом её качество питья оставляет желать лучшего: к экологическим программам китайские власти относятся с чисто российским презрением, да и экономить не приучены.

КСТАТИ: В небольшой провинции Ганьсу живет 25 млн человек – столько же, сколько в огромных Сибирском и Дальневосточном федеральных округах России суммарно. В одном только городе Ланчьжоу, до которого планируется дотянуть трубу, – 3,3 млн жителей. Это больше, чем в двух любых городах России вместе взятых (за исключением двух столиц).

К слову, новый вариант китайской инициативы был опубликован как раз в тот момент, когда уровень воды в Байкале опустился ниже критической отметки в 456 метров.

 

Аспект второй: экономический

Россия находится в двойственном положении. С одной стороны, мы имеем самые большие в мире запасы пресной воды. С другой – мы абсолютно равнодушно относимся к ее сбережению и готовы продать что угодно прямо сейчас, лишь бы заткнуть дыры в бюджете.

Сами китайцы ни в коем случае не стали бы продавать актив, который неизбежно будет расти в цене. А он будет расти. При современной скорости размножения человечества и генерации им отходов именно пресная вода - а не нефть или зеленые бумажки -  в обозримом будущем станет главной ценностью на планете. Да и первые промышленные космические экспедиции, судя по всему, будут озабочены не редкоземельными элементами, а способами переправки на Землю большого количества льда.

Так вот китайцы, обладая таким активом, подождали бы – 50 лет, 100, 150… Прежде чем решать, стоит ли делиться им с кем-то ещё, пускай и за деньги.  У них другой горизонт планирования: а если кто-то в руководстве стремится захапать все здесь и сейчас, его негромко расстреливают – и продолжают ждать подходящей конъюнктуры.

Продавать природные ресурсы можно и нужно. Только не по-хищнически, а с умом. Осуществляя глубокую переработку, обеспечивая себя рабочими местами, давая стимул развитию собственной индустрии. Перекачка за рубеж сырой нефти или воды, распродажа необработанной древесины – преступны. Продажа готового продукта обеспечивает максимальную выгоду для страны, сырого – только для тех, кто сидит на финансовых потоках.

 

Аспект третий: политический

Воду нельзя трогать до последнего. Она будет дорожать с каждым годом. Так что отказ от сотрудничества по поставкам воды – это отнюдь не логика «собаки на сене», а здравый политико-экономический расчет. Вода – это наша самая твердая валюта, и к ней надо относится еще бережливее, чем к американским ассигнациям, в которых мы держим Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.

Кроме того, России есть чем заняться помимо развития провинции Ганьсу. Мы искренне пособолезнуем страдающим от засухи китайцам, но сперва должны избавиться от нищеты в России. Средняя зарплата у нас уже ниже, чем в Китае. В стране более 10 тысяч заброшенных населенных пунктов. Ночная съемка из космоса показывает блещущий огнями Китай и черные пространства России. В стране победившего «Газпрома» почти невозможно добиться подвода газа к населенному пункту. Нормальные дороги на селе отсутствуют как класс. Так давайте поднимем свою страну. Вместо того, чтобы помогать китайцам обживать бесплодную Гоби. Сколько бы они за это ни заплатили.

 

* * *

Будем честны: нам вообще не нужен сильный Китай под боком. Мы вынуждены с ним сотрудничать, поскольку традиционные экономические связи с Западом у нас нарушены из-за незначительных, в общем, вопросов. И в наших отношениях Китай, безусловно, старший партнер, но это не значит, что мы должны полностью ложиться под улыбчивых пекинских товарищей.

Чем больше у Китая ресурсов, тем быстрее он развивается и тем раньше пойдет на север за новыми ресурсами. И если Россия не захочет отдать свои территории (потихоньку отдает – остров Тарабаров, акватории на норвежской границе, возня вокруг Курил), то Третья мировая война начнется именно на российско-китайской границе.

Не стоит забывать: один бесноватый австриец в Германии 1930-х поднялся именно на советских ресурсах.