ПОЛИТИКА

Как Лужков стал коррупционером





Отставка Лужкова в СМИ нередко подается под соусом: дескать, он был хорошим, испортился лишь в последние годы. «Экспресс газета» решила напомнить, как все начиналось, и повторить публикацию Тины ДЗОКАЕВОЙ, тогдашнего директора Центра экономических исследований Российского фонда защиты прав граждан. И так:


Политэкономия от Ильи, или феномен УКОСО


Два года назад Илья ЗАСЛАВСКИЙ обратился с письмом к Борису ЕЛЬЦИНУ. «В целях апробации программы по выводу страны из кризиса, - писал он, - предлагаю провести в Октябрьском районе Москвы политико-экономический эксперимент.» Предложение было принято. И что же сегодня? Родоначальник «новой политэкономии» в председателях Октябрьского райсовета давно ие числится. Перебрался выше, в мэрию. Богатый человек: разъезжает на «тойоте», лечится в Америке... Значит, эксперимент удался?


Приватизированный исполком


С победой демократических сил Октябрьский район столицы стал местом паломничества коммерческих предприятий. Здесь они регистрировались легко, свободно, без бюрократических предубеждений. Как выяснилось позже, треть из них представляла документы, абсолютно не подготовленные к оформлению. Заславский объявил свою вотчину очагом новой цивилизации, на который предлагалось равняться большим и малым российским городам.
Одним из первых нововведений Ильи Иосифовича явилась продажа лицензий на юридический адрес. Любой желающий мог приобрести оный, уплатив пять тысяч рублей. На практике это вылилось в бойкую торговлю «мертвыми душами»: хотите вы, допустим, открыть свою фирму - вносите деньги и получайте фиктивный адрес. В результате только, например, по одному юридическому адресу - Ленинский проспект, 36,— было зарегистрировано свыше тысячи предприятий!
Но гвоздем хорошо продуманного плана стало создание УКОСО - Управления коммунальной собственности Октябрьского района. Сохранилось несколько первоначальных проектов его устава. По ним видно, как подбирались удобные формулировки, вымарывались отдельные фразы, тасовались фамилии. В одном из вариантов в качестве учредителей записаны Г. Попов и И. Заславский, однако затем эти громкие имена исчезают. В уставе сказано туманно: «Управление учреждается исполкомом Октябрьского района».
Утверждая решение о регистрации УКОСО исполком оставил открытым вход для реального хозяина, постановив: «Просить Московский Совет народных депутатов войти в состав учредителей управления». А до того момента «выполнение функции совета учредителей возложить на исполком Октябрьского райсовета». Прямых упоминаний о вхождении Моссовета в число учредителей с тех пор документально не обнаружено. Но расширение состава учредителей вскоре все же произошло за счет... самого коллектива УКОСО, включая машинисток и уборщиц.
Доля коллектива в уставном фонде была определена в пять процентов (1264 рубля: примерно по 30 «деревянных» на человека) А 95 процентов составила остаточная стоимость двух зданий (в 1-м и 2-м Казачьих переулках), оцененных в 24 тысячи.
Управление высоко чтило свои права. И перечисляя их в уставе, непременно добавляло слово «основной». «Основной застройщик в районе». «Основной балансодержатель районного имущества», «Основной владелец, пользователь и распорядитель районного имущества». Таким образом, все функции районного управления перешли к экономически самостоятельной фирме. То есть УКОСО стало не чем иным, как «приватизированным исполкомом».
Назвав все эти действия реализацией принципа «самостоятельности», Заславский принялся узаконивать УКОСО: обратился с соответствующим письмом к Ельцину. Ответ пришел за подписью Руслана Хасбулатова, бывшего тогда зампредом парламента: «Вопрос может быть решен по согласованию с Моссоветом, а решения Верховного Совета по этому вопросу не требуется».
Руководству Моссовета только этого и надо было. В январе 1991 года Мосгорисполком принимает знаменитое решение № 138 «О муниципальной собственности Моссовета и проведении разгосударствления предприятий торговли, общественного питания». Именно данный документ станет впоследствии юридическим оправданием всех «новаторских» деяний УКОСО.


Технология «новаторства»


С появлением на свет столь важной бумаги в Октябрьском районе сразу же начинается создание механизма монопольного владения и распоряжения муниципальным имуществом. Для этого образовывались заранее смоделированные блоки из малых и совместных предприятий с единым центром в лице УКОСО. Расчетные счета управления становились одновременно счетами дочерних фирм. Благодаря этому деньги могли расходоваться как заблагорассудится. Например, в договоре, который УКОСО заключило через один из таких блоков с совместным предприятием «СОВТЭК» было записано следующее: «Стороны договорились о резервировании части указанной суммы (24 300 долларов США) на валютном счете «СОВТЭК» с целью использования ее для служебных командировок сотрудников Управления коммунальной собственности Октябрьского района».
Но главное предназначение системы этих блоков - организованная распродажа земельных участков района. Для примера рассмотрим один из них, представленный товариществом с ограниченной ответственностью «Космополис-1».
Товарищество было создано 15 мая 1881 года. Учредители: УКОСО, советско-американское предприятие «Космополис» и малое предприятие «Инвест-сервис». Доли в уставном фонде: СП - 61 процент, УКОСО —34 процента, МП - 5 процентов. Первоначальная сумма уставного капитала —100 тысяч рублей с последующим предполагаемым увеличением до 30 миллионов при неизменном соотношении доли каждого участника. Определены формы взносов в уставный, фонд: для УКОСО - в виде «права на аренду территорий» и балансовой стоимости зданий и сооружений, для СП - в виде «концептуальной разработки проекта», для МП - в виде разрешительной документации на строительство объектов., Разумеется, осуществляя взносы, участники «утрачивают право индивидуальной собственности на материальные объекты, внесенные в качестве уставного фонда». (Это касается только взносов УКОСО: «материальные объекты» в уставный фонд вносит только оно). Договор заключен основательно: выход из товарищества возможен для его членов не ранее чем через 50 лет. При этом сохраняется строгая конфиденциальность информации о его деятельности. Москвичам не дано нрава знать, что произойдет на огромной территории в 200 гектаров, играющей в облике Москвы отнюдь не последнюю роль и охватывающей Пушкинскую набережную, Крымский вал, Октябрьскую площадь, ул. Шаболовку, ул. Орджоникидзе и площадь Гагарина. Что на этом гигантском пространстве собирается строить монополист на градостроительную концепцию - советско-американское СП? Об этом в договоре умалчивается.
Нельзя не упомянуть отдельно об особой роли, отводимой в этом блоке малому предприятию. Согласно уставу оно специализировалось на предоставлении разрешительной документации на проектирование и осуществление согласования на аренду земельных участков. На деле же - занималось откровенными аферами. Под так называемые «предпроектные работы» (геологическое, экологическое и социологическое обследование территорий, выделенных под застройку) «Инвест-сервис», как хорошо отлаженный насос, перекачал несколько миллионов рублей из районного бюджета. Механика проста. Имеющиеся в Мосинженерпроекте чертежи ксерокопировались и пачками сдавались в УКОСО под видом отчетов о проделанной работе. Никаких социологических обследований также никто не проводил: что ж они, глупенькие, посвящать жителей в свои планы?
Были операции и другого рода. Получив от Моссовета «цэковский» дом № 26 на улице Димитрова и пообещав заселить многодетными семьями, УКОСО передало его для коммерческого использования тому же «Инвест-сервису». А малое предприятие в свою очередь часть квартир продало через биржу, а остальные стало заполнять жильцами, изгонявшимися из зданий, предназначенных для инофирм.
Между тем дефицит районного бюджета в 1991 .году составил пять миллионов рублей. В то же время УКОСО роздало своим образованиям более 10 миллионов. По справке, отправленной московскому правительству, официальные доходы управления за год составили 25 миллионов рублей, из которых район не получил ни копейки.


Белокаменная за бесценок


Моссовет был необыкновенно щедр. С его воздушно легкой руки очередным постановлением наш «приватизированный исполком» получил в распоряжение 929 зданий общей площадью 418 181 квадратный метр балансовой стоимостью 23 миллиарда рублей, а также сотни гектаров земли. Отныне все действия могущественного управления проходили под прикрытием не только Моссовета, но и Мосгорисполкома. Не посвящая последний в свои тайны, УКОСО стало центром приватизации в районе и на практике запустило механизм имущественных отношений через балансовую стоимость и длительную аренду с последующим выкупом. Подбирало по своему усмотрению инвесторов. Ультрамонополия, неподвластная ничьему контролю!
Напрягите память. Ведь никаких решений парламента, правительства, ни даже Моссовета о порядке разгосударствления тогда не было и в помине. Что, кстати, подтвердил впоследствии во всеуслышание нынешний глава Моссовета Н. Гончар.
«Новая политэкономия» не оказалась оригинальной и в подходе к распределению лакомых кусочков. Метод старый, испытанный - по протекциям.
УКОСО же продолжало тотальное наступление на арендаторов нежилых помещений. Прежде всего выживались учреждения культуры, науки, детские учреждения, школы, спортивные организации и последние прибежища ветеранов - «красный уголки». Арендные соглашения разрывались без обсуждения и переговоров. Даже такой покровитель муз, как Сергей Станкевич, «не сумел» остановить свое первое коммерческое увлечение - Мосбизнесбанк, когда тот изгонял Литературный музей на Ленинском проспекте, сопровождая эту вакханалию дождем денежных переводов в адрес УКОСО.
Виды получения УКОСО «компенсаций» за продажу по остаточной стоимости были различны. Например, хозяин небезызвестной «Алисы» г-н Стерлигов вознаградил услуги управления перечислением аж 10 миллионов рублей «на разработку районной градостроительной концепции и научно-исследовательских работ по изучению территории района...» С тем, правда, условием, что в случае выдворения биржи из полученных зданий указанную сумму г-н Стерлигов заберет назад.
Формы договоров с коммерческими предприятиями были однотипны. Длительная аренда - от 15 до 99 лет. Часто без всякой арендной платы. С правом предоставления субаренды. Некоторые реконструируемые этими фирмами здания предполагалось заселять очередниками района. С той оговоркой, что «счастливчики» смогут стать собственниками квартир, лишь уплатив за них хозяевам. Стоимость предугадать несложно.
Вот несколько конкретных примеров.
3-й Кадашевский переулок, 5 (строения 5 и 6). Фирма «Фонон-Интернешнл» - Реставрационно-строительная компания (РБС). Реконструкция с последующим приобретением в собственность. Арендная плата до окончания реконструкции не взимается, после приобретения прекращается. Улица Димитрова, владение 42. Фирма «Орион Универсал». Аренда земельного участка на 99 лет. Строительство на земельном участке дома - собственности «Ориона». Крымский тупик, 10. Кооператив «Феникс». Получение в аренду помещения на 25 лет. Арендная плата не взимается. Право субаренды и автоматическое продление срока аренды на неограниченное время... Если публиковать список целиком, он займет половину газетной полосы.
На имеющейся в Российском фонде защиты граждан карте Октябрьского района сегодня нет живого места: цветные фломастеры указывающие сферы влил различных коммерческих фирм, превратили ее в сплошной пестрый ковер. Земля раздавалась щедро, десятками и сотнями гектаров.
Москвичи хорошо помнят казус, случившийся во время торжественного начала реализации проекта «КНИТ Калужская застава». В самый ответственный момент толпы зевак выбежала женщина - депутат райсовет своим телом закрыла место закладки первого камня. Официальные лица тогда пытались представить происшествие как импульсивный поступок человека, не способного осмыслить грандиозность сделки и значимость ее для москвичей. Фарисеи! Просто иного способа защитить город от разграбления эта женщина уже не видела.
А в том, что проект грабительский, нет сомнений: 60 гектаров, включая площадь Гагарина, были отданы французской фирме на 99 лет за чисто символическую плату - 10 долларов в год! Причем первые 22 года даже эти гроши взиматься не будут. В договоре также присутствует пункт о том, что «стороны обязуются не пересматривать условия арендного договора». То есть кто бы потом к власти ни приходил, пресечь этот беспредел все равно не удастся... Прецедента преlоставления аренды на столь льготных условиях в мировой практике что-то не припоминается.
В послании от 30 июля 1991 года шеф УКОСО Ю. Гусев отписал Г. Попову с Ю. Лужковым, что его фирма является держателем нескольких миллионов долларов в уставных фондах ряда СП. После чего было принято очередное постановление Мосгорисполкома, по которому на баланс управления были дополнительно переданы объекты по 64 адресам с землей общей площадью 134,5 гектара.


УКОСО уходит, чтобы остаться


Заполучив имущество района, создав десятки коммерческих структур, раскинув сеть по многим странам мира УКОСО стало явно тяготиться опекой со стороны управленческих органов. Начало «освобождению» было положено еще 15 июня 1991 года, когда первые лица управления и исполкома, будто бы обидевшись на постоянные «нападки» со стороны депутатов, демонстративно заявили о своей полной самостоятельности. (За день до этого, 14 июня, эти же самые люди, являясь еще работниками исполкома, санкционировали такое множестве договоров, которого с лихвой хватит на безбедное существование их внуков и правнуков).
В январе 1992 года не выдержал даже Ю. Лужков - издал распоряжение о ликвидации УКОСО. На что Ю. Гусев, по свидетельству очевидцев, разгневался не на шутку и на своего главного учредителя написал «телегу» московскому прокурору. Нарушены, мол, права человека, игнорирована воля коллектива. Потом в перепалку вступили главы Центральной и Юго-Западной префектур - каждый доказывал свое первородное право стать преемником УКОСО. Однако непотопляемое управление нашло выход: сохранив за собой «нажитое» имущество, капиталы и инфраструктуру, в спешном порядке преобразовалось в акционерное общество. Отделалось легким испугом...
Что еще остается сказать? Обо всех деталях этой истории прекрасно осведомлены и в прокуратуре, и в прочих компетентных органах. Не станем покушаться на их право давать происшедшему окончательную оценку. Но не оставляет сомнение: а не обвели ли нас, захмелевших от воздуха свободы, в очередной раз вокруг пальца?»


Тина ДЗОКАЕВА, директор Центра экономических исследований Российского фонда защиты прав граждан.