ПОЛИТИКА

Оболганные герои штурма Берлина

Русские завалили фашистов не трупами, а снарядами


Эта грандиозная битва попала даже в Книгу рекордов Гиннесса. Берлинская наступательная операция Советской Армии, которая началась 16 апреля, а закончилась 8 мая 1945 года, считается самым крупным сражением в мировой истории. В операции с обеих сторон участвовали около 3,5 млн. человек, 52 тыс. орудий и минометов, 7750 танков, почти 11 тыс. самолетов. И про нее же сочинили рекордное число небылиц, в которые многие верят до сих пор.


Если собрать основные глупости воедино, штурм Берлина выглядел примерно так. Сталин устроил «социалистическое соревнование» по взятию германской столицы между маршалами Жуковым и Коневым. Выслуживаясь перед вождем и пытаясь  завоевать город к 1 мая, оба бросали в огонь все новые и новые части, что вело к колоссальным потерям. Большая часть танков, вошедших в город, превращенный в крепость, была сожжена. А потери (в зависимости от буйной фантазии авторов псевдонаучной публицистики) достигают 1 млн. человек! Вот что писал один из таких «фантазеров», одиозный публицист Борис Соколов: «Однако Жуков продолжал кровопролитный штурм. Он боялся, что войска 1-го Украинского фронта раньше выйдут к Берлину, чем это успеют сделать войска 1-го Белорусского фронта. Гонка продолжалась и стоила дополнительно многих солдатских жизней».






.

В павшем Берлине. Британский фельдмаршал МОНТГОМЕРИ (в берете), согласно плану «Немыслимое», должен был объединиться с фрицами и напасть на Георгия ЖУКОВА (слева) и Константина РОКОССОВСКОГО (справа). К счастью для англичан, они струсили


36 тыс. тонн смерти


На самом деле достаточно изучить факты, чтобы убедиться - никакого «соревнования» Сталин не устраивал. Если в директиве Жукову было четко сказано: «Овладеть столицей Германии городом Берлин», то в директиве Ставки № 11060 в адрес Конева указывалось: «разгромить группировку противника (...) южнее Берлина», «овладеть рубежом Беелитц, Виттенберг и далее по р. Эльба до Дрездена». А затем 1-й Украинский фронт должен был двигаться на Лейпциг.
Другое дело, что человеческий фактор никуда не денешь - маршалы тоже люди. Разумеется, Конев подумывал о том, чтобы войти в историю как покоритель Берлина и втайне от Ставки готовил свой план взятия вражеского логова. Эти заготовки пригодились, когда Сталин, обеспокоенный медленным продвижением Жукова, приказал Коневу и командующему 2-м Белорусским фронтом Рокоссовскому повернуть на Берлин.
Да, в некоторых мемуарах указывается, что Конев «проявлял своевольство» и самолично атаковал некоторые районы Берлина. Существует даже байка, что, встретившись как-то после войны, Жуков с Коневым, начав вспоминать Берлинскую операцию, сошлись в рукопашной.






Вступив в город, наши добились капитуляции фашистов за восемь дней

Вступив в город, наши добились капитуляции фашистов за восемь дней

Но нас интересует главное - насколько маршальские интриги повлияли на потери Красной Армии? Была ли эта операция авантюрой честолюбцев, или же взятие вражеской столицы, которое фактически означало конец войны, было тщательно разработано в деталях? Судите сами.
Общее число выбывших из строя бойцов Красной Армии с 16 апреля по 8 мая составило 352 475 человек. Из них убитыми - 78 291. При этом потери фашистов только убитыми составили около 400 тыс. человек! А в плен попало около 380 тыс. И кто кого забрасывал трупами? Если говорить о советском командовании, то врага оно предпочитало забрасывать снарядами. По данным маршала Жукова, только с 21 апреля по 2 мая по Берлину было сделано около 1,8 млн. артиллерийских выстрелов. А всего на город обрушено более 36 тыс. тонн металла!






На логово врага за две недели обрушилось два миллиона бомб и снарядов

На логово врага за две недели обрушилось два миллиона бомб и снарядов


Сорвали агрессию англосаксов


Можно ли было избежать и этих потерь, окружив вражескую столицу и дождавшись капитуляции? Может, штурм - все-таки ошибка? Ничего подобного. 
Окруженные города немцы называли «фестунгами» («крепостями») и обороняли с фанатичным упорством. Изолированный Будапешт, к примеру, держался с декабря 44-го до февраля 45-го. Между тем непосредственный штурм Берлина занял в общей сложности всего восемь дней (хотя зачистка города продолжалась и после капитуляции гарнизона 2 мая). Такой «блицкриг» стал возможен еще и благодаря блестящей операции Жукова по недопущению в Берлин 200-тысячной группировки немцев - 9-й армии, стоявшей на Одере. «Маршал Победы» сначала отсек ее от столицы танками, а затем главные силы фашистов были окружены в лесах к юго-востоку от Берлина.
В ночь на 1 мая начальник германского генштаба Ганс Кребс неожиданно явился в штаб 8-й гвардейской армии Чуйкова. Но он не просил пощады и не был готов к капитуляции, а лишь предлагал перемирие. И это уже после самоубийства Гитлера! А если бы Берлин оставался в окружении с живым фюрером? Вождь продолжал бы вдохновлять сотни тысяч немецких солдат, в том числе в оккупированной Праге, которая, напомню, была взята лишь 9 мая 1945 года. И это стоило бы жизни гораздо большему числу советских бойцов.
Сокрушенный Берлин не только поставил точку в этой войне, но и с большой долей вероятности предотвратил новую. Британским командованием в глубочайшей тайне разрабатывалась операция «Немыслимое». Согласно плану, 1 июля 1945 года американцы и британцы совместно с не утратившими боеспособность фашистскими частями должны были ударить по СССР - прежде всего с целью вытеснить советские войска из Польши. Красный флаг над Рейхстагом стал своеобразным стоп-сигналом для этой военной авантюры. Он еще раз показал: с русскими лучше не связываться.






Фашисты в отчаянии отправляли на защиту столицы Третьего рейха от русских танков детей и женщин

Фашисты в отчаянии отправляли на защиту столицы Третьего рейха от русских танков детей и женщин


И танки наши быстры


- Наши танки горели, как свечки, на улицах Берлина! - этот расхожий штамп из 90-х до сих пор сидит у многих в мозгах. Смелость историческим кликушам придавал тот факт, что некоторые советские военачальники действительно критиковали эффективность использования танков на подступах к Берлину (бои на Зееловских высотах) и в черте города. Среди них были такие легендарные маршалы, как Василевский и Бабаджанян.
А вот что им заочно ответил близкий друг и соратник Жукова, генерал Телегин: «Мы считались с тем, что придется понести потери в танках, но знали, что даже если потеряем и половину, то все же еще до двух тысяч единиц бронетехники мы введем в Берлин, и этого будет достаточно, чтобы взять его». Кто же прав? Обратимся к фактам.
Потери действительно были очень высоки, но все же не половина машин. За всю Берлинскую операцию советская группировка потеряла 1997 танков - треть от того, что было. Но непосредственно в Берлине из 1,5 тыс. было подбито всего около 300 машин. Например, 2-я гвардейская танковая армия Богданова потеряла 104 танка из 685.
Дело в том, что фаустпатроны, которыми массово были вооружены защитники Берлина, били максимум на 30 метров. Наши танкисты, зная это, просто вставали в сотне метров от здания, где прятались «фаустники», и расстреливали его в упор. Так что ни о каких «сгоревших армиях» речи не шло.
- Применение танковых частей против населенных пунктов, в том числе и городов, как показал большой опыт Отечественной войны, очень часто становится неизбежным, - писал командующий 3-й гвардейской танковой армией Павел Рыбалко, штурмовавший Берлин.
Ну и, пожалуй, последняя цитата: «Операция русских войск характеризуется ясностью замыслов, целеустремленностью и настойчивостью в осуществлении этих планов». Так оценил битву за Берлин последний командующий обороной города - генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг. Уж он-то изучил предмет гораздо лучше, чем наши доморощенные псевдоисторики.