ПОЛИТИКА

Мавроди научил власть строить «пирамиды»


Дравшиеся за место под дверью «СБС-Агро» АЛЕКСАНДРА СМОЛЕНСКОГО и подумать не могли, что банкир сбежит за границу, а потом скажет о своих вкладчиках: «Они, наверное, идиоты»

Дравшиеся за место под дверью «СБС-Агро» АЛЕКСАНДРА СМОЛЕНСКОГО и подумать не могли, что банкир сбежит за границу, а потом скажет о своих вкладчиках: «Они, наверное, идиоты»

Десять лет назад все россияне узнали это страшное слово - дефолт

17 августа 1998 года в одночасье стали нищими 20 миллионов россиян. Но пострадали от дефолта почти все. Даже год спустя 90 процентов граждан, опрошенных фондом «Общественное мнение», заявили, что не могут оправиться от потрясения. Многие так и не поняли, что же в тот день произошло. И сегодня на вопрос о значении слова «дефолт», молодежь со слов взрослых, переживших тот черный день, отвечает: «катастрофа», «поражение», «крышка», «безысходность», «крах»; «объявление страны банкротом», «тотальный социальный, экономический и политический коллапс». Правда, теперь, если верить социологам, четверть граждан считает, что дефолт пошел на пользу и им, и государству.

Елена КРЕМЕНЦОВА

17 августа 1998 года страна услышала заявление премьер-министра Сергея Кириенко об отказе государства платить по своим обязательствам. Большинство людей не поняли, кому и за что государство отказывается платить и как это может на них сказаться. Прозрение наступило совсем скоро.
За несколько часов курс доллара по отношению к рублю вырос с шести рублей до 18. Деньги, которые россияне хранили в рублях, сразу втрое обесценились. И это было только начало. В те годы на прилавках почти не было российских продуктов и товаров - сплошной импорт. Еда в считанные дни стала стоить столько, что люди ее не могли купить даже детям. Мясомолочные и рыбные продукты в магазинах протухали и вскоре вовсе исчезли с прилавков - лишенные выручки предприниматели закупать их не могли. Большинство семей спасали хлеб, пряники, пшено и макароны. О покупке одежды в эти дни народ и думать забыл. Старики, хранившие «гробовые» в рублях, получали инфаркты и инсульты и умирали с мыслью, что близким их не на что похоронить. В «скорую» не могли дозвониться. Врачи не приезжали на вызов - не хватало машин. Женщины рыдали у лопнувших банков. К банкоматам выстраивались гигантские очереди. И все это случилось в момент, когда казалось, что страна окрепла, у людей наконец-то появились деньги и надежды на лучшую жизнь.
Выиграли от дефолта только те, кто хранил сбережения в валюте. Или взял рублевый кредит и успел перевести его в доллары. Цены на квартиры резко упали из-за отсутствия спроса. Редкие счастливчики, мечтавшие об однокомнатных «хоромах», могли купить «трешку». Часто им даже не надо было возвращать кредит, так как отдавать его было некому - предприятия закрывались одно за другим. А причиной катастрофы была азартная игра, которую вело государство с предпринимателями. Некоторых она озолотила.

Доход - 400 процентов!

Впервые государственные краткосрочные облигации - ГКО появились на финансовом рынке в мае 1993 года. Это были абсолютно ликвидные облигации со сроком обращения 3, 6 и 12 месяцев. По поручению Минфина, продавцом стал Центральный банк. Бумаги не были рассчитаны на рядовых граждан и выпускались номиналом 1 миллион рублей. Но продавались они по значительно меньшей цене. Разница и составляла доход держателей: по истечении срока государство выкупало облигации по номиналу. Выгода покупателей очевидна. Но какая польза от этого казне? Чиновники объясняли, что деньги государству нужны сейчас - чтобы подстегнуть экономику, а когда она начнет набирать обороты, затраты, дескать, будут оправданы.

Очередь у одного из крупнейших российских банков занимали с пяти утра в надежде, что хотя бы банкомат заработает

Очередь у одного из крупнейших российских банков занимали с пяти утра в надежде, что хотя бы банкомат заработает

Купить ГКО можно было только на бирже. Сделать это могли лишь те, кто угадает так называемую цену отсечения. Устанавливало ее государство. До начала торгов она не должна была быть никому известна. Обладателями ГКО становились лишь те, кто в заявках указывал сумму, большую цены отсечения или равную ей. Тем самым государство стимулировало игроков заплатить побольше. В среднем доходность составляла 40 процентов годовых. Нередко месяцами она держалась на уровне 120 процентов, временами зашкаливала, достигала 400! Такое случалось якобы только в очень трудные для страны времена. Например, когда требовались деньги на переизбрание Ельцина или нужно было срочно выкупать облигации у большого числа крупных держателей, пожелавших их продать. Деньги на это должны были принести новые покупатели. Или государству предстояло их где-то занять. Дошло до того, что к игре решили привлечь население, но не успели.
Это была классическая финансовая пирамида. Все три ее признака были налицо: короткие сроки обращения облигаций, высокая прибыль при их погашении, выплата денег не из бюджета того, кто их выпустил, то есть государства, а за счет притока новых инвесторов. Зарубежные консультанты, в том числе из МВФ и МФК - дочерней организации Всемирного банка, отлично об этом знали и наперебой расхваливали правила, по которым работал рынок ГКО. В России многие искренне верили государству.

Тревожный звонок

Карл Маркс говорил, что уже «при 100 процентах прибыли капитал попирает все человеческие законы. А при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя и под страхом виселицы». Такая прибыль вскружила головы и армии высокопоставленных чиновников.
Возможную утечку информации на рынке ГКО, а может, целенаправленную игру в пользу каких-то лиц заподозрили еще до того, как в 94-м рухнула пирамида Мавроди. Но вслух задались вопросом о том, как юридически регулируется рынок ГКО, лишь после этого удара по населению. 15 июня 1995 года - спустя два года после начала азартной игры с ГКО появилось Положение «Об обслуживании и обращении выпусков государственных краткосрочных облигаций», утвержденное Центробанком. Его содержание было известно лишь узкому кругу дилеров и банкиров.

Ни денег, ни продуктов - в провинции такую картину наблюдали дольше, чем в Москве. Вскоре на месте этого магазинчика появился офис иностранной компании

Ни денег, ни продуктов - в провинции такую картину наблюдали дольше, чем в Москве. Вскоре на месте этого магазинчика появился офис иностранной компании

К этому времени в стране появилось немало частных предпринимателей, у населения завелись деньги. Бизнес, даже мелкий, мог приносить куда большие прибыли, чем ГКО. И тогда, по словам бизнесменов, к покупке облигаций их стали негласно принуждать чиновники. Это был тревожный звонок. Услышали его единицы, сумевшие в 97-м распознать в затее государства пресловутую пирамиду. Кто ее строил, можно было только догадываться. Даже Минфин и Центробанк не знали всех держателей крупных пакетов. Афера по обогащению одних за счет капиталов начавшего развиваться малого и среднего бизнеса была придумана так, чтобы концов нельзя было найти. ГКО - бумаги не именные, а виртуальные. Их покупка и продажа могли осуществляться через посредников и фиксировалась только строчкой в компьютере. Деньги выдавались по номеру счета, дате совершения сделки и подписям тех, кто ее зафиксировал.
Иностранные фирмы активно участвовали в игре. Никого не интересовало, кем и для чего они созданы - нашими соотечественниками с помощью подставных лиц для перевода огромных средств за рубеж или западными предпринимателями, мечтающими разбогатеть.

Исполнители заказа века

Первоначальной разработкой системы ГКО руководили начальник департамента ценных бумаг Минфина Белла Златкис и зампред ЦБ Андрей Козлов. Усовершенствовали их труд замминистра финансов Андрей Казьмин и глава управления ЦБ по фондовым операциям Алексей Дроздов. «Рулили» процессом в разные годы руководители Минфина: Сергей Дубинин, Андрей Вавилов, Михаил Задорнов, Александр Лившиц, Анатолий Чубайс. Все они считались членами ельцинской Семьи.

Юный премьер СЕРГЕЙ КИРИЕНКО преподнёс народу неприятный «киндер-сюрприз»

Юный премьер СЕРГЕЙ КИРИЕНКО преподнёс народу неприятный «киндер-сюрприз»

Сергей Кириенко, которому выпала «честь» впервые в мировой истории объявить дефолт по внутреннему долгу в национальной валюте, проработал премьером неполных четыре месяца. В узком кругу он не раз говорил, что не понимает происходящих событий, считал, будто они спланированы Дубининым и Задорновым просто против него. Но заявление о дефолте продиктовали ему Егор Гайдар и Анатолий Чубайс, числившиеся экспертами при правительстве.
За неделю до этого «молодые реформаторы» получили от МВФ стабилизационный кредит - $4,8 млрд. Как утверждают, этих денег хватило только на конвертацию выведенных с рынка ГКО капиталов Семьи первого президента России. Официальной версии о судьбе этих денег до сих пор нет.
Спустя пять лет в прямом радиоэфире экс-председатель Центробанка Виктор Геращенко на вопросы журналиста о дефолте, затерявшихся миллиардах и всей этой авантюре ответил так:
- Знающие люди понимали, что все это кончится одной большой жопой.
- А что, в правительстве знающие люди отсутствовали? - изумился ведущий.
- Б…ди они. Б…ди. От буквы «б» и вплоть до буквы «и».

Только факт
Постановление Правительства РФ «О выпуске государственных краткосрочных облигаций (ГКО)» 8 февраля 1993 года подписал Виктор Черномырдин. Он же лично принимал решения по объемам новых выпусков.
 
КАК ПЕРЕЖИЛИ ДЕФОЛТ

Михаил ЛЕОНТЬЕВ, телеведущий:
- У меня всегда были долги. Из-за кризиса я ничего не потерял и не приобрел. Потери были у моих кредиторов. Правда, после августа 1998-го шесть месяцев не видел собственной зарплаты.
Василий ШАНДЫБИН, завсектором по рабочему и профсоюзному движению Аграрной партии России:
- В 98-м я потерял 30 тысяч рублей. Я тогда был депутатом Госдумы, и зарплату мне переводили на карточку банка СБС-АГРО. Этот банк лопнул одним из первых, банкир бежал. Депутаты выстраивались в очереди к банкоматам в Госдуме, но денег не было. Я уверен, что все денежные реформы в стране всегда проводились в чьих-то интересах. Люди с рублями потеряли все. После 17 августа 1998 года по стране шли митинги, акции протеста. Исполнителей дефолта убрали, но мы видим, что никто не пропал, и Кириенко пристроился в другом месте.
Эдуард ВОЛОДАРСКИЙ, кинодраматург:
- В результате тех событий я был вынужден продать квартиру. Все сбережения в банке сгорели, и средств на простую человеческую жизнь просто не было. Потом мне пришлось поселиться в области, проживая деньги за проданное в Москве жилье.
Михаил ЗАДОРНОВ, сатирик:
- Я гораздо больше пострадал, когда внезапно поменяли старые советские купюры в сто и 50 рублей на новые. В общей сложности потерял аж 800 000 - гигантскую по тем временам сумму! Что касается августовского дефолта, я его пережил без особых потерь. Более того, считаю, что это потрясение мы заслужили: не надо в нашей стране надеяться на политиков и экономистов, только на себя! А все мы пребывали в расслабленном и благодушном состоянии. Жалко только пожилых людей, для которых август 98-го действительно оказался страшным ударом.

НА ДЕФОЛТЕ СЕМЬЯ ЕЛЬЦИНА ЗАРАБОТАЛА $4,8 МИЛЛИАРДА?!

Говорят, прокурора Скуратова в обществе проституток снимали с разрешения Бориса Николаевича

В этом году исполняется десять лет дефолту. Множество россиян в одночасье оказалось на пороге нищеты, а кто-то, наоборот, прибавил к своим банковским счетам еще пару нулей и стал называться олигархом.
Как такое могло произойти, писательница Анна ГРАНАТОВА рассказывает в своей книге «Клан Ельциных». Накануне выхода публицистического расследования «Экспресс газета» узнала у нее главную тайну дефолта.

Борис КУДРЯВОВ

- Анна, в вашей книге большая глава посвящена дефолту 1998 года. Вы утверждаете, что экономика страны рухнула ради одного - обогащения семьи первого Президента России Ельцина.
- 17 августа на заседании правительства было объявлено о неплатежеспособности государства по ценным бумагам ГКО. Но мало кто знает, что буквально накануне Ельцин подписывает беспрецедентный Указ о зачислении денег, пришедших по линии МВФ, - огромного транша в $4,8 миллиарда - на счета Минфина, минуя счета Центробанка. Причем денег незакодированных. То есть ими легко можно было распоряжаться, брать, не оставляя «следов».
Деньги эти бесследно исчезают. Куда? Об этом, кстати, был прекрасно осведомлен господин Скуратов. Информацию тогдашнему Генпрокурору передала глава швейцарской прокураторы Карла дель Понте. Но Скуратова, занимавшегося в то время отменой приватизации «Сибнефти», на которой государство, кстати, потеряло около трех миллиардов долларов, из игры выключили. Искусно подставили перед общественностью, сняв в обществе проституток.

Кроме 780 высокопоставленных чиновников, азартно играли в ГКО и дочки БОРИСА ЕЛЬЦИНА -Татьяна и Елена. Говорят, они распоряжались миллионами и свои деньги якобы сумели сохранить

Кроме 780 высокопоставленных чиновников, азартно играли в ГКО и дочки БОРИСА ЕЛЬЦИНА -Татьяна и Елена. Говорят, они распоряжались миллионами и свои деньги якобы сумели сохранить

Уверена, объявление дефолта было лишь отвлекающим маневром от манипуляции с кредитом. Скорее всего, деньги МВФ попали на личные счета Бориса Николаевича. Хранятся они где-то в частных банках, может, на Каймановых островах. Вспомните, как после объявления дефолта премьер Сергей Кириенко был отправлен в отставку и одновременно в командировку в Австралию. Возможная цель, скорее всего, одна - проследить прохождение «денег Семьи» по банковским счетам. Так дефолт стал прикрытием для увода Ельциным в личное пользование кредита МВФ. Пока народ мыкался с вопросом, на что жить, о пропавших деньжищах никто и не вспомнил.
- Что же, по-вашему, стало с миллиардами дальше?
- Они легли в основу олигархической Семьи.
- Ваша книга заканчивается словами Наины Иосифовны Ельциной: «И народ нас не любит, и нынешние политики ненавидят или, в лучшем случае, избегают. Почему нам нет места в собственной стране?..»
- Автор имеет право и на собственную версию драмы семьи Ельцина. Общая тенденция в ельцинском клане такова - вывоз денег за рубеж и эмиграция. Ничего другого при нынешней власти в России им не остается.