ПОЛИТИКА

Дни и ночи наследниц Екатерины Фурцевой

Дочери и внучке министра культуры СССР не повезло в любви


Минуло 40 лет со дня ухода из жизни Екатерины ФУРЦЕВОЙ - самой известной женщины-министра в правительстве Советского Союза. Недавно мы напечатали воспоминания обозревателя Наталии КОРНЕЕВОЙ, автора книги «Мужские игры Екатерины Фурцевой. Политическая мелодрама», которая близко знала дочь Екатерины Алексеевны Светлану последние шесть лет ее жизни (подробности). Но читатели засыпали вопросами о судьбе наследниц Фурцевой, и мы попросили Наталию КОРНЕЕВУ продолжить рассказ. 


Когда Екатерины Алексеевны не стало, ее дочь Света хотела оставить для себя прежний уклад жизни. Хотя бы дачу. Но загородный дом сразу отобрали. Светлана долго ходила по высоким кабинетам, хлопотала, и в конце концов ей выделили двухкомнатные апартаменты с крохотной кухонькой в доме отдыха ЦК «Лесные дали».
Светин муж - Игорь Кочнов, бывший сотрудник КГБ, занимался переводами. Каждое утро садился за письменный стол, а потом они с женой шли гулять по лесу. Их семейную идиллию нарушало одно: измены Кочнова. Светлана умирала от ревности, но терпела.
Игорю предстояла операция на сердце, которую согласился сделать известный хирург Князев. Едва увидев дочь Фурцевой, врач сразу же ею увлекся и стал умолять уйти от супруга. Светлана обладала некоей магией: чтобы нравиться мужчинам, ей не нужно было ни кокетничать, ни плести интриги.
- На что ты надеешься? Ты же знаешь все, - уговаривал ее Князев, имея в виду, что в палату к Кочнову не таясь ходили посторонние дамы.






Редкий кадр: беременная дочкой Мариной Светлана со знаменитой мамой Екатериной Алексеевной

Редкий кадр: беременная дочкой Мариной Светлана со знаменитой мамой Екатериной Алексеевной

Но, как рассказывала мне подруга, одна только мысль о разводе приводила ее в ужас. Скончался Игорь внезапно. Возвращался с грибами из леса и прямо на дорожке, на глазах жены, упал и умер.
Дальше нужно было обходиться одной. И казалось, Света справлялась. К примеру, обзавелась солидным деревенским домом, который спроектировал старый знакомый ее мамы - архитектор Аранаускас. Но через некоторое время Светлана с дочкой, зятем и внучкой Катей решилась уехать за рубеж - сначала в Германию, потом в Испанию. Прожили там почти 10 лет, а когда вернулись, первую зиму ужасно мерзли в своем жилище.
- У тебя топят? - интересовалась у меня приятельница по телефону. - А у нас вороны повыдергали весь утеплитель из бревен, дует.
Обогреть трехуровневый коттедж было нелегко, но переехать в столицу Фурцевы не могли: свою типовую «трешку» Светлана сдавала.
Дом она обожала, хотя он и отнимал много сил: то насос сломался, то вода сочится в нижнем уровне. Архитектор Аранаускас придумал лестницу на второй этаж с секретом: нужно было забегать на нее с определенной ноги, иначе сверзишься. Светлана смеялась:
- В пьяном виде ни вверх не заберешься, ни вниз не сойдешь.
В гости к ней съезжались дочь писателя Катаева Женя с внучкой, невестка Анастаса Микояна Нами, Виталий Вульф, искусствовед Ольга Бабанова с мужем.
Света иногда звонила и мне:
- Когда приедешь? Внучка Катя хочет, чтобы ты ей рассказала про крепостное право. Воспитанная в Европе, девочка-подросток была оторвана от русской действительности, плохо знала историю, Пушкина и Толстого читать ей было трудно.






Правнучка ФУРЦЕВОЙ Катя до отрочества жила в Германии и Испании. Фото: vk.com

Правнучка ФУРЦЕВОЙ Катя до отрочества жила в Германии и Испании. Фото: vk.com


Джип вместо Петрова-Водкина


Возле Светланы всегда находился симпатичный молодой человек по имени Сергей. Я долго не могла понять, кто он: племянник, личный шофер или гувернер Кати?
Но вскоре до меня дошло, что это бойфренд Светы. С Сережей Фурцевым жилось уютно. Он занимался и ремонтом, и закупкой продуктов на рынке, и кухней, а еще возил их в Москву на своей машине. Он не был альфонсом. Полагаю, даже где-то подрабатывал и помогал Свете. Ее дочка Марина никогда за нашим столом не присутствовала. Я ее видела мельком на вечерах памяти Фурцевой, и на сближение она не шла. Позже я узнала от Светланы, что Марина поставила ей ультиматум: или она, или Сергей. И даже переселилась в один из гостевых домиков, которые стояли у них на участке.
- Дочь вбила себе в голову, что я могу с Сережей зарегистрировать отношения, - жаловалась мне подруга.






Галина ВОЛЧЕК не раз гостила в загородном доме Светланы Петровны. Тёплая атмосфера каминного зала располагала к задушевным беседам

Галина ВОЛЧЕК не раз гостила в загородном доме Светланы Петровны. Тёплая атмосфера каминного зала располагала к задушевным беседам

...Как-то приезжаю к Светлане (мы не виделись месяца четыре) и вижу, что она очень похудела. Сначала я приняла это за позитив. Но вскоре почувствовала неладное. Первым, кстати, это понял дом. В нем не ощущалось прежнего уюта: пыль на зеркалах, криво висящие картины на стенах, куда-то исчезли ковры с пола. Уже не было и оживления в ожидании гостей, исчезли куда-то Сережа и домработница.
- Какая ты счастливая! Можешь сама себя обеспечить, - говорила мне подруга, а я не принимала это всерьез до тех пор, пока не поняла: материально Фурцевым живется трудно. Как-то Света даже пожаловалась:
- Катя просит новые сапоги, а у меня нет денег.
И вдруг однажды возле гаража появился черный джип.
- Это же вложение средств, - объяснила Фурцева. - Катю нужно учить, а машину всегда можно продать.
- А на что ты его приобрела? - поинтересовалась я.
- Продала картину Петрова-Водкина.
Когда стало очевидно, что Светлана больна, я настаивала на срочной госпитализации. Она и слышать ничего не хотела и сразу переводила разговор на другое. Но медлить уже было нельзя. Я позвонила знакомому врачу из Института Склифосовского, дала Светин адрес, попросив срочно осмотреть подругу и убедить переехать в Москву. В тот же вечер он привез ее на городскую квартиру.






Брак Марины и врача-стоматолога Игоря ВЛАДКОВСКОГО оказался коротким

Брак Марины и врача-стоматолога Игоря ВЛАДКОВСКОГО оказался коротким


Невыполненное завещание


Вскоре мне позвонила Марина. Я сообщила ей страшный диагноз матери, и она расплакалась. Наверное, это было жестоко, но я хотела, чтобы Светина дочь протрезвела наконец и поняла: самый близкий ее человек в опасности! Я надеялась, что Марину это так встряхнет, что она почувствует себя старшей в семье и ответственной за мать.
...Когда-то давно сама Екатерина Алексеевна готовила Марину для балета. Советский Большой театр тогда гремел на всю Европу. И высокопоставленная женщина отдала внучку учиться к известной балерине Софье Головкиной. Через некоторое время кто-то распустил по Москве нелепую сплетню, что у 10-летней девочки начал формироваться большой бюст и это мешает ей выступать. Когда Екатерины Фурцевой не стало, Головкина сразу избавилась от Марины. И балетная карьера девочки оборвалась.
Марина окончила театроведческий факультет ГИТИСа, но по специальности проработала недолго. Потом внучка Фурцевой вышла замуж за врача-стоматолога Игоря Владковского. А вскоре после того, как вся их семья уехала жить за границу, этот брак распался. Игорь остался в Германии. Фурцевы переместились в Испанию, где Марина открыла балетную школу.
После возвращения на родину Светлана затеяла Фонд имени Фурцевой в надежде, что это дело в конце концов перейдет к ее дочери. Но у той постоянно находились причины не заниматься фондом.
Когда Света уже была очень больна и переселилась в Москву, Марина однажды с горечью заметила:
- Моя жизнь пропала. И это никого не интересует.






Долгими подмосковными вечерами Марина (слева) и Светлана (справа) ФУРЦЕВЫ устраивали посиделки с подругами в саду

Долгими подмосковными вечерами Марина (слева) и Светлана (справа) ФУРЦЕВЫ устраивали посиделки с подругами в саду

Света считала, что дочь, обладающая острым умом, могла бы большего добиться:
- Она как выставит свои балетные ноги - мужики голову теряют сразу... Если б только Маринка захотела. Если бы пошла работать. Мы бы вылезли из проблем.
Лечь в больницу Светлана по-прежнему отказывалась: в районную она бы не пошла, а на Кремлевскую не было средств. Я хотела устроить ее в стационар:
- У тебя в Склифе будет своя палата, тебя разместят там инкогнито.
Света передвигалась уже по стеночке и больше лежала, но по-прежнему разговоры только о фонде, о внучке Екатерине и ни слова о самочувствии.
В последнюю нашу встречу сказала:
- Мне бы хотелось, чтобы Катя жила у тебя, ей нужно учиться. Ты сможешь ей помочь.
Девочка и правда раньше постоянно ходила за мной хвостиком. Ей все время хотелось поговорить об истории и литературе.
Умерла Светлана Фурцева в октябре 2005 года в клинике, куда ее все-таки устроила Марина за неделю до этого.
Когда я стояла в морге с ее любимым синим бархатным платьем в руках в ожидании санитара, не верилось, что Света тут, рядом.
Мне не удалось выполнить завещание подруги. Ее 17-летняя внучка через несколько дней вдруг позвонила и сообщила, что ушла из дома. Я перепугалась:
- Ты где?
Катя призналась, что один хороший бабушкин знакомый помог ей снять квартиру и теперь она будет жить самостоятельно, учиться и работать. На следующий день, купив продукты, я бросилась к ней. Но вроде бы у нее все было в порядке: в еде и деньгах не нуждалась. Своего «спонсора» девушка рассекретить не захотела. Мне ничего не оставалось, как предупредить ее быть осторожной и умной.
- Как мне без Светы плохо! - расплакалась тогда Катя.
Но спустя месяц я почувствовала, что она меня избегает: то не хочет брать трубку, то не может разговаривать. А потом я узнала, что Марина вернула ее домой.
Больше я Фурцевых не видела.