ПОЛИТИКА

Блатные нотариусы






Владимир ПЛАТОНОВ наверняка и сыну уже присмотрел теплое местечко

Владимир ПЛАТОНОВ наверняка и сыну уже присмотрел теплое местечко


Ровно три года назад помощник нотариуса Инна ЕРМОШКИНА по собственной инициативе начала борьбу с коррупцией. Она выступила против высших чиновников, которые пристраивают своих родственников на доходные места нотариусов. В ответ на Инну и ее мужа несколько раз заводили уголовное дело и сажали в СИЗО.


Артемий СТОЦКИЙ


Нотариальную кухню Ермошкина знает изнутри. Инна окончила Московскую юридическую академию, защитила диссертацию и много лет проработала помощником нотариуса. В 2005 году она и сама выдвинула свою кандидатуру на замещение вакантной должности нотариуса, но не прошла конкурс. Ради интереса решила разобраться, кто же более достойный.






Инна ЕРМОШКИНА взяла борьбу с коррупцией на себя

Инна ЕРМОШКИНА взяла борьбу с коррупцией на себя

В списке новоиспеченных нотариусов она нашла: Александра Пронина - сына начальника ГУВД Москвы Владимира Пронина, Алексея Кузовкова - зятя руководителя МЧС Сергея Шойгу, Людмилу Радченко - жену заместителя председателя Верховного суда России Владимира Радченко и их сына Илью, Ксению Платонову - дочь спикера Мосгордумы Владимира Платонова, Ирину Буксман - жену заместителя Генпрокурора Александра Буксмана, Галину Карлину - супругу нынешнего губернатора Алтайского края Александра Карлина, на момент проведения конкурса занимавшего должность начальника Управления Президента РФ по вопросам государственной службы. Остальными счастливчиками были в основном жены и дети уже практикующих нотариусов.
По мнению Инны, в большинстве своем родственники высокопоставленных чиновников и дети нотариусов получают лицензию незаконно.
- Например, Ирина Буксман, жена председатель конкурсной комиссии на замещение вакантной должности нотариуса, девять лет была домохозяйкой, не имела необходимого стажа работы по специальности. Она предоставила трудовую книжку, в которой указала, что с 1993 по 1996 год работала юристом в частной фирме, - утверждает Ермошкина. - Впоследствии руководители фирмы признались, что с ней не знакомы, а должности юрисконсульта в компании никогда не было.


Падвой буду


По искам Ермошкиной суд отстранил от работы нотариусами 27 человек. Правда, через некоторое время 26 из них снова прошли конкурс.
За это время Инна успела отсидеть пару месяцев в СИЗО. Главное следственное управление при ГУВД Москвы предъявило ей обвинение в мошенничестве при покупке квартиры. Тверской суд Москвы санкционировал ее арест, но спустя два месяца выпустил на свободу. Между тем проходящий по тому же делу муж Ермошкиной Алексей продолжает находиться в Бутырке.






Оксана МАМОНТОВА постоянно в чем-нибудь заверяет мужа Генриха ПАДВУ

Оксана МАМОНТОВА постоянно в чем-нибудь заверяет мужа Генриха ПАДВУ

- Ему сломали ребра, порезали вены, а все за то, что я мешаю родственникам чиновников зарабатывать деньги. Оперативники при задержании меня и саму били так, что я теряла сознание, - рассказывает Ермошкина.
Юрист опасается, что ее снова под любым предлогом упекут в СИЗО, лишь бы она не смогла присутствовать на рассмотрении судом ее очередного иска по незаконной выдачи нотариальных лицензий. По мнению Ермошкиной, десятки нотариусов получили место исключительно по блату или за большие деньги.
- Каждый раз мне открываются все новые имена. Нотариусом стала жена члена Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству депутата Михаила Емельянова. Недавно услышала, что заместитель мэра Москвы Анатолий Петров находится в родстве с аж семью нотариусами, - качает головой Ермошкина.
На вопрос, по-прежнему ли она хочет стать нотариусом, Ермошкина отвечает утвердительно, но сокрушается, что продвигать ее некому, а купить должность денег не хватает. Заветное кресло и печать, по ее словам, стоят в столице от $250 тысяч.
Уверять судей, что Ермошкина ошибается и родство с высшими чиновниками не мешает всем прошедшим конкурс нотариусам быть профессиональными юристами, собирается высокооплачиваемый адвокат Генрих Падва. Интересно, признается ли он в защитной речи, что его жена тоже работает нотариусом.