ЭКОНОМИКА

Свой платит больше. Почему в России должны вырасти цены на газ

Судя по всему, «Газпром» сумеет наконец добиться от правительства разрешения повысить расценки на бытовой газ для частных лиц.

Заместитель главы «Газпрома» Валерий Голубев подписал письмо, адресованное замминистра энергетики Кириллу Молодцову. В письме предлагается перейти наконец от слов к делу и прекратить субсидировать поставку газа физическим лицам за счет промышленных предприятий (перекрестное субсидирование). Проще говоря, поднять цены для «физиков» до уровня «юриков».

При этом государство, по мнению представителей «Газпрома», вполне в состоянии выплачивать малоимущим адресные субсидии, чтобы изменение системы тарификации не отразилось на их уровне жизни.

ДЛЯ СПРАВКИ: Важно помнить, что «Газпром» – компания, через сложную организационную систему принадлежащая Российской Федерации. В каких-то вопросах Алексей Миллер, конечно, может расходиться во взглядах с правительством, но обычно получается иначе – чего хочет «Газпром», того хочет и власть.

В данном случае устами заместителя Миллера говорит вся социальная сфера, потихоньку переходящая на адресную систему помощи. Эта система подразумевает, что доплаты полагаются не всей социальной категории, а только той, которая в состоянии подтвердить свою малообеспеченность.

У подобного предложения – и решения, если оно последует – есть две стороны. Экономическая и социальная.

Фото Алексея БУЛАТОВА/«Комсомольская правда»

Фото Алексея БУЛАТОВА/«Комсомольская правда»

 

Экономика

Еще в 2013 году глава энергетического холдинга «Межрегионсоюзэнерго» Юрий Шульгин высказал мысль о том, что перекрестное субсидирование должно быть заменено адресным. Правда, он указывал, что для этого необходима конкурентная среда: «Заказчик должен иметь возможность выбора компании, которая подключит его к сетям качественно и за наиболее выгодную ему цену без монопольных накруток».

Так и происходит на Западе, где официально установленные различия в розничных ценах для физических и юридических лиц – экзотика. Там действуют иные механизмы – например, государственные энергетические компании США зачастую делают скидки для физических лиц из конъюнктурно-политических соображений, а вот частные предпочитают устанавливать дисконт для промышленников как оптовых покупателей. Соответственно, конкретный потребитель может выбрать вариант, устраивающий его более всего.

КСТАТИ: Перекрестное субсидирование (продажа одних товаров или услуг по низкой цене за счет повышения цен на другие товары и услуги того же производителя/поставщика) запрещено в США законом, однако какие-то его формы, безусловно, имеют место быть.

Франц Хуберт (Университет Гумбольдта, Берлин) поясняет, как работает  система тарифов на Западе:

«В западных странах цены на электроэнергию, как правило, превышают уровень, обеспечивающий компенсацию предельных замыкающих затрат, дабы еще дополнительно восполнить стоимость установленной мощности. Тарифы для населения отличаются от тарифов для промышленности еще и тем, что «надбавка» в цене для бытовых потребителей существенно больше, чем в промышленном тарифе. В этом смысле на Западе население, по сути, частично субсидирует промышленных потребителей. В России ситуация прямо противоположная.

А главное, у нас о «перекрестном субсидировании» говорят не только поставщики услуг ЖКХ, но и, скажем, интернет-провайдеры: услуги связи дешевы для частных лиц и дороги для организаций.

О той же схеме заявляют и в РЖД: пассажирские перевозки убыточны, коммерческие – прибыльны. Более того, налоговая система России работает по той же схеме: низкий налог для гражданина, высокий – для предприятия. То есть рай для постепенно переползающих к нам артистов и спортсменов, и ад для нашей же промышленности.

Фото Дмитрия АХМАДУЛЛИНА/«Комсомольская правда»

Фото Дмитрия АХМАДУЛЛИНА/«Комсомольская правда»

 

Реальность

К сожалению, эта «социальная» логика при дальнейшей интерполяции становится асоциальной: высокие тарифы мешают развивать предприятия, брать на работу тех самых частных лиц, платить им зарплату. Так что уравнение тарифов в какой-то степени полезно, особенно если поможет снизить стоимость газа для бизнеса. Правда, при этом население столкнется с еще одной проблемой.

Российские льготы получают не самые бедные, а самые настойчивые.

К сожалению, адресное субсидирование в российской ситуации работает плохо и приводит лишь к ухудшению положения малоимущих. Чтобы получить полагающуюся льготу, люди должны предоставить в органы социальной защиты документы о своих доходах. Но, как правило, реально бедные семьи – скажем, те, у кого глава семьи зарабатывает 40 тыс. в месяц на себя и трех иждивенцев, – имеют «белые» доходы, зачастую слегка приподнимающиеся над уровнем, необходимым для субсидии. А вот более состоятельные граждане сплошь и рядом работают без оформления или формально за минимальную зарплату. В результате льгота достается не тем, кому она реально нужна. Отдельная песня – справки из службы занятости; регистрация в данной службе – это настоящий сложнейший квест.

Более того, рост цен, скрываемый шансом получить субсидию, загонит в еще более глубокую яму проблемные семьи с долгами по ЖКХ – ведь помощь предоставляется, как правило, при условии отсутствия долгов.

Кроме того, адресные льготы – источник коррупционных возможностей, которых нет при нынешнем положении вещей. Не так сложно соорудить «мертвых душ» – получателей льгот, чтобы скрасить небольшую зарплату клерка в соцзащите; периодически это происходит везде, где есть «адресные субсидии».

 

* * *

Таким образом, от повышения цен на газ для населения, безусловно, выиграет бюджет («Газпрома»). Но выиграют и нечистые на руку чиновники на местах. Выигрыш для бизнеса неочевиден, потому что говорится именно о росте цен для населения, а не о снижении их для коммерческих организаций.

А вообще, конечно, смешно и нелепо, что достояние недр страны становится предметом обогащения ограниченного круга лиц.