ПОЛИТИКА

Херр, вам черной икры?

Опираясь на здравый смысл и собственный опыт, алкогольный обозреватель "Экспресс газеты" Вовочка КАЗАКОВ предлагает свою версию похождений немецкого дипломата в России

Важнейшая служебная командировка Михаэля, посвященная вопросам стратегического планирования, успешно подходила к концу. Он уже выполнил практически всю программу высокопоставленного пребывания. Катание на тройках, краткий курс игры на балалайке, непрерывное общение с барышнями а-ля рюс, вождение медведя по Красной площади. Ему даже ввиду особого расположения разрешили пару раз позвонить в Царь-колокол.
Водка лилась в горло херра Штейнера так мощно, что могучие потоки его родной Эльбы казались дохлым ручейком в пустыне Гоби. Больше делать в дикой стране благородному бюргеру было, прямо скажем, нечего. Вопросы стратегической стабильности решились сами собой еще в первый день, когда на торжественном приеме в Грановитой палате он упал на инкрустированный малахитом пол после неосторожного потребления четырехсот граммов "Посольской" из фамильного кубка династии Романовых. Михаэля Штейнера заносили в самолет дюжие помощники дипломата для отгрузки в фатерлянд. Он только удовлетворенно мычал и бормотал что-то из серии: "Водка - гут, найн водка - ошен плехо". Глотнув для очистки организма еще пару-тройку рюмашек "Столичной", херр меланхолично приставал к переводчице, которая восхищенно щебетала что-то о загадочной русской душе, о президенте Путине, о прекрасной русской икре. Сквозь алкогольный туман Михаэль услышал знакомое слово "икра". И аж вздрогнул.

Как так! Был же в России и так и не попробовал знаменитой икры?! Он же читал, помнится в юности, в Кельнском университете, что в России все поголовно жрут икру. Ложками для супа, прямо из огромных бочек. Вместо завтрака, обеда и ужина. Чем же он закусывал все это во время ответственного международного визита? Перед глазами вертелись какие-то свиные рыла, осетрина под рыжиками, перепела с клюквой и даже не ведомое ему до сих пор копченое вымя тюленей. А икры-то не было!
"Майн готт! - возопил Михаэль. - Не желать покидать Русланд, не откушав настоящий икор!"
И началось. Вспомнив тевтонскую гордость, Михаэль заметался по салону, сшибая зазевавшихся стюардесс. Пассажиры в страхе ежились и прятались под кресла.
"Немедленно икры, иначе буду писать ноту протеста от германского правительства! Это же неуважение к фатерлянд. Родина Льва Толстого просто обязана предоставить мне айн килограмм икры и большой ложка!" Соседи, желая успокоить раздухарившегося дипломата, опрометчиво протягивали ему еще водки, что привело Михаэля в полное безумие.
"Их бин дипломата, немедленно икры! -бесновался херр. - Да и вообще вы, русские, к нам, немцам, завсегда швайн относитесь. И дедушку моего, считай, ни за что под Сталинградом шлепнули!"
Посовещавшись, стюардессы хотели было метнуть икру дипломату, но выскочивший на шум командир корабля заорал: "Да вы что, козы?! Фриц икрой весь салон заблюет. Год потом отмываться будем".

Через несколько минут, отделавшись парой синяков и легким беспорядком в одежде, экипаж припеленал Михаэля полотенцами к креслу. Славянская кровь победила. Замотанный, как бабочка-куколка, присмиревший дипломат обиженно хлопал глазами. "А как же икор?" - тихо икал Штейнер. - "Нету икры, нет, - ласково отвечал командир корабля, - отправили все в виде гуманитарной помощи страдающему народу Афганистана. Влейте в него еще водки и раньше Берлина не отвязывайте".
Вот собственно и все. В Германии специально обученные члены бундестага забрали трясущегося с похмелья советника и отвезли на прекрасной машине с красным крестом в ближайшую поликлинику. Где теперь уже бывший помощник канцлера до сих пор проходит курс реабилитации. Здоровье вроде бы постепенно приходит в норму. Один только нюансик никак не могут излечить именитые берлинские психиатры. При словах "Россия", "водка", "икра" - он мгновенно ныряет под койку, и достать его оттуда без помощи дюжих санитаров не представляется возможным.
"Какую же чушь придумали эти проклятые журналисты, - дивится мировое общественное мнение. - Не может быть, чтобы такой высокопоставленный херр так неприлично себя вел". Да, конечно, не может быть. Это так, фикция, ужимки и прыжки. Однако факты, факты… Неспроста ведь германским политикам, дипломатам и госслужащим запретили квасить на авиарейсах.