ПОЛИТИКА

В Москве сгорела башня «Федерация», а вместе с ней – республиканский строй

Наш поэтический комментатор сквозь клубы дыма порассуждал о государственном устройстве Родины


Последние горячие (в буквальном смысле) события в жизни страны и ее столицы, включая авиакатастрофу под Тюменью, пожар в Москва-Сити, когда горела одна из двух башен комплекса «Федерация», и трагедию на Качаловском рынке, где в огне погибли 17 гастарбайтеров из Средней Азии, как и неожиданная замена нескольких губернаторов, в том числе Подмосковья (это не считая всякой мелочевки), подбросили дровишек в костер  проекта «графоманпоэт» и заставили нашего поэтического комментатора Сергея ПОНОМАРЕВА (вместе с Вильямом и тоже нашим Шекспиром в переводе Б.Л.Пастернака)  порассуждать сквозь клубы дыма, реального и политического, о судьбах и государственном устройстве Родины. 






Башня «Федерация» (Фото: rbcdaily.ru)

Башня «Федерация» (Фото: rbcdaily.ru)


Есть многое на свете, друг Горацио,
Что и не снилось мудрецам порой:
В Москве пылала башня «Федерация»,
А вместе с ней - республиканский строй.


Где неба край темнеющей полоской
От искр дрожит, то сумрачен, то ал,
Хозяин башен олигарх Полонский
Спешил туда, куда всех посылал.


«Восток» сгорел, но «Запад» – в шоколаде,
Всегда Восток обиженный у нас...
А нам куда стремиться, бога ради, -
Туда брести, где золото и газ?


Выводит про свободу кто там трели?
Кто там жужжит и лыбится в «Вестях»?
Семнадцать гастарбайтеров сгорели:
Свободный рынок на чужих костях.


Куда скакать в неистовом галопе,
Еще в какие воспарить мечты?
Чтоб оказаться снова в полной жопе
Среди унылой серой маеты.
Опять не соблюдали, дескать, правил,
А под Тюменью недобдел пилот...
И вот где генерал-полковник правил,
Там генерала армии оплот...


Распалась связь времён в огне пожаров,
Отставок и обычных катастроф.
Признайтесь честно: неужели жалко
Наш обветшавший и истлевший кров?


Почетно где чинушей быть и выгодно,
Где крохи подбирают пирога,
Где назначенья заменяют выборы,
А выбора-то нету ни фига.


Где мусора и тряпок старых груда,
Где что ни шаг, то только пьянь и голь,
Опять кричу: «Не пей вина, Гертруда!
Ну явно же паленый алкоголь!».


Дипломы где, экзамены экстернами,
И медицина с вечными интернами,
И школа, и наука им под стать,
И правят Розенкранцы с Гильденстернами,
Готовые кого угодно сдать...


Всё понял, клеток серых мозга тратя я,
Про честность, про свободу и любовь:
Нет, не подходит явно демократия
Стране господ, как и стране рабов!


От выборов прошло чуть боле месяца,
А если совсем точно – полтора...
Народность с православием имеются,
Восстановить монархию пора!


Так и сказать, развесив объявления:
«Мы будем жить, как жили деды встарь,
Чтоб вотчины, наделы и кормления,
Не президент чтоб был, а государь!»


Кого в цари? Да есть, наверно, люди,
Которые давненько на коне.
Ну вот, к примеру, пусть вон тот побудет -
Он крестится уверенно вполне.


И без смутьянов этих всяких разных,
Которые твердят, что бог – обман,
И чтобы Пасха – всенародный праздник,
Включая иудеев-мусульман!


Тогда заколосятся в душах грядки,
И примет каждый честности обет,
А с церковью в России всё в порядке:
Отсчитывает время ей «Breguet»...