ПОЛИТИКА

Гостиницу «Россия» подожгли американские шпионы

* Все миллионы, выделенные на ремонт «Белого дома» в 93-м году, спокойно украли

* Главный архитектор Проектного института ФСБ рассказал, где находится президентский бункер и куда идет секретная ветка метро

Десяток правительственных резиденций, здание ВГТРК, «Белый дом» России и бассейн «Москва» - это его рук дело. Главный архитектор ФГУП «Проектный институт» ФСБ России Виталий МАЗУРИН построил столько важного и секретного, что о большинстве своих работ предпочитает вообще не вспоминать - гостайна. Однако накануне своего 80-летия Виталий Андреевич все-таки решил пролить свет на одно громкое и загадочное происшествие, потрясшее в свое время весь СССР, а именно на жуткий пожар в гостинице «Россия». Он стопроцентно знает, что это был теракт, который советское руководство «замаскировало» под элементарную халатность.

- 25 февраля 1977 года в гостинице «Россия» вспыхнул пожар, который считается самым резонансным в СССР. Сгорели и задохнулись в дыму 42 человека, 52 получили тяжелейшие травмы. Стране был нанесен огромный моральный вред.

Во всех официальных источниках написано, что причиной трагедии стал не выключенный в радиоузле паяльник. Вы действительно считаете, что это был теракт? И почему решили рассказать об этом только сейчас?

- В заключении спецкомиссии о пожаре написано, что «категорически и однозначно причину установить не удалось». Конечно, никакой это был не паяльник, а теракт. Знаю я это, потому что мне, как одному из архитекторов, кто проектировал «Россию», поручили ликвидировать последствия того пожара. У меня в подчинении было 150 человек, которые должны были составить дефектные ведомости, установить, что и где пострадало. Мы начали работать с первого дня, поскольку в апреле гостиница уже должна была принять мировой съезд профсоюзов. Рабочая группа отмечала цветным карандашом на планах этажей наиболее пострадавшие помещения. Когда я взглянул, что получилось, глазам не поверил. Разноцветные крестики на схеме показывали, что в «России» было более 80 закладок!

Виталий МАЗУРИН показал на плане отеля, где диверсанты заложили напалмовые бомбы

Виталий МАЗУРИН показал на плане отеля, где диверсанты заложили напалмовые бомбы

 

- Закладок, простите, чего? Взрывчатки?

- Сверхгорючего материала. Между выгоревшими номерами оставались вовсе нетронутые. Причем поджигали так, чтобы выходы на лестницы оказались блокированными и люди не могли спуститься. Hа верхнем этаже я сам показал следователю алюминиевую коробку дверного проема, ведущего на центральную лестницу. Толстенный алюминий был проплавлен насквозь! Для такого повреждения нужны аномальные температуры. Прокурор тогда только фыркнул и прошел дальше, а на следующее утро эта улика пропала.

Пожарные рассказывали нам, что пламя охватило восемь этажей буквально за четверть часа. Винили в этом ковры в коридорах и модные финские обои. Полная ерунда! Синтетические материалы на стенах и полах гостиницы обладали плохой горючестью. Оказавшись в зоне огня, они не вспыхивали, а тихо плавились. В этой гостинице случилось более сотни пожаров от утюгов, телевизоров и кипятильников, но все они заканчивались не более чем одним выгоревшим номером. Тяга в системе вентиляции тоже не могла дать такого «реактивного» эффекта.

СССР развалили такие комсомольские и партийные сукины сыны, как Михаил ХОДОРКОВСКИЙ. Фото с сайта khodorkovsky.ru

СССР развалили такие комсомольские и партийные сукины сыны, как Михаил ХОДОРКОВСКИЙ. Фото с сайта khodorkovsky.ru

 

Вы же знаете, что я главный архитектор «Белого дома» России, за который мне последнему в СССР дали Ленинскую премию. Он построен в похожем с гостиницей стиле и из таких же материалов. Вспомните 1993 год, когда Борис Ельцин обстреливал его болванками из танков, на верхнем этаже тогда жгли бумаги, поливали их бензином, но даже при этом пожар не мог разгореться несколько часов, да и затух практически сам, поскольку его особенно никто не тушил. Так там почти ничего не надо было восстанавливать. Деньги, выделенные на реконструкцию здания Верховного Совета, спокойно украли. Почистили мрамор, поменяли ковры, и все. А гостиница «Россия» полыхала!

- Рассказывают, как на глазах у приехавших председателя КГБ Юрия Андропова и министра внутренних дел Николая Щелокова люди выпрыгивали из окон и разбивались насмерть. Меня потрясла история «запертого» на 11-м этаже первого замминистра торговли Болгарии Иванова. Он звонил в «01» и просил прислать для спасения пожарный вертолет. Параллельно в трубку отчаянно кричала горничная этажа, прекрасно знающая, что таких вертолетов в Москве никогда не было. Чуть позже болгарин перезвонил и еще более вежливо поинтересовался у диспетчеров, какую смерть ему предпочесть - выброситься из окна или сгореть.

А в иностранных СМИ на следующий день было напечатано: «Русские в горящем здании пели «Интернационал». Это про ресторан на 21-м этаже. Вообще пожар снимали только зарубежные собкоры. Их было на удивление много, и приехали они сразу после пожарных. Вам не кажется это удивительным?

- У теракта много косвенных подтверждений. Во-первых, время было выбрано крайне «удачно» - поздний вечер пятницы! Единственная на Москву пожарная машина с высокой лестницей оказалась неисправной! В то же время загорелась редакция газеты «Правда» и еще пара важных объектов!

В местах закладок на потолках образовался толстый слой маслянистой копоти. Рабочие жаловались, что субстанцию невозможно оттереть с бетонных плит. Обслуживающий персонал гостиницы, работавший в тот вечер в северном корпусе, рассказывал мне об огненных ручейках, которые появлялись вдруг там и сям из-под дверей. Потом мне довелось прочитать в «Красной Звезде» статью о новом американском изобретении. Брикет с особой жидкостью самостоятельно воспламенялся через пару минут после вскрытия упаковки.

Начальник Службы обеспечения деятельности ФСБ генерал-полковник Михаил ШЕКИН вручает Виталию Андреевичу удостоверение заслуженного архитектора России (2007 год)

Начальник Службы обеспечения деятельности ФСБ генерал-полковник Михаил ШЕКИН вручает Виталию Андреевичу удостоверение заслуженного архитектора России (2007 год)

 

Сталинский бетон Лужкову не по зубам

- Гостиница «Россия» - режимный объект. Как туда могло проникнуть столько шпионов? Там же на каждом этаже сидели горничные из КГБ.

- Все это появилось как раз после пожара, а прежде пропускной режим был самый обычный. Диверсанты проникли внутрь, переодевшись в рабочие спецовки.

- Почему вашему расследованию не дали ход, а вы замолчали на долгие годы?

- Мы доложили обо всех фактах на рабочем заседании первого секретаря Московского городского комитета КПСС Виктора Гришина. Тот схватился за голову и помчался в Политбюро ЦК КПСС, где приняли решение - в СССР, тем более в Москве, никакого теракта быть не может. Во всем виновато разгильдяйство.

Назначили следователей по особо важным делам из всех возможных ведомств, и они наши козлов отпущения: двух работников радиоузла, на которых повесили версию о паяльнике и которым дали по три года условно.

- Невероятная гуманность, если считать их виновниками катастрофы со столькими жертвами. Можно сказать, никого не наказали.

- Так их и не за что было наказывать. Вот вам еще одно косвенное подтверждение теракта. В любом случае мы успели закончить реконструкцию в срок. За эту работу, ну и за молчание, мне дали Госпремию и трехкомнатную квартиру. А гостиницу потом все-таки снесли.

Меня удивляет, как Юрию Лужкову и его другу Шалве Чигиринскому это позволили. Ведь под русским «Хилтоном», как иностранцы называли «Россию» - самый большой в Европе отель, находится центральный бункер для эвакуации руководителей страны. Сначала идут два технических этажа с мощными бетонными перекрытиями. Потом четырехметровый слой бетона и под ним еще четыре уровня подземных сооружений, которые соединены тоннелем с территорией Кремля. В общей сложности все подземные этажи уходят вглубь метров на 35, а то и больше.

- Мы с вами, случайно, гостайну не выдадим? Враги ведь узнают, куда бомбу кидать.

- Тайну выдали до нас. А бомбу кидать бесполезно, не пробьет. Согласно плану, утвержденному Сталиным, на этом месте собирались построить по проекту Дмитрия Чечулина одну из восьми новых высоток - самую большую, в 43 этажа. Она предназначалась для размещения Совета Министров СССР. Построить успели только бункер и стилобат - бетонную платформу-пьедестал. Потом на ней и построили гостиницу. Стилобат пережил и ее. При сносе «России» фундамент так и не смогли сломать. Сталинский, высочайшего качества бетона марки 700 оказался Лужкову не по зубам. Он президента и защитит, если придется.

Директор ФСБ генерал-полковник Николай ПАТРУШЕВ награждает Почётной грамотой на строящемся объекте в Сочи (2008 год)

Директор ФСБ генерал-полковник Николай ПАТРУШЕВ награждает Почётной грамотой на строящемся объекте в Сочи (2008 год)

 

Горбачев умрет в Германии

- Виталий Андреевич, вы построили несколько президентских резиденций, про какие можете рассказать что-нибудь интересное?

- Что-то построил, что-то реконструировал. Работа с президентами началась, когда я выиграл конкурс на строительство дома Михаилу Горбачеву на территории ближней дачи Сталина в Волынском. Новый дом я поставил рядом с прудом на полянке напротив беседки, где Иосиф Виссарионович любил выпивать. Резиденция получилась в виде трилистника с переходами: первый корпус - личные покои, второй - рабочие кабинеты, а третий - гостиница. Раиса Максимовна была очень довольна. Ходила, всплескивала руками, восхищалась, говорила, что никогда в стране не было таких чудесных условий для работы руководителя государства. Только долго они там не прожили. Разрушили Советский Союз, и их первых оттуда выгнали. Удрал Михаил Сергеевич в Германию, там, наверное, и концы отдаст.

- А зачем Горбачеву понадобился новый дом, ведь там же стояла отличная резиденция, которая всех устраивала?

- А никто не может понять, на хрена он там ему был нужен. Призрака Сталина, наверное, боялся. Ведь его на этой даче отравили. Он там на полу и валялся, подыхая.

- Про метро от дачи Сталина до Кремля - правда?

- Конечно. Им и Михаил Горбачев ездил спокойно. Сделал ему из резиденции отдельный спуск. Такие вещи тогда строить умели. Не то что сейчас. Вон, пару лет назад собрались построить новое здание сената. Выяснилось: никто ни черта не умеет. Три варианта напохабили и отказались. Вот если бы они мне предложили, я бы им сделал еще лучше, чем «Белый дом».

- С Ельциным довелось поработать?

- Я его знал, когда Борис Николаевич был секретарем Московского городского комитета. Балабол! Когда он возглавил горком, то обратил внимание, что зал заседаний очень длинный и с президиума не видно тех, кто в конце сидит. Учитывая, что заседания проходили поздно, то туда все приходили и ложились спать или закусывать потихоньку. Я взял и за одну ночь перенес президиум в широкую часть прямоугольника. Обзор получился, как в кино. Он, когда увидел, обрадовался: «Ну, ты - архитектура!»

- Наградил?

- Меня обычно часами награждают, целый склад уже. От Андропова до Путина, от всех есть. Живу и радуюсь. От Андропова за работу по Крыму, за Форос, за санаторий КГБ в Ливадии. От Владимира Владимировича - тоже за хорошее дело.

- Но как же вас угораздило долгие годы сотрудничать еще и с Михаилом Ходорковским?

- Большой сукин сын. Был видным комсомольцем, собрал там банду из таких же деятелей и начал шарашить с компьютеров на нефть. Я когда в Моспроекте работал, построил им банк в Филях. Потом заказали мне лицей-интернат «Подмосковный» в Кораллово для детей из многодетных семей. Ходорковский только деньги давал, а всем заведовал его отец Борис Моисеевич, главный технолог завода «Калибр», умный, хороший человек. Михаил - продукт не его воспитания, а эпохи.

Один мой приятель преподавал в Институте марксизма-ленинизма политэкономию. Так вот он рассказывал, что среди его коллег очень много клиентов дурдома. Трудно не свихнуться, когда твоя наука полностью расходится с окружающей действительностью. В отместку эти подонки из ЦК комсомола и ЦК партии и сделали нам капиталистическую революцию. Теперь расхлебываем.