ПОЛИТИКА

Хохочет в раздевалке Моуриньо, и плачет у костра оленевод

Печальная новость прилетела из далекого Анадыря: в отставку подал спикер чукотской Думы Абрамович. Хотя Роман Аркадьевич уже давно живет в Лондоне, где, кроме нескольких домов и поместий, содержит футбольный клуб «Челси» (только что обнародовали цифры расходов олигарха на эту «игрушку»: например, за 10 лет на зарплаты игрокам он потратил почти 1,5 млрд. Фунтов стерлингов и почти 700 млн. - на покупку звезд кожаного мяча), тем не менее коренные жители Чукотки своего сначала губернатора, а потом спикера боготворили. И что же теперь? Как и, главное, на что жить?
Наш поэтический комментатор Сергей ПОНОМАРЕВ, сам в юные годы исходивший, облетавший и изъездивший Чукотку вдоль и поперек, сочинил политическую эпитафию по этому поводу.







Роман АБРАМОВИЧ (Фото Владимира Веленгурина/«Комсомольская правда»)

Роман АБРАМОВИЧ (Фото Владимира Веленгурина/«Комсомольская правда»)


Июля кромка, мрачная погодка,
Как будто неба скомкали лоскут:
В слезах лежит далекая Чукотка,
И сопли в ягель из носов текут.


Не просто плохо, а еще и нервно,
Хоть за кухлянку девушку держи,
Роняет слёзы прямо в волны нерпа,
И сильно пригорюнились моржи.


Сложилась вот такая незадача,
Перевернулся в одночасье мир,
Рыдают чукчи, эскимосы плачут,
И загрустил у чума юкагир,


Тоска пришла к ламутам и чуванцам,
Печальным стал на пастбище олень...
Их не понять вам - вы из мира глянца,
А объяснять причину просто лень.


Как рассказать, чтоб было без обмана,
Откуда грусть-тоска со всех сторон -
Она в глазах последнего шамана,
О том поет ансамбль «Эргырон»,


На свете нет печальнее историй:
«Как будем жить и как питаться без?» -
Задумался охотник из факторий
И атомщик Билибинской АЭС.


Деньгу подбросить, слово где замолвить,
Еще какая, если чо, байда:
Один заступник был здесь - Абрамович,
И вот их покидает навсегда.


Кометой чистой прогорел он ярко,
Подарком главным, знаком ли судьбы,
Но больше не увидят его яхту
На рейде главном Чаунской губы,


Как снег, не зашуршат теперь банкноты,
Звезды Давида нет и нет креста
В домах-трущобах у Эгвекинота,
Который у Залива у Креста.


Но как случилось?! Ну ведь это надо ж!
Морские волны плещут за спиной,
И голосит на всю страну Анадырь:
«Зачем покинул нас, отец родной?!


Возможно, мы вели себя нескромно,
Заглядывали жадно в твой карман,
Но мы же обожаем тебя, Рома!
Тебя мы любим, дорогой Роман!».


И одинокий голос тонет чей-то,
Не слышен среди общей суеты:
«Роман Аркадьич, видно, ценишь «Челси»
Дороже, чем копальхен из кеты?».


И тундра дышит сквозь свои просторы,
И в небе тучи мошкары висят,
И знают чукчи: в «Челси» куплен Торрес
За миллионов этак шестьдесят.


Зима наступит, надо будет греться,
Или не греться - просто зубы сжать...
Эх, эти бабки — пару сот санрейсов,
Да еще баба вздумала рожать...


И, разлетаясь, эта истерия
Небес британских поднимает свод,
Хохочет в раздевалке Моуриньо,
И плачет у костра оленевод...