ПОЛИТИКА

Захар Прилепин: То, что случилось во Франции, — это моя личная беда

На трагедию в Париже, унесшей жизни почти 130 человек, откликнулся писатель Захар ПРИЛЕПИН, отразив в пронзительном посте мысли и чувства многих людей в нашей стране.






Захар ПРИЛЕПИН

Захар ПРИЛЕПИН (Фото из блога писателя)

Наверное, нигде в мире не относятся так тепло к России, как во Франции. Еще 10 лет назад, приезжая в Париж, я вынужден был все время объясняться (Чечня, Политковская, Путин и так далее по кругу) — но с тех пор все менялось стремительно. В последний раз творилось что-то невозможное: десятки интеллигентнейших французов подходили ко мне, таща любого оказавшегося поблизости переводчика за рукав, или справляясь сами, на ломаной смеси французского, английского и русского говорили, что Россия святая, светлая, удивительная, что русские — надежда Европы, что только у русских хватает смелости произносить правду по любому поводу: о Родине, о Боге, о взаимоотношениях народов и полов — а в Европе все это зачастую маркируется как «нацизм». При этом французы, как выяснилось, отлично все понимают про майдан и прочие события, знают историю и «историю» Украины, отличают героев от «героев», и едко, с французским шармом, издеваются над этим. Во Франции, конечно, живут разные люди — но все, говорю, менялось очень быстро; усталость Франции от заокеанского влияния была все очевидней, тяга к России — тоже. Нигде не собираются такие огромные залы на русских литераторов, историков, музыкантов как во Франции.
В Париже я последний раз видел Олеся Бузину. А куда еще нас позовут, кроме как в Париж. В другие столицы Европы зазывают более приличных ребят, насквозь предсказуемых. Я очень люблю этот очаровательный, умный, остроумный, милый народ.






Парижане несут цветы туда, где прошедшей ночью десятки людей были убиты и ранены террористами

Парижане несут цветы туда, где прошедшей ночью десятки людей были убиты и ранены террористами (Фото: leparisien.fr)


В одном только Париже я был раз 15, как минимум, и каждый раз это было такое счастье.
Разве что сербы относятся к России так же хорошо.
Франция — одно из чудес света, невозможная страна, волшебная.
То, что случилось, — это моя личная беда.
Мы станем ближе и роднее. Мы поймем друг друга, как мало кто в мире.
Да, и вот еще что. Французские граждане (именно французы, а не эмигранты) передавали мне самое большое количество средств для переводов на Донбасс. Никто больше так не помогал, именно французы. Их было, поверьте, много больше — чем людей, работающих в редакции «Шарли». Так что, остыньте уже со своим «Шарли». Вы же не судите о всей России по радиостанции «Эхо Москвы». Как дети малые, ей-Богу.
Будьте русскими, будьте милосердней и сильней.
Не уподобляйтесь придуркам, которые танцуют от любой нашей страшной новости…