ПОЛИТИКА

Беженцы порождают нацизм, но Россия с этой заразой справится








Анатолий ВАССЕРМАН

Анатолий ВАССЕРМАН


Наш постоянный автор, публицист Анатолий ВАССЕРМАН комментирует происходящее в Европе и на Ближнем Востоке обозревателю «Экспресс газеты» Елене КРЕМЕНЦОВОЙ.


- Почему все это началось?
- «Арабская весна», организованная США, чем высокопоставленные янки неоднократно хвастались, усилиями Америки и ее союзников довела народы Ливии, Сирии, Ирака, Туниса и других стран до такого состояния, которое мигрантам из бывших союзных республик и в кошмаре присниться не может.
Сегодня для всего мира самая страшная организация - ИГ. (Экстремистская организация, запрещенная в России. - Е. К.). США дистанцируются от нее после попытки боевиков захватить Ирак, но реально не мешают им проникать в разные страны под видом беженцев и мигрантов.
- ИГ представляет опасность для России?
- Меньше, чем для Европы. Там отвыкли от экономических потрясений, и люди переживают нынешние события почти так же остро, как россияне гайдаровские реформы и войны в Чечне. ИГ наносит страшные психологические удары постаревшей Европе, где мигрантам зачастую живется гораздо легче, нежели коренному трудоспособному населению. Поэтому национализм там быстро перерастает в нацизм. А где нацизм, там очаг войны. Но Россия с этой заразой справится.
Во-первых, потому, что плотность населения у нас значительно меньше, чем в Европе.
Во-вторых, национальная терпимость и выдержка россиян подтверждены и сегодня. Россия умудрилась приютить сотни тысяч беженцев с Украины, в том числе и с Западной. И сделала это, зная, что немалая часть их считает себя другим народом, высшего европейского качества, и приехала сюда отсидеться до лучших времен.
В-третьих, потому, что российские мусульмане и большинство мусульман-мигрантов веками исповедовали так называемый мирный ислам, в котором джихад означает усилие, направленное в первую очередь на борьбу со своими пороками, страстями и слабостями. Обязательный джихад на поле боя они понимают не как грабеж, резню и насилие над иноверцами, а как ведение боевых действий для охраны жизни и имущества людей, защиты государства и сохранения духовных ценностей ислама. Именно такой ислам сегодня нужно пропагандировать через литературу, кино, выставки, на федеральных каналах.
- Должны ли мы включиться в войну против ИГ в Сирии?
- Там достаточно своих сил, нужно только помочь оружием и техникой. Что мы и делаем. Задача России иная - развивать собственные промышленность и сельское хозяйство, чтобы быть способной себя защитить.