ПОЛИТИКА

ГКЧП должен был сделать Президентом СССР Ельцина

Классический снимок — ЕЛЬЦИН на танке 19 августа 1991 года. Посмотрите на фигуру солдата (справа). Он как бы говорит: «Боже, что мы все натворили!»
Но все испортил пьяный премьер-министр Валентин Павлов

Про августовский путч 1991 года написаны километры газетных строк. Однако вопросы все равно остаются. Как получилось, что ГКЧП, объявив себя верховной властью, фактически бездействовал? Ни громких арестов, ни захвата «Белого дома» - оплота «демократов». И, конечно, главный вопрос: почему на свободе остался один из самых влиятельных и харизматичных политиков - Борис ЕЛЬЦИН? А ведь, учитывая ресурсы, нейтрализовать его не составляло труда. Есть версия, которая может показаться невероятной, зато она все расставляет на свои  места.

Руководитель спецгруппы КГБ по борьбе с терроризмом «Альфа» Виктор Карпухин был в недоумении. Только что мимо него промчался кортеж Бориса Ельцина. Он следовал из поселка Архангельское, где находилась его резиденция, в Москву. Засада расположилась в лесу еще в 4.20 утра 19 августа, получив задание по сигналу арестовать Президента России. Но приказа так и не последовало. А какие были возможности! К Ельцину пожаловало с утра практически все близкое окружение - Иван Силаев, Геннадий Бурбулис, Юрий Лужков, Анатолий Собчак, Руслан Хасбулатов. Можно было бы всех разом взять «тепленькими». Спецназовцы находились всего в нескольких сотнях метров от дачи. Пять раз запрашивалось разрешение на задержание. Но глава КГБ Владимир Крючков безмолвствовал.

Не отдал он приказ и когда Президент России выдвинулся в Москву. А ведь, казалось бы, не было ничего проще. Ельцина охраняли офицеры охраны из Девятого управления КГБ. Они перехватили переговоры «Альфы» и тут же установили связь с Карпухиным. «Не нужно жертв, - попросили коллеги. - Если будет принято решение, мы сами возьмем объект».  Тишина...

Интересно, что изначально планировалось изолировать главу России на день раньше, когда он прилетал из Алма-Аты. Самолет под благовидным предлогом решено было посадить не во Внуково, а на военном аэродроме Чкаловский. Дальше, как говорится, дело техники. Но нет, и тут не случилось.

Как ни верти, все упирается в фигуру Крючкова. Почему он себя так странно вел? Струсил? Сглупил? Или, как сам Владимир Александрович говорил в интервью, - «не хотел проливать кровь»? Все это, конечно, несерьезно. Крючков крови не боялся, если пролить ее надо было ради высшей цели. В подавлении венгерского восстания Крючков принимал самое активное участие. Очевидный вывод - опытный комитетчик действовал по другому плану.

Вряд ли член ГКЧП Василий СТАРОДУБЦЕВ (крайний слева) знал о планах коллег Владимира КРЮЧКОВА и Валентина ПАВЛОВА. Фото: © РИА «Новости»

Лжепереворот

Теперь уже не секрет, что идея ГКЧП принадлежит самому Михаилу Горбачеву. В 91-м бунтовали регионы, росли цены, бастовали шахтеры - идея «чрезвычайки» витала в воздухе. Создан был комитет еще… 8 марта. Об этом подробно рассказывал в интервью бывший Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов.

«Он же (Горбачев. - М. В.) определил его состав, - раскладывал все по полочкам Анатолий Иванович. - Тогда в ГКЧП под руководством вице-президента СССР Геннадия Янаева были включены все те, кого в августе 1991 года мы увидели по телевизору. Уезжая в Крым, Горбачев оставил вместо себя Янаева исполняющим обязанности».

Дальше члены комитета трижды заседают, подготавливают свой проект федеративного договора, обращение к населению. После чего пять человек от комитета (Болдин, Шенин, Крючков, Варенников и Плеханов) едут к Горбачеву для утверждения плана действий. «Горбачев пожал всем руки и сказал: «Действуйте!» - утверждает Лукьянов. Вот и весь «переворот». При Михаиле Сергеевиче осталась личная охрана, доступ к спутниковой связи, он мог в любой момент покинуть Форос, например по морю. Но зачем?

Глава СССР получил возможность избавиться от главного политического конкурента - Бориса Ельцина, чье влияние росло день ото дня, чужими руками. И ни за что не нести ответственность. Однако кое у кого были другие планы.

Михаил ГОРБАЧЕВ, приземлившись в Форосе с семьей, еще не знал, что быть президентом ему осталось всего пять месяцев, а реальную власть он уже потерял. Фото с сайта nash-kirim.at.ua

Надоевший президент

Горбачев в 1991 году в качестве лидера устраивал лишь незначительную группу бюрократов. О его уходе грезили и патриоты, которые не могли ему простить скандальных уступок Западу (за один только вывод войск из ГДР страна могла бы получить сотни миллиардов в валюте), и демократы, мечтающие скинуть центральную власть, и стремительно нищающий народ. Но была еще одна могущественная сила без явного лидера, но с огромными возможностями. Часть партийной элиты и спецслужб взяла четкий курс на капитализацию СССР, чтобы  приватизировать его необъятные ресурсы. И болтун Горби им был не нужен. Но кто вместо него? Где найти такого лидера «одной крови», чтобы говорил с ними на одном языке, но обладал популярностью в народе? Ведь иначе смена социального строя была бы невозможна.

Ответ лежит на поверхности - это Борис Ельцин. Бывший первый секретарь Свердловского обкома, снесший дом Ипатьева, в котором расстреляли царскую семью. Экс-партийный лидер Москвы, влезавший перед телекамерами в троллейбус, а через пару остановок нырявший в бронированный лимузин с мигалкой и охраной. Циник с обостренным инстинктом политического выживания и непомерной жаждой власти. С таким можно было договориться.

Свой сценарий

«Как-то Ельцин прихворнул, - рассказывал «Комсомолке» экс-министр печати и информации Михаил Полторанин. - Я занес лекарственные травы с Алтая. Посидели душевно. И президент вдруг намекнул: мол, события скоро могут повернуться в неожиданную сторону. На всякий случай продумай, как организовать работу прессы в чрезвычайных условиях. Я напрягся: «Какие события, когда?» - Я же говорю - на всякий случай, - ответил Ельцин, - я сам не имею еще полного представления».

Отметил Полторанин и удивительное спокойствие патрона в Архангельском 19 августа. Может, он знал, что нет повода для волнения?

«ГКЧП представлял собой своеобразную матрешку, - утверждает политолог Тонких. - Для всех это были люди, отстранившие Горбачева от власти. Сами путчисты (большая их часть) были уверены, что действуют на стороне Горбачева. Но самые влиятельные люди комитета играли по своему сценарию».

Реальная власть находилась у двух человек - премьер-министра Виктора Павлова и председателя КГБ Владимира Крючкова. Если допустить, что они действовали в интересах группировки, которая двигала к власти Ельцина, все «чудеса» сразу объясняются. Вот что говорил в давнем интервью политолог Сергей Кургинян, некогда близкий к премьеру Павлову: «Был единственный способ победить (путчистам. - М. В.). Вы интервьюировали Павлова? Вот Павлов пусть и рассказал бы, кто и как упустил этот шанс. Надо было Ельцина сделать Президентом СССР! Страна уже была готова принять рыночные блага. Все уже мечтали, что через пару лет будем жить, как в США, нам бы только рыночные преобразования, только поставить Ельцина!»

Таблетки с водкой

Ельцин до последнего ждал сигнала. Судя по всему, предложение возглавить страну он должен был официально получить от главы союзного правительства Павлова, действующего в связке с Крючковым. Решение сразу поддержали бы регионы и народные массы. Прибавьте сюда возможности главы КГБ, и станет ясно - вернуться на свой пост у Горбачева не было шансов. Но, увы… Не то совесть замучила, не то страх обуял, но с 19 августа «главный бухгалтер Союза» ушел в запой. Согласно материалам дела о госперевороте, в семь утра охрана вызвала премьер-министру врача. Тот нашел пациента в состоянии алкогольного опьянения. «19-го я подлечил его, к обеду он был готов ехать», - рассказывал доктор. Но затем премьера госпитализировали. «Пациент 19.08.91 днем принимал рудотель и транксен,- говорится в показаниях. - Прием алкоголя мог усугубить состояние».

Среди множества возможных сценариев глава КГБ явно не предполагал такую «истинно русскую» развязку. Кургинян рассказывает: «Ельцин сидел и ждал с семи утра до одиннадцати, а потом полез на танк. И правильно сделал!»

Что было бы, если бы план удался? Теперь можно только гадать. Вряд ли удалось бы сохранить державу в прежнем виде. Но ряд республик, в частности Казахстан и Белоруссия, вполне могли остаться с Россией в едином государстве. А может быть, чем черт не шутит, даже Украина!

У Ельцина не было бы столь радикально-либерального окружения. А значит, нам бы не устроили шоковую терапию, не случилось бы массового обнищания, демографического спада. Страна не стала бы свидетелем череды странных смертей после краха переворота - главы МВД Бориса Пуго, управделами ЦК КПСС Николая Кручины, маршала Сергея Ахромеева. Да и вообще смертей было бы гораздо меньше.

А коррупция и воровство - куда ж без них! Кто-то, безусловно, погрел бы руки на экономических реформах, ведь ради этого все и затевалось. Но был бы шанс, что лет через двадцать эти господа окажутся на одних нарах с Ходорковским.