ПОЛИТИКА

Янки дали команду: Пли!

ИОНА АНДРОНОВ: так и не нашел общего языка с американцами

ИОНА АНДРОНОВ: так и не нашел общего языка с американцами

План штурма Верховного Совета разрабатывался окружением Бориса ЕЛЬЦИНА под диктовку ЦРУ и ближайшего окружения президента США Клинтона. Об этом корреспонденту «ЭГ» рассказал Иона АНДРОНОВ, бывший защитник «Белого дома», депутат разогнанного Верховного Совета, в то время председатель Комитета по международным делам. Он - тот самый человек, который вел переговоры с представителями американского посольства в ночь перед бойней, пытаясь предотвратить расправу над парламентом.

22 сентября, на второй день после указа Ельцина о роспуске Верховного Совета, Иона Андронов находился в своем кабинете в здании парламента. Тогда-то к нему и пожаловал неожиданный гость. Он пришел в сопровождении двух сотрудников посольства США в Москве и представился Марком Злотником.
- Американец сунул мне под нос визитку, - рассказывает Иона Ионович. - На карточке было написано, что он является сотрудником национального совета по разведке Соединенных Штатов. Посетитель задавал вопросы в лоб: какова численность охраны «Белого дома», чем вооружены бойцы Хасбулатова, сколько времени они смогут отражать штурм. Я был шокирован такой наглостью и, естественно, ни на один из вопросов не ответил. Впрочем, точных цифр, интересовавших американского шпиона, думаю, в те дни не знал никто.

«Путана, путана, путана…»

Днем 3 октября несколько тысяч сторонников парламента двинулись от Калужской площади по проспекту Садового кольца к «Белому дому». Им удалось сокрушить милицейские заслоны и прорвать блокаду здания парламента.
- Люди ликовали, - вспоминает Андронов. - И вот тогда-то на балкон второго этажа вывалился Руцкой. Он чуть не бился в истерике и призывал идти на захват мэрии и «Останкино». Чем думал? Подлец, мерзавец! Подставил всех и провалил саму идею. Его выходка была неожиданной, ведь подобный план действий не обсуждался ни с депутатами, ни с Хасбулатовым. А кого в помощники взял? Макашова! После пролитой крови в телецентре стало понятно: до развязки остались считанные часы.
На тот момент в здании парламента должно было находиться больше тысячи человек: ведь списочный состав собравшегося внеочередного 11-го Съезда народных депутатов - 1100 человек. Но на самом деле из регионов приехали чуть больше 700.
- Это легенда, что в осажденном здании держали оборону депутаты Верховного Совета, - говорит Андронов. - Большинство быстренько переметнулись на сторону Ельцина. Их перекупали под песню «Путана, путана, путана…», в паузах выкрикивая в матюгальник предложения перейти на сторону президента. Перебежчикам предлагали деньги, квартиры, должности. В итоге на момент штурма в «Белом доме» оставалось всего около сотни депутатов. Остальные - добровольцы, люди с улицы. А также обслуга аппарата Верховного Совета - стенографистки, уборщицы, буфетчицы. В общей сложности более 900 человек. Я не хотел, чтобы русские убивали русских, проливая кровь невинных людей, и поэтому предложил Хасбулатову и Руцкому попытаться уговорить посла США способствовать перемирию между парламентом и Кремлем.
- Правда, что в одном из бойцов «Альфы» вы узнали переодетого сотрудника американского посольства?
- Нет, это вранье. Американцы сами не стреляли, - считает Андронов. - Но трагическая развязка планировалась при их участии и с благословения Клинтона.
Около 23 часов 3 октября впервые с момента начала противостояния вокруг «Белого дома» не было плотных милицейских кордонов. Андронов, по его слова, без препятствий прошел к американскому посольству. И попросил встречи с советником посла Луисом Селом, к которому несколькими днями раньше обращался по телефону за гуманитарной помощью. Луис Сел представился тогда вторым лицом в посольстве.
- Второе лицо в посольстве, как правило, сотрудник спецслужб, - говорит Андронов. - То, что Сел был именно из их числа, я не сомневался: он при мне лично звонил в Вашингтон и принимал решения, не консультируясь с послом.
Но Луис Сел ответил депутату, что может лишь проинформировать окружение Ельцина о запросе Андронова. Через два часа Сел сообщил, что с Андроновым будет говорить исполняющий обязанности министра иностранных дел Виталий Чуркин. А еще через 20 минут Андронов услышал, что о переговорах и речи быть не может. Президент потребовал сложить оружие и выйти из здания Верховного Совета. Было 2 часа ночи на 4 октября.

Секретная операция ЦРУ и конгресса США

- Уже позже я узнал, что мои попытки бесполезны, к тому моменту все было предрешено, причем план штурма Верховного Совета обсуждался при участии американцев, - уверяет Андронов. - Затем я получил документальные подтверждения. Мои друзья из США, а в этой стране я работал 10 лет журналистом-международником, прислали мне ксерокопию стенограммы выступления Строуба Тэлбота, посла по особым поручениям, помощника госсекретаря США, от 6 октября на закрытом заседании Комитета по международным делам конгресса США. Из этого документа следует, что за две недели до путча Ельцин командировал в Вашингтон министра иностранных дел Козырева с поручением информировать правительство США о разгоне российского парламента. А весь день 3 октября и следующее утро 4 октября Тэлбот вел из Вашингтона переговоры с соратниками Ельцина. Речь шла о пальбе из танков и пулеметов по «Белому дому» и об убийстве его защитников. Да и Стивен Коэн, американский специалист по России, спустя три месяца после расстрела Верховного Совета заявил, что в сентябре 93-го правительство США заранее знало о том, что будет в Москве. Он сказал буквально следующее: «Ельцин вел экстремистскую политику, а Америка поддерживала его и даже возможно подталкивала к этому». На пятый день путча Козырев повторно летал в США за одобрением блокады «Белого дома». Его принимали президент Клинтон и госсекретарь Кристофер. А «Нью-Йорк таймс» беззастенчиво сообщала: «Американское посольство в Москве служило в качестве связного с русским правительством, а посол Томас Пикеринг лично контактировал с подчиненными Ельцину силами».

Трупы прятали в Подмосковье

По официальным данным, в результате октябрьских событий погибло 150 человек. Андронов уверяет, что своими глазами видел горы трупов в «Белом доме».
- Следователей пустили в здание только на пятый день, - подчеркивает Иона Ионович. - Этим и объясняется, что они не видели сотен убитых. Но есть люди, которые пытались установить истину. Один из них - правозащитник Евгений Юрченко, московский учитель математики. Юрченко со своими помощниками обошел осенью 93-го все морги, крематории и кладбища Москвы и Подмосковья. Он уверяет, что сотрудники Архангельского крематория подтвердили: после расстрела парламента три ночи подряд сюда приезжали автофургоны, загруженные трупами в пластиковых мешках. Мертвых было, по их подсчетам, около 400. Еще сотню сожгли в крематории Хованского кладбища.
29 марта 2000 года Андронов присутствовал на заседании кафедры истории медицины Московской медицинской академии им. Сеченова. Председательствовал на нем профессор Коростелев. Слушали доклад о деятельности государственных медицинских служб в период событий сентября - октября 1993 года в Москве. Докладывал доктор Александр Дальнов, сотрудник спасательного центра академии.
- Начиная с 5 октября 1993 года, Дальнов и его коллеги обошли госпитали и морги министерств обороны, внутренних дел и госбезопасности, - вспоминает Андронов. - Как им удалось выяснить, трупы жертв кровавых осенних событий, находившиеся там, в официальные сводки не попали. Он уверял, что количество жертв в официальных сводках департамента здравоохранения Москвы указывалось только по сведениям из городских моргов Москвы. И это была лишь третья часть от истинного числа погибших. Власти умолчали о том, что немало жертв штурма вывозили в больницы и на кладбища Видного и Мытищ.

Ольга ХОДАЕВА

Комментарий специалиста

Анатолий ЛАКТИОНОВ, профессор Института психологии РАН:
- Что произошло в те дни в массовом сознании, обоснованно сказать невозможно: социологического исследования не было. Телевизионная трансляция расстрела находившихся в «Белом доме» воздействовала на людей так, как воздействует публичная казнь. Потому большинство предпочло выключить телевизор и оградиться от происходящего. Но неосознанно многие россияне в те дни потеряли уважение к Родине.