ПОЛИТИКА

При поляках в Кремле процветало людоедство

Ужином или обедом мог стать даже будущий русский царь Михаил Романов


400 лет назад народное ополчение во главе с купцом Кузьмой МИНИНЫМ и воеводой Дмитрием ПОЖАРСКИМ прогнало польских интервентов из Москвы и положило конец Смутному времени. Это был единственный пример в русской истории, когда судьбу страны и государства решил сам народ без участия власти. Поэтому его по праву называют Днем народного единства.
К сожалению, значение этого великого события многим до сих пор непонятно, поэтому накануне великого праздника мы попросили академика, доктора исторических наук Андрея ГОНЧАРОВА рассказать о тех далеких днях.


- Андрей Павлович, скоро страна будет отмечать юбилей освобождения Москвы от польских захватчиков. Как вы оцениваете это событие многовековой давности?
- Вы очень точно подчеркнули суть вопроса. Именно освобождение Москвы от поляков. Многие годы эта формулировка искусственно нивелировалась. В царское время, когда Польша была частью России, не хотели возбуждать там лишний раз антирусские настроения. При СССР Польша была вроде как братской страной социализма. Тоже ни к чему было будоражить общественное мнение. Тем более что второй частью федерации, напавшей на Россию, была Литва - вообще союзная республика. Ну и обходили эту тему. Упирали в основном на бояр-изменников и народ, который восстал против оккупантов.






Купец Кузьма МИНИН и воевода Дмитрий ПОЖАРСКИЙ составили гармоничный тандем

Купец Кузьма МИНИН и воевода Дмитрий ПОЖАРСКИЙ составили гармоничный тандем

На самом деле агрессия Польши - прямое продолжение крестовых походов, направляемых Римской католической церковью и финансируемых Венецией. Продолжение уничтожения православия. Еще совсем недавно пала Византия. Центр православия переместился на Русь. Вот туда и пошла очередная агрессия. Конечно, с этим сопрягались бредовые мысли поляков о мировом господстве. Это не смешно. Вот как писал о планах Речи Посполитой видный польский дипломат, свидетель и участник событий 1612 года Станислав Немоевский в 1607 году в своих «Записках»: «После победы, при великой славе и работе рабов - мощное государство и расширение границ; мы не только в Европе стали бы могущественнее других народов, но наше имя сделалось бы грозным для Азии... А выше всего - расширение и соединение католической церкви, и приобретение такого количества душ для Господа Бога».
К этим планам примешивался и традиционный гонор поляков, их ощущение себя «избранной расой». И название для новых завоеванных территорий было заранее придумано - Кресы Всходни. Даже откровенный западник Бердяев так об этом писал в работе «Души народов»: «Польша шла на русский Восток с чувством своего культурного превосходства. Русский духовный тип казался полякам не иным духовным типом, а просто низшим и некультурным состоянием».
- Получается некий фашизм XVII века.
- Именно. Этому можно найти множество примеров. Например, в том же 1612 году остатки польских отрядов, разбитых в Москве, совершили чудовищное злодеяние - уничтожили Вологду. Не просто захватили и разграбили, что было обычным для них делом, а именно стерли старинный, богатый город, ровесник Москвы, с лица земли и вырезали население. Подчистую, включая детей. Как писали современники, в многотысячном прежде городе живыми нашли не более 100 человек.






Вроде бы патриотический фильм «1612: Хроники смутного времени»... Фото: ruskino.ru

Вроде бы патриотический фильм «1612: Хроники смутного времени»... Фото: ruskino.ru



Царь-пушку зарядили трупом



- Ужасное преступление. Однако вернемся к московским событиям 400-летней давности.
- События Смуты очень запутанны. Государство отсутствовало. Люди были в смятении. Многие присягали разным самозванцам. И не один раз, а два, три. В надежде на прекращение повсеместного разброда люди пытались найти какую-то опору. Было множество и откровенных предателей. Еще больше было народца, который за деньги резал и наших, и ваших. Уже приходил польский ставленник Лжедмитрий. Его даже венчали на московское царство как якобы спасшегося сына Ивана Грозного. Но он был явно чужой. Кстати, интересный исторический факт. Москвичи поняли, что царь не свой, так как тот не любил баню и после обеда не спал! Хотя вся Москва традиционно почивала после обильных обедов. Лжедмитрий же в «тихий час» шлялся по Кремлю, проверял караулы. А это вообще не царское дело ходить пешком по улице, как простолюдин. Мало того, он захотел освободить крестьян и дать русским людям разрешение на свободный выезд за границу. Такого ему бояре позволить не могли. Лжедмитрий был убит, его труп сожгли, зарядили Царь-пушку, и она произвела свой единственный в истории выстрел в сторону Болотной площади и соответственно Польши, откуда пришел самозванец.
Следом тут же появился второй Лжедмитрий Второй. И опять бояре и народ присягнули ему. А поляки с изменниками продолжали грабить страну.






...из-за скверной игры актёров и далёкого от реальной истории сюжета ещё больше усложнил зрителю понимание далеких событий. Фото: ruskino.ru

...из-за скверной игры актёров и далёкого от реальной истории сюжета ещё больше усложнил зрителю понимание далеких событий. Фото: ruskino.ru

- Да, разорение земли было чудовищным.
- Невообразимым! К регулярным польским частям прибавлялись немецкие, венгерские и венецианские наемники. В состав польской армии входили запорожские и донские казаки. Север Руси, Новгород, Псков захватили шведы. Весь европейский вооруженный сброд оказался в России.
До сих пор с Запада сыплются упреки в некоей агрессивности России. Смотрите, каждый век Запад идет на нас войной. В Куликовской битве в 1380 году вместе с крымскими татарами против нас воевали те же генуэзцы, венецианцы, венгры, немцы. 1812 год. Нашествие «двунадесяти языков», когда собственно французов, по оценке самого Наполеона, в его войске было меньше половины, а остальные - поляки, войска из немецких и итальянских княжеств, венгры, чехи, швейцарцы. В Великую Отечественную вместе с немцами нас пришли покорять финны, итальянцы, французы, румыны…
И всегда не обходилось без предателей. И, как тогда говорили, «лихого люда». Надо признать, что казаки в то время в большинстве своем были обычными бандитами, которые жили грабежом. И за деньги готовы были сражаться с кем угодно, хоть с чертом лысым. Они были как в войске поляков, так и в ополчении князя Пожарского и купца Минина. Да, они были храбрыми и опытными воинами, но совершенно ненадежными. В критический момент противостояния под Москвой в августе 1612 года им посулили отдать сокровища Троице-Сергиевой лавры. Тогда они ударили и во многом решили исход противостояния.






Лжедмитрий I и Марина МНИШЕК - первая женщина, коронованная как русская царица, хотели отменить крепостное право, но бояре не дали им развернуться

Лжедмитрий I и Марина МНИШЕК - первая женщина, коронованная как русская царица, хотели отменить крепостное право, но бояре не дали им развернуться



Грабили и напивались



- Так что же происходило в Москве в 1612 году?
- Формально, но не легитимно московским царем был польский королевич Владислав, без особого, кстати, своего желания. Очень боялся, что его отравят, как до этого Годунова и Грозного, или забьют до смерти, как царя Федора Иоанновича. Владиславу очередной раз в своей жизни присягнули изменники-бояре. Но он не был венчан на царство. От его имени правила так называемая семибоярщина. Представители богатейших боярских родов, которые пошли на сделку с поляками. Но фактически управляла всем оккупационная администрация польских панов. В 1612 году город осаждало сначала первое ополчение, затем второе, Пожарского и Минина. Летом, почуяв зреющее недовольство москвичей, чтобы погасить восстание, поляки за один день вырезали около семи тысяч человек, подожгли город и укрылись в Кремле. Вот что пишет очевидец, немецкий хроникер Конрад Буссов: «В церквах они снимали со святых позолоченные серебряные ризы, ожерелья и вороты, пышно украшенные драгоценными камнями и жемчугом. Многим польским солдатам досталось по 10, 15, 25 фунтов серебра, содранного с идолов, и тот, кто ушел в окровавленном грязном платье, возвращался в Кремль в дорогих одеждах; на пиво и мед на этот раз не смотрели, а отдавали предпочтение вину, которого несказанно много было в московитских погребах - французского, венгерского и мальвазии. Кто хотел брать, брал. От этого начался столь чудовищный разгул, блуд и столь богопротивное житье, что их не могли прекратить никакие виселицы».
На помощь засевшим в Кремле шла армия польского гетмана Ходкевича. В районе Смоленска базировался польский король Сигизмунд, который тоже шел на Москву, но со своими целями - он хотел стать официальным царем московским вместо формального сына своего Владислава. Прибавьте к этому толпу донских и запорожских казаков, которые перебегали с одной стороны на другую. И массу бандитов без рода и племени.
Не останавливаясь на деталях битвы, скажу, что с Божьей помощью и благодаря присланному из Казани образу Божьей Матери Пожарский одолел войско Ходкевича. Король Сигизмунд, узнав о поражении, повернул обратно в Польшу. Кстати, в честь этой иконы и была поставлена позже на Красной площади Казанская церковь.
Осажденные в Кремле поляки все еще надеялись на подход войск Ходкевича и Сигизмунда и сдаваться «бунтовщикам» не хотели. За два года «сидения» поляки успели прижиться в Кремле. И русских, стремящихся вновь обрести свою национальную святыню, они рассматривали как захватчиков, а себя - как защитников территории, принадлежащей польской короне.
Пожарский, не желая кровопролития, предложил осажденным сдаться: «Сберегите головы ваши в целости. Жизнь будет сохранена вам. Я возьму это на свою душу и упрошу всех ратных. Которые из вас пожелают возвратиться в свои земли, тех отпустят без всякой зацепки, а которые пожелают служить Московскому государству, тех мы пожалуем по достоинству».






После Смутного времени на царство взошёл Михаил Фёдорович - первый из династии РОМАНОВЫХ

После Смутного времени на царство взошёл Михаил Фёдорович - первый из династии РОМАНОВЫХ

- Слишком благородно по отношению к захватчикам.
- Ответ спесивых поляков на это великодушное предложение был полон оскорблений, они называли ополченцев бунтовщиками и ослами, русских - подлейшим народом на свете.
Когда, наконец, ополченцы вошли в Кремль, их взорам предстала адская картина:  в множестве котлов варилась человечина! Вот как описывает события тех дней один из польских офицеров полковник Будзило: «Я многих видел таких, которые грызли землю под собой, свои руки, ноги, тело. А хуже всего, что они хотели умереть и не могли. Они камни и кирпичи кусали, прося Господа Бога, чтобы они сделались хлебом, но откусить не могли». Он же отмечает фамилии съеденных, их количество. Такой-то лейтенант и гайдук съели каждый по двое из своих сыновей; другой офицер съел свою мать!»
Конечно, во время лютого голода и на Руси случались отдельные случаи людоедства, но никогда это не происходило массово. Такое изуверство было противно православной морали. Даже клеврет «польской отваги» Валишевский пишет: «Сопротивление командира польского гарнизона Струся и товарищей, продлившись до ноября 1612 года, искупило бы много польских ошибок, если бы, доводя военную доблесть до крайних пределов, эти дивные воины не перешли пределов допустимого для цивилизованного человечества. Поляки упорно ожидали короля и, судя по их поведению, несмотря на самые ужасные испытания, не теряли душевной твердости. На предложения противников они отвечали бранью и насмешками. Виданное ли дело, чтобы дворяне сдавались скопищу мужиков, торгашей и попов».
Поразительно? Захватчики сидят в оккупированном и разграбленном ими городе, и они оказываются «мужественными дивными воинами»! Не теряющими душевной твердости.
Кстати, людоеды, попавшие в руки войск Минина и Пожарского, остались живы, как и все сдавшиеся русские предатели, поляки, немцы и венгры.
- Ну и каков финал?
- Конечно, Смута взятием Кремля не закончилась. Война и разруха продолжались еще много лет. Но наступил перелом в национальном самосознании. Люди потянулись к нормальной жизни. На следующий год избрали нового царя - Михаила Романова, который, кстати, юношей сидел в оккупированном Кремле. Голодные поляки его легко могли и сварить, и пожарить. И началось постепенное возвращение порядка, управляемости, человеческой жизни. И одновременно начался закат Польши. Больше она не играла в мире значимой роли. О чем переживает до сих пор. Корни польской неприязни к России, к русским, они там, в XVII веке. Польша могла стать главной державой на евразийском пространстве. Но не стала. Поднялась Россия.