ПОЛИТИКА

Первый русский знаменосец жил с француженкой






Заботливый дедушка мог на день упечь внучек в чулан

Заботливый дедушка мог на день упечь внучек в чулан


Моду на Первомай в России ввел прототип Павла Власова из романа Горького «Мать»


Это мы все знаем еще со школьной скамьи: нижегородец Петр Заломов первый в России, 1 мая 1902 года вышел на демонстрацию с красным знаменем, на котором было написано «Долой самодержавие!» Смелость сормовского рабочего настолько поразила Максима Горького, что он сначала ежедневно посылал Петру в тюрьму хорошие обеды, а потом запечатлел его в образе Павла Власова в своем романе «Мать». А его матушку Анну Кирилловну и вовсе сделал главной героиней - Ниловной. Вот, пожалуй, и все, что мы знаем о Петре Заломове. Между тем, Петр Андреевич был весьма неординарным человеком. Например, зачем он бил себя молотком по ногтям? Ради чего в юности учился врать и не краснеть? И почему сбежал от жены с трехмесячной дочкой? О том, каким был «живой» Петр Заломов, незадолго до смерти мне рассказала его внучка Нина Николаевна Пенькова.


Мать будущего революционера Анна Кирилловна овдовела, будучи нестарой еще женщиной. На руках у нее осталось пятеро детей, в том числе и 11-летний Петя. Вдова мечтала  только об одном: чтобы сын не пошел на завод и не повторил судьбу своего отца, в 38 лет отравившегося газами на производстве. Однако ни в конторы, ни в магазины Петю не брали – это, по тем временам, были «блатные» места. Пришлось мальчику идти на завод, где ему положили 20 копеек в день. При этом смены были «недетские» - с пяти утра до семи вечера. Да плюс три ночи в неделю и все праздники. Петя начал подумывать о самоубийстве. Останавливала его только мысль, что будет с его матерью…






Та самая «мать» Анна Кирилловна научилась от сына прятать прокламации в кадках с капустой

Та самая «мать» Анна Кирилловна научилась от сына прятать прокламации в кадках с капустой


Врал и не краснел


Но вот 15-летнему слесарю кто-то подсунул Маркса и Энгельса. Потом ему предложили вступить в рабочий марксистсткий кружок. Юный Заломов задумался: да, это все хорошо, но вдруг он выдаст товарищей под пытками? И юноша начал приучать себя переносить любую боль. Как-то на заводе специально ударил молотком себе по ногтю. Потом вогнал сверло в мякоть ноги повыше колена.
Затем Петр овладел ценным навыком - врать и не краснеть. Революционеру ведь так важно уметь скрывать от недругов свои истинные мысли, чтобы никто ничего не мог прочитать по его лицу! Для этого Заломов специально лил себе кипяток на запястье, добиваясь того, чтобы от боли не дрогнул ни один мускул. А когда его спросили, что с ним произошло, Петр соврал, что облился водой из титана.
Как-то Петя рассказывал в цехе сальный анекдот. Один рабочий, которого юноша уважал за образованность и чистоту в одежде, посмотрел на него с откровенным презрением. Это навсегда отбило у Заломова охоту материться.






Жозефина. В миловидной француженке Пётр нашёл «бестрепетного мужественного товарища»

Жозефина. В миловидной француженке Пётр нашёл «бестрепетного мужественного товарища»

Стоек был парень и к другим «радостям» жизни. Его 16-17-летние коллеги ходили в публичные дома, Петр же посещал театр и читал книги. Когда на маевке кто-то из товарищей достал бутылку водки, Петр был шокирован. Но все же поддержал компанию и вместе со всеми спел: «Выпьем мы за того, кто писал «Капитал», за героев его, за его идеал!» Петр был весьма красив, и девушки часто ему улыбались. Это не понравилось некому Ларьке. С зависти он швырнул в окно Заломова кирпич, за что схлопотал от Петиного друга по физиономии. Тогда Ларька подговорил трех рабочих за ведро водки забить Заломова и его друзей баграми, когда те поедут кататься на лодке. Петр предложил товарищам отменить катанье. Те уперлись. Тогда он поехал с друзьями на лодках и катался до темноты.
Между тем, врагов все не было видно. Оказалось, что злоумышленники притаились за островом. Раздухарившись, друзья звали Петра ехать туда. Но тут уж он решительно заявил, что не пристало бойцам за революцию лезть на рожон и отдавать свои жизни ни за что, ни про что.


Довел до слез судью и адвоката


Когда о революционных взглядах Петра узнала мать, Анна Кирилловна, поначалу она только плакала. Но сын терпеливо вел с ней многочасовые беседы. Как-то, много лет спустя, он признался, что не было в его агитаторской работе «материала» сложнее, чем его собственная матушка. Потихоньку Анна Кирилловна перековалась: виртурзно прятала нелегальную литературу, возила прокламации в кадке с соленой капустой.
Когда в 1902 году в кружке было решено выйти на первомайскую демонстрацию в Сормове с красным знаменем в руках, 24-летний Петр сразу предложил себя в качестве знаменосца. Хотя он прекрасно знал, что за подобные поступки по законам того времени полагалась виселица. 
И вот 1 Мая демонстранты с пением «Варшавянки» пошли по главной сормовской улице. Солдаты со штыками наперевес ринулись им навстречу. Впоследствии Петр вспоминал, что это был высший момент счастья в его жизни. У него вырвали знамя, и бросили в застенок. Прослышав о смельчаке, Максим Горький стал посылать ему в тюрьму хорошие обеды. 
Когда на суде Петр начал рассказывать о безотрадной жизни рабочих, у судьи на глаза навернулись слезы, а адвокат и вовсе разрыдался. Поэтому вместо повешения Заломову присудили пожизненную ссылку в Сибирь.






Дедушка Заломов убедившись, что победа коммунизма твердо обеспечена, переключился на садоводство

Дедушка Заломов убедившись, что победа коммунизма твердо обеспечена, переключился на садоводство

Следом за ним приехала любимая девушка Жозефина Гашер, и они славно зажили вместе. К алтарю они пошли лишь после рождения первой дочки. Интересно, что их обвенчали, несмотря на то, что Юзя была лютеранкой, а Петр – христианином. Принять веру мужа женщина отказалась.


Трепещущего ангела в жены не взял


Жозефина была не первой любовью красавца-революционера. До нее Петр увлекался хорошенькой Зоечкой Стеблевой. И только много лет спустя он узнал, что красотка одного за другим рожала внебрачных детей и тут же сплавляла их в воспитательные дома. Когда Петр, повзрослев, как-то встретил ее на улице и пошел за нею, девушка устроила истерику: дескать, по улице за ней гнался незнакомый пьяный мужик.
Разочаровавшись в Зоечке, Петр понял, что в в жены ему нужен «не прекрасный трепещущий ангел, а единомышленник по борьбе и бестрепетный мужественный товарищ». И такую девушку он встретил в марксистском кружке. Жозефина Гашер была дочерью француза и немки. Их отношения с Заломовым были чрезвычайно целомудренны. И только когда Юзя под видом двоюродной сестры навестила его в тюрьме, Петр «впервые в жизни поцеловал женщину не родственницу».






Нина Николавна Пенькова раскрыла нам неизвестные страницы дедовской биографии

Нина Николавна Пенькова раскрыла нам неизвестные страницы дедовской биографии

Впрочем, судя по стихам, в зрелости и даже старости у Заломова возникали романтические порывы к другим женщинам. Вот его стихи к неизвестной девушке:


Я хотел бы завитком твоим играть.
Жизнь без женщины ничтожна и пуста!
Я хотел бы стройный стан твой обнимать
Нежно, страстно целовать твои уста.
Но умею я владеть своей душой.
Разделяет нас гранитная стена.
Я старик, разбитый жизнью и больной.
Молода ты и в другого влюблена.


Однако именно Жозефина на всю жизнь осталась самой большой и преданной любовью Петра. Об этом косвенно говорит хотя тот факт, что третья дочь у Заломовых родилась в 1924 году, когда Жозефине было уже 49 лет, а Петру – 47.
В 1905 году Горький переслал Петру в Сибирь 300 рублей – на побег. Интересно, что Юзя активно помогала в этом супругу, хотя у них только что родилась первая дочка.
Бежал Петр так. Он якобы ушел на охоту, а когда через три дня полиция явилась к Жозефине с расспросами, та предстала им в образе несчастной брошенки.  Супруги воссоединились через семь месяцев и тут же на радостях зачали вторую дочку.






Красавец-революционер на улыбки девушек отвечал сдержанно

Красавец-революционер на улыбки девушек отвечал сдержанно


Сажал внуков в чулан


После восстания на Красной Пресне в 1905 году, в котором Заломов принял живейшее участие, его здоровье резко ухудшилось. Он решил, что отдал революции и так слишком много сил и вместе с Юзей и детьми переехал в маленький городок Суджа под Курск.
Там у экс-революционера открылся талант к садоводству. Он наладил переписку с Мичуриным и развел у себя в саду плодовые деревья 116 сортов, в том числе, виноград, фундук и маньчжурский орех. Петр даже вывел собственный сорт – «ранет Заломова», за что получил премию в 750 рублей! Как-то внуки ободрали лучшую дедову сливу. Петр  Андреевич разгневался и на день запер их в чулан.
Дочек Заломов воспитывал для строительства коммунизма и внушал им, что выходить замуж не стоит. И даже написал «Завет дочери пролетария»:


Нам не кроткие лани – орлицы нужны,
Чтоб разить!
И в последнем, кровавом, бою
Мы должны победить!


Когда обе дочки одна за другой выскочили замуж, Заломов был очень расстроен. Здоровье у него ухудшалось с каждым годом, но от курортов он упорно отказывался, говоря: «Не все ли равно – прожить ли чуть-чуть подольше или поменьше, когда дело победы коммунизма твердо обеспечено?»
Петр Заломов умер 18 марта 1955 года в возрасте 78 лет. Похоронен на Новодевичьем кладбище.