ПОЛИТИКА

А у шпионки семеро по лавкам…

Наш поэтический комментатор – о жительнице Вязьмы, предупредившей украинское посольство о нападении российской армии


Самая нелепая новость последней недели — как сначала задержали, а потом отпустили под подписку о невыезде жительницу города Вязьма, мать семерых детей Светлану ДАВЫДОВУ, которая, услышав в маршрутке разговор двух военных о предстоящей им командировке, позвонила в украинское посольство в Москве, чтобы «предупредить о нападении российской армии». Наш поэтический комментатор Сергей ПОНОМАРЕВ не мог не откликнуться на эту странную шпионскую историю.






Светлана ДАВЫДОВА с семьей (Фото из личного архива Светланы Давыдовой)

Светлана ДАВЫДОВА с семьёй (Фото из личного архива Светланы ДАВЫДОВОЙ)


Одна нелепость в моем мозге вязнет,
Фигею, начитавшись информлент:
Надысь, как сообщили, где-то в Вязьме
Задержан был опаснейший агент.


Ну, как агент… Очки, на минус стекла
Жакетка, юбка, ситцевый платок,
Вполне себе зачуханная тетка,
Короче, братцы, тот еще видок!


Ваще-то она странная на харю,
Взгляд словно после пузыря,
Видать, решила: «Буду Мата Хари,
Всё веселей, ведь жизнь течет зазря».


И потому в маршрутке утром светлым,
Где люди часто с бодуна ваще,
Свою она произвела разведку,
Прислушиваясь к хлопцам из в/ч.


А те болтали, затесавшись в пробку:
Летим, мол, мы в Ростов ли, на Алтай,
Раскрыв вражине про командировку,
Забыв, что если воин — не болтай!


Но и в погонах ходят пустозвоны,
И Мата Хари, как из пелены,
Тайком звонит на номер телефона
Посольства очень вражеской страны.


Что, дескать, эти люди вдруг спешат к вам,
Готовят вам удар исподтишка...
И заливает в уши атташата
Другой пурги какой-то полмешка:


Про мужа, про детей и про золовку,
Что гречки возмутителен рост цен
И что готова составлять шифровку
Теперь она про всякое и в Центр.


А у шпионки семеро по лавкам -
Нет, чтоб кормить детей, а вона чо...
И тут-то люди из спецслужбы славной
Берут ее за жабры и плечо.


Дневник читают. Пальцем резидента
Там донесенья создан черновик...
И вот ведут, разуту, не одету
В кошмарный «ворон» - черный грузовик.


В застенки, значит, забирают матерь,
Осталось только к Штатам ей взывать
Из этих самых жутких казематов,
Где Родиной посмела торговать.


Рать либералов оглашает своды:
«Репрессии», «кровавый-де режим»,
И что-то там про волю и свободу,
Про совести резиновой зажим.


И в самом деле, что ее держать-то -
Шизы там уши из нее торчат,
Такие не опасны для державы,
Они опасны лишь для ейных чад.


Эх, баба-дура! И таких навалом:
Детей таскать — уже трещит подол...
Исправят не лубянские подвалы -
Аминазин и галоперидол.